Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Если никогда не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случится, и твоя жизнь так и не начнется.

Автор Тема: Живое Пространство - это по моему, примерно следующее...  (Прочитано 13702 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ursa

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +338/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 719
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 25271
  • - Вас поблагодарили: 4996
  • люблю жить !!!

Все мы являемся частью живого пространства.Той частью которая делает это пространство живым и осознанным.Даже общаясь между собой мы несем друг другу послания от той части пространства которая называется бесконечность не осознавая этого.Поэтому все обиды , огорчения ,переживания не имеют значения для человека ставшего на путь взаимодействия с окружающим пространством.
Записан
Если все время смотреть на запад то не увидишь как всходит солнце

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10201/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 976
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 44583
  • - Вас поблагодарили: 107867
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру

Цитата: admin от 02 Ноябрь 2009, 09:51:58
социум сильно потеснил пространство.

Когда я писал эту фразу, по моему, было ясно написано, что живые тигры остались только в зоопарках.
Ну бродит где-то сотня еще живых тигров - это край. Финиш. Грань вымирания.

  Тут вот какое дело.  Я  тему "Праздники" седне начал... И тему "Боги, духи,сущности дохристианской эпохи".   Зачем?  Ну, затем, что бы мы вспомнили еще один пласт совершенно полноправных жителей...  Они тоже в этом же Пространстве обитают.  И не хотелось бы их игнорировать.  Без них Простраство куцое какое-то, пусть там даже миллион саблезуюых тигров на воле будет, всеравно - видимыми глазу формами жизни оно не исчерпывается. Я воопщето, полагаю, что невидимых нашему глазу форм гораздо больше, чем видимых...  Я про это. 
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

Серый

  • хранитель темы
  • *****
  • Согласие +23/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 137
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 19
  • - Вас поблагодарили: 110

Я воопщето, полагаю, что невидимых нашему глазу форм гораздо больше, чем видимых...  Я про это.
Если их нет в восприятии мозгом, то это не избавляет от ответствености .  Мы в самом деле делим с ними одно пространство. Двух пространств Боливар не вынес бы.
Записан
Серые не дружат с попугаями.

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

Я воопщето, полагаю, что невидимых нашему глазу форм гораздо больше, чем видимых...  Я про это.

Неведомое, то что рядом, то что необъяснимо, людьми или обожествялется. или люди начинают с этим воевать...
Неведомое, то что есть с нами рядом, наши соседи,
связанно со всем также как и все живое.
выходит, что зачемто мы друг другу нужны
и мы им и они нам
только что то в нас стоит барьером
а может этот барьер есть, потому что не готовы?
 но еще вот интересно, что есть какието знания. которые передают эти сущности людям, и как бы оберегают чтоле от того, чтобы была раскрыта их суть...
Зачемто ведь Снежные учат людей, возятся с ними, дают о себе знать Лешии, домовенки,
можно конечно в это не верить отмахнуться и плюнуть
но от этого ЭТО не перестает быть рядом с нами

совершенно случайно несколько дней назад ко мне попала эта книга, и пере до мной открывается какойто невероятный мир
исследователи и колдуны
домовые и Снежные
петешествие в мир животных и насекомых
вот ведь как интересно
все это ведь действительно рядом
и это удивительно и потрясающе
отчего это так спокойно и ровно восприманиется?
у меня от всего этого на голове шевелятся волосы и я начинаю вспоминать какието истории
чьито глаза
чьето присутствиеъвообще словно вспоминает тело что то такое
что точно было, а забылось
книга
Алексей Прийма. Мир наизнанку


Американский исследователь Л. Уотсон, который, в частности, занимался изучением так называемой «филиппинской хирургии». Л. Уотсон видел собственными глазами: сложные внутриполостные операции проводились филиппинскими целителями без применения хирургических инструментов. Тела пациентов безболезненно вскрывались голыми руками, пальцами тех целителей.

«На Филиппинах, – пишет Л. Уотсон, – я столкнулся с довольно тревожным явлением. С истинной преградой. Не с недостатком понимания, идущим от незнания, а с абсолютным запретом на некоторые виды информации.

Например, пациента с металлическим бедром привозят на Филиппины с единственной целью исследовать операционную процедуру и целитель работает до тех пор, пока все присутствующие замечают очертания протеза, и камеры готовы снять фильм, который убедительно докажет, что тело действительно было открыто, – свет внезапно гаснет. Когда врач-исследователь один, без оборудования идет к целителю, он видит сотни психокинетических эффектов. Однако, когда он возвращается с электронной аппаратурой, способной установить вид и количество энергии, – ничего не происходит. Когда целителю удается вынуть камень из мочевого пузыря и экземпляр бережно увозят в Европу, чтобы там сравнить его с рентгеновским снимком, – он исчезает из запечатанной банки.

Это не отдельные неудачи, от которых можно отмахнуться – продолжает Л.Уотсон. – Они взяты из длинного ряда случаев, к которому невольно причастен каждый, кто когда-либо пытался ис – ' следовать филиппинский феномен. Об операциях можно снимать фильмы, но нельзя сделать ни одной картины, которая окончательно и однозначно доказала бы их реальность. Можно проводить эксперименты, но, прежде чем они достигнут необходимого для академической науки уровня, что-то всегда случается.

С научной точки зрения ситуация абсурдна, однако она характерна не только для Филиппин. Сравнивая свои записи с заметками тех, кто работал в других частях света, я узнал о домовых, которые, затемняя обстоятельства происходящего, включаются в игру всякий раз, когда исследователь устанавливает аппаратуру, о бесценных магнитофонных записях, которые сгорают накануне воспроизведения, о важных свидетельствах, исчезающих без следа.Можно считать все это совпадением или же промахами экспериментаторов, пока лично не познакомишься с этими людьми. Никто из них не страдает некомпетентностью и не является параноиком, никто не заинтересован в путанице, все они хотели бы получить простой и прямой ответ – на свой вопрос. Но независимо от нашего желания о некоторых вещах, возможно, ничего нельзя узнать. По крайней мере при нашем современном подходе.

Поэтому, – пишет далее Л.Уотсон – мы пытаемся найти новые и менее прямые подходы, но, вероятно, есть черта, которую мы в данное время не можем переступить.


Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

Г. Честертон когда-то заметил, что одно дело удивляться горгоне или грифону – фантастичес-. ким существам, которых в природе не существует, а другое дело удивляться носорогу или жирафу, которые встречаются в природе, но выглядят так, словно попали в наш мир из волшебной сказки.
Чувствовать странность всего, что окружает нас, означает каждый раз по-новому видеть самые обычные вещи.

Удивление – изумительная штука! Способность удивляться относится к числу самых существенных качеств, которые отличают человека от других животных, а разумных и проницательных людей – от идиотов. Эта способность является движущей пружиной развития нашей цивилизации.

Ты удивился чему-то. А потом задумался, удивившись. И, задумавшись, пытаешься осмыслить то, чему удивился. Такая попытка – уже акт творческого мышления, шажок в сторону умственной штурмовой атаки на удивившее тебя…

Удивление – ключ к постижению мира.

В природе, однако, имеются факты, удивительность и необычность которых выходит, к сожалению, далеко за пределы человеческого понимания. При столкновении с такими фактами наш здравый смысл может оказаться вывернутым наизнанку и поставленным с ног на голову.

Тем не менее вопреки здравому смыслу подобные факты существуют, наличествуют в реальной жизни, совершенно загадочные в своей полной, с позиции того самого здравого смысла, невероятности.

Вот вам повод к тому, чтобы поудивляться в свое удовольствие, – пример очень сложной, вполне разумной деятельности, почерпнутый из жизни простейших существ на Земле.

14 июня 1988 года в «Комсомольской правде» была опубликована статья Ю. Рылкина, сотрудника Томского политехнического института. Автор статьи пишет: «Однажды я отдыхал в прекрасном городе Гагры. Как-то вечером хозяйка, у которой я жил, со страхом показала мне на мощеный пол дворика, по которому ползла здоровая улитка без панциря. У нее были черные глазки, большие усики и липкая морщинистая кожа. Улитка ползла медленно, оставляя за собой блестящий слизистый след. Он начинался… с середины дворика! Хозяйка почему-то шепотом рассказала, что эти существа, как привидения, появляются неожиданно и уходят непонятно куда. Я успокоил ее: странная улитка называется слизевик… Человек не способен увидеть его, если слизевик находится в обычном состоянии!»Ученый В. Псаломщиков, комментируя рассказ Ю. Рылкина, указывает на то, что биолог заметит в рассказе ряд мелких неточностей, но Ю. Рылкин в общем и целом хорошо описывает поведение столь необычного существа. Оно называется слизевиком, потому что внешне похоже на слизня, хотя на самом деле слизнем не является.

Автор статьи пишет далее: «В своем обычном состоянии слизевик распадается на множество самостоятельно передвигающихся клеток размерами в сотые доли миллиметра каждая. Эти клетки разбегаются на значительные расстояния, но в случае опасности одна или несколько клеток выделяют вещество акразин, что служит Сигналом «Все – ко мне!». Амебы сползаются, образуя живой организм, который выглядит червеобразным слизняком. Передвигаясь как гусеница, слизевик находит пень или любое сухое место и на глазах наблюдателя превращается в… обычный гриб на тонкой ножке! Когда опасность проходит, гриб вновь превращается в слизевика, который затем распадается на отдельные клетки и исчезает».Вот такие невероятные существа могут встретиться на нашей Земле! Упоминавшийся В. Псаломщиков сообщает, что латинское название этого существа «миксомицет диктиостелиум».

Его отдельные клетки-амебы отличаются не меньшей сообразительностью, чем все их единство вместе взятое. Биологи были крайне озадачены, проводя со слизевиком различные эксперименты. Выяснилось, что его каждая ничтожная клетка-амеба обладала «разумностью», по крайней мере, муравья. Если на пути клеток-амеб, спешащих на свой «сборный пункт» по сигналу «химической тревоги», поставить перегородку, они будут форсировать ее, взбираясь одна на другую, и доберутся до места назначения.

Если на их пути поставить «ров» миллиметровой ширины, который в сотни раз больше их собственных размеров, они сцепляются между собой и образуют живой мост, по которому продолжается их путь. Затем «мост», разбираясь поклеточно, тоже переползает через ров, и вся компания клеток-амеб вскоре дружно собирается в единый организм – в слизевика.

 
 
 
Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

все это рядом с нами
удивительное. невероятное, словно протягивая себя, показывая все это, мир пытается расшатать нас
пробудить

Рыба горчак семейства карповых, широко распространенная в реках России, подплывает во время своего размножения к пресноводному двустворчатому моллюску, тоже вполне заурядному обитателю российских рек. Рыба впрыскивает в жаберную полость моллюска свою икру. В ту же самую секунду моллюск впрыскивает, в свою очередь, в жаберную щель рыбы своих зародышей. В результате зародыши рыбы живут первое время, развиваются в жаберной полости моллюска. А зародыши моллюска делают тоже самое в жаберной щели рыбы.

Таким образом, два принципиально разных вида живых существ партнерствуют в размножении!

«Факт фантастический, – пишет на сей счет ученый М. Тар-таковский, – но вовсе не исключительный. Поистине невероятных совпадений в природе сколько угодно. Рак-отшельник не только отыскивает оставленную кем-то раковину, но и водружает на нее в качестве своего «защитного оружия» актинию со стрекательными ядовитыми способностями. Всем известный лишайник – это странный малопонятный симбиоз гриба и водоросли. Светящиеся бактерии, поселившиеся в специальных железах глубоководных рыб, позволяют тем рыбам видеть в кромешной тьме… А повсеместная сопряженность цветковых растений и опыляющих насекомых!… Какой чудовищно невероятной должна выглядеть встречная эволюция ничуть не родственных друг другу групп, чтобы вот так невероятно совпасть!»

У разных видов орхидей цветы самые разные, имеющие тысячи форм и расцветок. Но вот удивительная вещь: у каждого цветка имеется свое строго определенное насекомое-опылитель.
Так, например, у одной из бразильских орхидей нектар помещается на дне трубочки почти в треть метра длиной. Ученые долго не могли поверить, что есть на белом свете насекомое с хоботком такой совершенно немыслимой длины – тридцать сантиметров. Оказалось, такой хоботок имеется у сумеречной бабочки из породы сфинксов. Он свернут у нее тугой спиралью… Спрашивается, каким образом в ходе эволюции возникло столь фантастическое «сопряжение» бабочки и цветка? Зачем в ходе эволюционного «самосоздания» такого «сопряжения» нужно было удлинять до тридцати сантиметров тончайший хоботок у бабочки? С точки зрения элементарного здравого смысла самый естественный и простой выход тут должен был быть, казалось бы, иным. Конкретно: укоротиться в ходе эволюции в длину трубочке с нектаром…

Так нет же! Не трубочка у орхидеи укорачивается, а удлиняется у бабочки хоботок.
 
 
 
Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

многобуков
чиво поделаешь
но пришло это все ко мне
очень хотелось поделиться с вами
 
меня это потрясло
удивило
но это еще не все  :)

Американский ученый. Л. Лики длительное время занимался изучением жизни маленьких древесных жуков, обитающих в джунглях Южной Америки. Эти крохотные твари впервые привлекли к себе его самое пристальное внимание после одного удивительного происшествия.

Однажды Л. Лики увидел в джунглях красивый цветок, похожий на лилию. Ученый коснулся рукой ветки, намереваясь сорвать с нее цветок. А тот вдруг рассыпался на кучу мелких насекомых! Через несколько минут насекомые переместились на другую ветку, вскарабкались на спины друг друга и вновь стали прекрасным цветком, который в форме именно-таки цветка в принципе не существует в природе.

Некоторые из насекомых были зеленые. Некоторые – наполовину зеленые и наполовину розовые, а другие – ярко-розовые. Они расположились на древесной ветке так, что выглядели как розовый цветок с зеленой сердцевиной…

Энтомолог Д. Фарб, современник Ч. Дарвина, попросил в личной беседе с последним, ехидно посмеиваясь, объяснить ему с позиций дарвинистской гипотезы о происхождении видов пример с французской осой, одной из многих разновидностей насекомых такого вида. Эта оса заготавливает пищу для своих личинок, жаля гусениц прямо в их нервный центр и тем самым парализуя их. Оса должна быть абсолютно точной, фантастически точной, поскольку если она ужалит слишком глубоко, то убьет гусеницу и сделает ее непригодной в пищу для своих личинок. А если оса не сможет ужалить гусеницу достаточно глубоко, то та вскоре «очнется» от своего кратковременного «обморока», находясь в этот момент уже внутри осиного улья. Очнувшись, она начнет извиваться там и убьет, крутясь из стороны в сторону, все подряд осиные личинки в улье.

Отсюда Фарб делает совершенно правильный вывод, что оса первое время должна была много учиться своей уловке – умению попадать жалом в нервный центр гусеницы с точностью до сотых долей миллиметра. Кроме того, она должна была каким-то образом научиться передавать это знание своим детям. Вид не смог бы выжить, не передавая свою поразительную способность по наследству.

А. Харди, профессор зоологии в Оксфорде, Англия, описывает даже более странный феномен.

Плоский червь, имеющий в этимологии название «микросто-мум», обладает уникальной оборонительной системой. Он питается полипами гидры, несмотря на имеющиеся у них ядовитые стрекательные клетки. Когда гидра переваривается, жгучие клетки скапливаются внутри желудка червя. Затем другие клетки, изначально принадлежащие самому червю, переносят их на спину червя – ну, совсем как рабочие носят кирпичи. Там, на спине, стрекательные жгучие клетки, «позаимствованные» червем у гидры, хранятся, как орудия, готовые немедленно выстрелить жгучим зарядом в любого врага, приближающегося к червю.

Удивительная подробность: жгучие капсулы не разрываются, когда червь пожирает гидру. Но самое удивительное – на грани фантастики! – тут в другом. Оказывается, червь не ест гидру лишь ради пропитания. Вокруг него существует немало других малых живых существ, которых червь поедает, чтобы утолить свой голод. А вот зато гидру он пожирает ради совсем других целей. Он ворует у съеденных им гидр их «стрекательные бомбы». Как только червь наберет достаточное количество «бомб» на собственной спине, он перестает трогать гидр, даже если голоден.


Пчелы, например, доводят сложные абстрактные понятия до сведения других пчел с помощью так называемого «языка танца в воздухе». Биолог В. Сергеев дает описание «языка танца».
«Вернувшись в улей, – сообщает он, – сборщица меда рассказывает своим подругам, где и что она нашла. Она танцует в воздухе простой круговой Танец, если цветущие растения находятся недалеко. Подруги, пристроившись к ней сзади, повторяют ее движения. И, исполнив два-три па танца, то есть повторив «вслух» полученные указания, они отправляются на сбор нектара.

Когда цветущие растения находятся далеко от улья, пчела дает более детальные указания, сообщая о направлении, по которому следует лететь. В этом случае она танцует виляющий танец – восьмерку. Если сборщица исполняет его на прилетной доске у входа в улей, то средняя прямая часть восьмерки составляет с солнцем угол, под которым следует лететь, чтобы найти корм.

Чаще танцы происходят в темноте внутри улья, на вертикально расположенных сотах. Если пчела, танцуя, пробегает прямую линию восьмерки – снизу вверх, то лететь следует по направлению к солнцу. Если сверху вниз – от солнца. А если под углом к вертикально расположенным сотам, то лететь за кормом следует под таким же углом к солнцу.

Виляющий танец дает пчелам указание и о том, как далеко расположен корм. Если за 15 секунд танца пчела делает десять прямолинейных пробегов внутри восьмерки, то до корма – 500 мет – i ров. Если шесть пробегов, то – один километр. Ну а если один;

пробег, то – 10 километров. А о том, что нашла сборщица, рассказать еще легче. Просто она дает попробовать подругам нектар или пыльцу, собранные ей…»

Из всего рассказанного про пчел вытекает, что эти насекомые ориентируются в основах такой науки, как геометрия! Они передают друг другу наполненные смыслом, сугубо абстрактные сообщения.


Описанные процессы – еще одна цепочка знаков Неведомого, режущая человеческий взор.

Где– то близко, очень близко рядом с нами обретается тот великий таинственный незнакомец, который придумал перечисленные выше процессы и потом сделал так, что они стали явлениями реальной действительности, способными ошарашить любого человека, обладающего здравым смыслом.

Пчелы, знающие основы геометрии!… Такое явление природы вздыбливается перед нашим здравым смыслом подобно идеально гладкой, многометровой стене, абсолютно для него непреодолимой.
 
 
 
Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

Но самыми удивительными, из ряда вон выходящими существами в мире букашек оказываются на поверку не пчелы и не жуки, а термиты и муравьи. По мнению немецкого профессора Р. Грассе, посвятившего почти всю свою жизнь изучению их поведения, они являются «категорически невозможными продуктами процесса эволюции».

В случае термитов и муравьев мы сталкиваемся со многими приметами деятельности развитой «цивилизации», обладающей достаточно высоким интеллектом. Как и человеческая цивилизация, «общество» термитов и «общество» муравьев четко разделены на группы по производственным признакам, интересам.

Термиты живут под землей или над землей в сооруженных ими из земли термитниках, которые прорезаны вдоль и поперек многочисленными галереями. Они не выносят солнечного света. Их нежные тела лишены окраски, бледны как призраки. Люди иногда называют термитов «белыми муравьями». Однако это не муравьи, а совсем особенные насекомые. Их наиболее близкими родственниками являются тараканы.

Внутреннее устройство термитника удивительно хорошо приспособлено к многообразной и сложной жизни «государства» термитов. В глубине обиталища находятся «королевские апартаменты», внутри которых замурованы «король» и «королева», то есть самец и самка. Рабочие термиты заботливо содержат в чистоте как сами «апартаменты», так и их постоянных обитателей. По узеньким коридорчикам они выносят отсюда яйца, непрестанно извергаемые самкой.

Термитники – настоящие шедевры строительного искусства. Они обязаны своим происхождением многочисленной касте рабочих, которые, к слову сказать, слепы от рождения. Слепые букашки строят различные части термитника с настолько изумительной точностью, что создается впечатление, будто они работают по единому, заранее разработанному плану. Мысль о том, что между отдельными рабочими существует некая сложная система связи, которая позволяет им координировать свой труд, приходит в голову совершенно естественно.

Вопрос о причинах организованности труда термитов был поставлен уже давно, но никакого удовлетворительного ответа на него не было получено. Одна из величайших загадок природы так и осталась по сей день неразгаданной тайной, будоражащей умы биологов.

Вот поразительная вещь: в каждом термитнике имеется своя особая каста, многочисленная группа насекомых, которая занимается сельскохозяйственными работами. Термиты разводят грибы! А дальше начинаются в повседневной жизни термитов совсем уж натуральные чудеса.

Взрослые термиты – рабочие и солдаты – грибов не едят вообще. Им достаются продукты грибного меню, полупереваренные другими термитами. Наука доказала точно: все обитатели термитника – и личинки, и рабочие, и солдаты, и крестьяне-огородники, и самец с самкой – представляют собой, по сути дела… один общий кишечник, разделенный лишь в пространстве на отдельные отрезки, заключенные в теле каждого термита. Любой кусочек пищи не переваривается полностью в кишечнике только одного какого-нибудь термита. В виде отрыжки, выпота на брюшке и других выделений пища, словно эстафета, передается от одного термита к другому. Поэтому в термитнике нет сытых и голодных. Одним обедом здесь насыщаются попеременно все.

Мечта К. Маркса о коммунистическом обществе, где не будет сытых и голодных, сбылась задолго до появления основоположника коммунизма на белый свет. Она сбылась… на уровне термитника! (  :D  :D :D :D )

Итак, термитник – это просто сплошной «коммунистический» кишечник, «трубка». Существо, называемое термитником, тем только и занимается, что все время поглощает и переваривает пищу. Попутно оно демонстрирует нам самые разнообразные уникальные проявления своего «группового разума»…

Разведением грибов на подземных плантациях занимаются и муравьи. Причем делают они это по всем правилам передовой агрономической науки!

Сауба – так называют бразильцы очень вредных муравьев. Острыми челюстями муравьи-листорезы, взобравшись на деревья, перерезают черешки листьев. Внизу ждут добычу муравьи-раздельщики. Они вырезают из листьев почти круглые пластинки, а их тут же подхватывают муравьи-носильшики и тащат свой груз в гнездо.

В муравейнике имеются тЫсячи полусферических подземных комнат. Центральная камера – резиденция матки… Носильщики тащат свой груз не в резиденцию, а в другие помещения и передают их там другим муравьям, рубилыцикам, которые крошат листья на мельчайшие кусочки. Вслед за этим появляются муравьи-садовники. Они переносят зеленую массу в соседние камеры и засевают на ней кусочки грибов.

Когда появляется грибная поросль, садовники подрезают своими острыми челюстями народившуюся поросль. Обыкновенные грибы со шляпками и на ножках не нужны им. На концах обкусанных грибных нитей появляются большие некрасивые наплывы, богатые белком. Эти удивительные плоды представляют собой, по сути дела, самостоятельно выведенную муравьями пищевую культуру! Муравьи сами питаются ей, а также кормят этой культурой личинок и матку.

У муравьев очень сложное и образцово поставленное производство. И каждая из букашек отлично знает свое дело. Никто ничего не забывает, не ленится, не мешает другому. Каждый муравей, как равный, пользуется плодами общего труда… Здесь – коммунизм в чистом виде!

Американский ученый А. Сандерсон входил в группу исследователей, которые занимались изучением жизни муравьев вида агта, обитателей американских тропиков.

«Если бы человек мог овладеть знаниями, – пишет А. Сандерсон, – которыми крохотные муравьи владеют миллионы лет, мы бы уже через несколько лет достигли самых дальних звезд! Да, похоже на то, что обычные насекомые придумали систему те-лепортации, которая, если ее понять, могла бы одним прыжком доставить нас к звездам. Атта придумали и кое-что еще, в чем они нас опережают на голову. Это «кое-что» настолько невероятно, что почти не поддается нашей логике. Короче, это определенно система сознательной телекоммуникации, а возможно, и вполне развитая, работающая система телепортации!»

Далее я перескажу своими словами по возможности кратко основные положения многостраничного отчета А. Сандерсона о наблюдениях за поведением муравьев атта.

В основе цивилизации атта лежит сельское хозяйство. Оно заключается в выращивании мелких грибков, которые высаживаются в рассадниках из обрезков листьев. От муравьиной матки идут непрерывным потоком яйца. Муравьи-«сиделки» занимаются работой, которую так и хочется назвать осмысленной. Они способствуют выведению самых разных типов муравьев в нужном для всего муравейника количестве, строго контролируя число сходящих с их «конвейера» муравьев-крестьян, муравьев-рабочих и так далее.

От муравейника расходятся радиальные дороги. По ним снуют потоки муравьев – пустые идут из муравейника наружу, а навстречу им спешат крохи, нагруженные кусочками листьев.

Как– то раз А. Сандерсон и его коллеги стали свидетелями самой настоящей дорожной пробки. На одну из дорог атта свалился крупный сучок. Два бегущих навстречу друг другу потока муравьев мгновенно смешались возле упавшего сучка в «кашу». Внезапно среди них появилось несколько более крупных муравьев-«полицейских». Они довольно быстро расправились с возникшей дорожной пробкой, и два потока муравьев вновь потекли по дороге в обе ее стороны.

И вот тут-то пришла на ум А. Сандерсону мысль: откуда взялись там так быстро муравьи-«полицейские», которые обычно расходятся на многие метры друг от друга влево и вправо от дороги, охраняя ее?Учеными был поставлен эксперимент.

Они возвели высокое препятствие на муравьиной тропе, потом засекли время и стали ждать, чем их затея окончится… Внезапно, как из-под земли, появился муравей-«полицейский». Еще через пару минут примчалось сразу несколько «полицейских». Они изучили преграду на дороге и, видимо, сообразили, что сами не смогут справиться с ней.

Неожиданно на дороге, ведущей от муравейника, появилась фаланга «полицейских». Они шли шеренгами по десять муравьев в каждой – шеренга за шеренгой, «плечом к плечу». Муравьи-«полицейс-кие» быстро организовали из других муравьев бригады по очистке старой дороги и одновременно для прокладки нового обходного пути.

Ученые провели сложные расчеты, учитывая все возможные обстоятельства. В конце концов они пришли к выводу, что сообщение о возникновении затора на дороге поступило в муравейник с совершенно ошеломительной скоростью. Фактически оно поступило в ту же секунду, когда появилась на дороге самая настоящая дорожная пробка.

А. Сандерсон пишет: «Следовательно, у атта есть телекоммуникационная система. Атта могут передавать информацию на расстояние в две-три мили, причем передача информации происходит со скоростью, во много раз превосходящей разрешающие способности любых механических устройств, если бы таковые вообще имелись у муравьев».

Следующее и еще более невероятное наблюдение, касающееся атта, вообще не поддается объяснению. Это возможность телепортации, или мгновенного перемещения того или иного тела на большие расстояния сквозь твердое вещество – например, землю – с одного места на другое. А. Сандерсон называет этот феномен «мгновенным переносом». Он заявляет: «У нас есть все основания полагать, что, возможно, телепортация является неотъемлемой частью жизни атта».

Матки атта – гигантские женские осо.би. Для защиты матки рабочие муравьи сооружают бетонную камеру, настолько прочную, что разрушить ее можно только при помощи тяжелого лома. В нижней части камеры есть ряд небольших отверстий для входа и выхода подносчиков пищи, для вывода экскрементов матки, а также желобы для яиц, беспрерывно выделяемых ею.

Вот здесь мы и сталкиваемся с невероятной, прямо скажу, проблемой.

Если добраться до камеры, в которой находится матка, и осторожно срезать ее боковую часть, то вы увидите, что всю камеру занимает большое насекомое. Вскрыв такую камеру, А. Сандерсон и его коллеги пометили матку тонкой струйкой краски из пульверизатора.

Пока камера оставалась прикрытой сбоку куском стекла, ничего не происходило. Матка продолжала бурно откладывать яйца, будучи ярко окрашенной. Однако стоило ученым прикрыть на несколько минут брезентом прозрачную стеклянную стенку камеры, как тут же происходило нечто небывалое. Брезент удалялся в сторону, и ученые, к собственному изумлению, обнаруживали, что камера оказывалась пустой. Матка исчезла из нее!
Дальнейшие многотрудные раскопки и поиски в том же самом гигантском муравейнике, длившиеся несколько часов, ошарашивали всех их участников. В нескольких десятках метров от места исчезновения матки обнаруживалась еще одна сверхпрочная бетонная камера, взявшаяся там невесть откуда. А в ней сидела та же самая матка со всеми своими «опознавательными знаками», нанесенными ранее на ее тело с помощью краски из пульверизатора. Она великолепно чувствовала себя, принимала пищу и откладывала яйца!

Эксперимент был повторен несколько раз на разных муравейниках и с разными матками атта. Каждую новую матку окрашивали из пульверизатора, нанося метку на нее в виде всякий-раз весьма причудливого, хорошо запоминающегося узора. И всякий раз матка исчезала из камеры. При этом всегда соблюдалось в высшей степени странное «условие»: человеческий глаз не должен был видеть момент и процедуру ее исчезновения. Сколько ни пялились ученые на матку сквозь стекло, заменившее собой боковую стенку ее камеры, матка тихо-мирно сидела на своем месте. Но стоило ученым отвернуться на мгновение в сторону либо прикрыть стекло любым непрозрачным предметом, как матка из камеры тут же исчезала. Опять проводились продолжительные поиски в муравейнике. И опять новая бетонная камера со все той же помеченной краской маткой обнаруживалась в десятках метров от места прежнего пребывания матки.

Поневоле приходится предположить, что атта, обладающие развитой системой телекоммуникации, создали также систему теле-портации самых важных членов своего общества. Система теле-портации срабатывает только в экстренных случаях.
 
 
Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

Живое пространство для меня это взаимосвязь всего со всем
это живые ниточки и невероятная гармония,
пронизанная какимто единым духом чтоле
живым дыханием
жизнью во всем.
гармония и невероятная красота и многообразие мира.
где каждая частичка связанна со всем остальным миром,
ритмом,периодами, настроениями Земли.есть какая то удивительная во всем стройность,
целостность...


Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

это еще не все  :P

Колдуны – это очень серьезно

«Испокон веков люди побаиваются своих собратьев, наделенных колдовскими чарами… Колдуном или ведуном называют того, кому ведомы заветные заговорные слова и кто умеет пользоваться ими на практике», – пишет известный русский фольклорист прошлого века С. Максимов.

Его современник, другой крупнейший русский фольклорист девятнадцатого века А. Афанасьев дает такой комментарий к понятию «заговорное слово»: «Могущество заговорного слова безгранично. Оно управляет стихиями, вызывает громы, бурю, дожди… может творить урожаи и бесплодие, умножать богатство, плодить стада и истреблять их чумною заразою, даровать человеку счастье, здоровье, успех в промыслах и подвергатьего болезням. Оно может прогонять от хворого болезни и насылать их на здорового, зажигать в сердце девицы и юноши любовь или охлаждать пыл взаимной страсти, пробуждать в судьях и начальниках чувство милосердия, кротости или ожесточения и злобы, давать оружию меткость, заживлять раны, останавливать кровь… Короче сказать, слово это может творить чудеса, подчиняя воле заклинателя благотворные и зловредные влияния всей обожествленной природы».

В начале нашего века в одном петербургском журнале были, опубликованы воспоминания некоего мужчины средних лет.

«Однажды, – пишет автор воспоминаний, – будучи двенадцатилетним подростком, мне довелось быть свидетелем выведения клопов из квартиры с помощью заговора. В то время наша семья жила на деповской станции Забайкальской железной дороги. Верстах в пятнадцати от станции на путевой казарме проживала знакомая нам семья артельного старосты путевых рабочих.

Как– то моя мать и ее подруга решили поехать туда за ягодами. Взяли с собой и нас, четырех ребят.

Приехали мы под вечер, засветло поужинали, легли спать, предполагая рано утром пойти в лес. Хозяйка постелила нам в комнате на полу, а ее семья ушла спать на сеновал. Однако спали мы недолго, так как нас атаковали клопы. Проснулись мы, зажгаи свет – и ужаснулись! Такого количества клопов я больше никогда в жизни не встречал. Они сыпались с потолка как дождь и расползались кругом.
Мы вышли во двор, и хозяева проснулись от нашего разговора. Хозяйка сказала своему мужу:

– Давно говорила тебе привести Митрича. Утром иди к нему обязательно!

Переспав в летней кухне под навесом до восхода, мы пошли в лес. Вернулись назад с ягодами часа в три дня. А вскоре пришел и Митрич. Это был бородатый старик. Жил он в деревне в одном или полутора километрах от казармы и был известен тем, что умел выводить клопов и тараканов.

Он попросил березовый веник, которым метут пол, но не новый, и вошел в квартиру. Нашептывая какие-то слова, стал обходить комнату и кухню, тыкая при этом веником в углы и вдоль плинтусов. Затем поставил веник у косяка входной двери в кухню, закрыл дверь и сказал, чтобы часа через три веник выбросили. Хозяйка дала ему в благодарность узелок, и он ушел. По истечении указанного времени открыли дверь и увидели, что веник шевелится от клопов. Это была живая масса, напоминавшая пчелиный рой. Хозяйка вынесла его и сунула в горящую плиту летней кухни. А вечером товарным поездом мы поехали домой».

Врач К. С. Уваров из Ростова-на-Дону рассказал летом 1999 года в ходе личной беседы со мной историю о том, как его родная бабушка по отцовской линии «заколдовывала змей».

– Был я тогда малолетним мальчишкой, – начал свой рассказ он. – Наша семья жила в поселке в калмыцких степях на юге России. Степи были почти безводные. Их почва состояла почти

сплошь из солончака… Знаете, что такое солончак?

– Знаю, – ответил я. – К слову сказать, в этих ваших калмыцких степях мне тоже доводилось бывать. Дважды. Жуткие места, доложу я вам!

– Да. Жуткие, – согласился со мной с тяжким вздохом Уваров. – Почти все время дует шквалистый сильный ветер. Растительность – скудная. Ну а змеи водятся в тех степях прямо-таки в невиданных количествах!… В нашем поселке каждая семья, жившая крайне скудно, имела небольшое подсобное хозяйство. Огород, куры, бараны… Для кур всегда отводился отдельный загон, где они толклись все лето напролет каждый год.

Я спросил:

– Почему отводился для кур специальный загон?

– Для защиты от змей, живущих в степях. Загон был окружен плотной, глубоко закопанной в землю оградой из досок – без щелей. И тем не менее змеи с настырным постоянством прорывали под оградой норы и проникали по ним в загоны, где паслись в нашем поселке куры. А там они набрасывались на кур, убивали их, потом пожирали. Особую страсть питали змеи к цыплятам… Эти змеи были бы сущим проклятием для всех жителей поселка, если бы не моя бабушка. Она умела «заклинать змей».

– Как же она их «заклинала»? – недоверчиво улыбаясь, поинтересовался я.

– А вот как. Срезала с куста длинную и достаточно толстую ветку, более или менее прямую. Очищала ее от мелких веточек и листьев. Потом загоняла всех кур в курятник. Очерчивала той длинной веткой небольшой круг на земле внутри куриного загона. И втыкала ветку строго в центр этого круга. Затем она выходила из загона, закрывала за собой калитку и подзывала меня к себе, если я обретался где-то поблизости.

– Выходит, все, что происходило потом, вы видели собственными глазами?

– Именно собственными. Причем неоднократно! Бабушка придвигала к калитке табуретку, я влезал на нее и смотрел поверх закрытой калитки в загон. Из нор начинали выползать на поверхность земли змеи. Много змей. Все они, как загипнотизированные, ползли к ветке, воткнутой в землю в центре круга, начертанного бабушкиной рукой. Змеи лезли по этой ветке вверх, свиваясь на ней кольцами в большие змеиные гроздья. Когда ветка оказывалась вся обвитой клубком змей, бабушка звала моего отца. Тот входил в куриный загон с плотным мешком в руках. Надевал мешок сверху на ветку со змеями, затем переворачивал его вместе с палкой, выдернутой из земли, горловиной вверх и стряхивал весь клубок змей с палки в мешок. Отец уносил мешок куда-то на задворки дома и там сжигал змей, облив их керосином, в заранее приготовленной для такого дела яме… А бабушка чертила в загоне своей веткой новый круг на земле.
– Зачем?

– Но ведь не все же змеи успели повылезать из своих нор, – пояснил мой собеседник. – Многие из них еще оставались ползать где-то под землей. Все они вместе все равно не уместились бы на палке, втыкаемой бабушкой в центр круга, на земле… Бабушка опять втыкала в центр нового круга все ту же ветку. И но-. вые змеи облепливали вскоре ее шевелящимся клубком. Затем снова появлялся мой отец с мешком в руках… И так повторялось несколько раз подряд, покуда не были переловлены все змеи, обосновавшиеся в своих подземных норах под куриным загоном и, по всей видимости, вокруг него… Бабушка пользовалась большой известностью в нашем поселке. Едва наступала весна и приходила пора выгонять кур и цыплят в их загоны, все подряд жители поселка обращались к моей бабушке за помощью. А она не отказывала никому. Так что куры, проживавшие в поселке, оставались у всех его жителей в целости и сохранности.

– Как ваша бабушка осуществляла этот свой колдовской «трюк»?

Уваров неопределенно пожал плечами.

– Не знаю, – сказал он. – На все мои расспросы, каким образом удается ей «заклинать змей», бабушка отвечала молчанием, хмурясь и сердито поджав губы…

Давайте теперь сравним рассказ врача К. С. Уварова с сообщением, записанным в Сибири видным современным фольклористом В. Зиновьевым, ныне покойным. Запись была сделана в 1969 году.

Рассказывает глубокий старик Г. В. Пешков из города Нерчинска Читинской области:

«Это было еще в годы Гражданской войны.

В одной деревушке прильнул я, человек пришлый, к одному деду. А он командует мне:

– На покос поедешь со мной сено косить.

– Ну, хорошо. Поедем.

Люди в деревнях жили еще единолично тогда. Колхозов пока что не было.

У этого старика имелись две лошадки. Привез он меня в одно совсем гиблое место. У них там большой овраг был… Никто туда не заходил. Боялись люди. Змей там было очень много. А я и не знал тогда про это… Ну, приехали. Остановились и давай косить. А косили руками, кривыми косами-литовками.

Я стал косить, смотрю, а там змея ползает. Гляжу, в другом месте еще одна змея ползает. И в другом тоже – змеи. Всюду – змеи! Я просто ужаснулся!

Говорю деду:

– Как же это так? Одни змеи кругом. Косить никак невозможно.

– Ничего, – говорит он в ответ. – Ты только не трогай их, не руби. Где уж коса нечаянно по змее попадет, то и шут с ней.

Пусть не лезет. Вот так.

Вечером сделали мы с дедом балаган, поужинали. Я укладываюсь потом на телегу спать, а не в балагане. Боюсь, съедят меня эти змеи. Они же прямо кругом так и ползают!

Дед говорит:

– Не ложись, дурак, на телеге. Ни одна из них все равно не тронет тебя.

Ну, уговорил он меня. Улегся я рядом с ним в балагане. Лег, а уснуть не могу. Верчусь… Вдруг чувствую, одна змея подползла ко мне и за ногу меня укусила. За большой палец. Я вскочил и заорал как лихой-благой.

А дед говорит мне:

– Ничего, ничего! Успокойся, успокойся! Темно уже было, ничего не видно. Чувствую, дед пощупал мой укушенный палец, почертил его крест-накрест своим пальцем, помял.

– Ничего страшного, – говорит. – Считай, это как будто комар укусил тебя…

Нога болеть перестала, а я спать боюсь. Почти и не уснул в ту ночь, дожидаясь утра. Не могу уснуть. Боюсь, и все тут. Старик утром встает и говорит:

– Разжигай костер.

А там на косогорчике рос мелкий кустарничек. Дед взял ножик, пошел в этот кустарник, срезал там тоненькую осиновую веточку, но длинную. Завострил ножиком ее кончик… И вот вышел он туда, где мы с ним все уже выкосили. Сперва начертил осиновой веточкой кружок на земле, а потом воткнул в серединочку кружка эту веточку.

Я спрашиваю у него:

– Ты что, дед, делаешь?

– Ладно, – бурчит, – подожди. Сам увидишь, что будет.

И вот я смотрю, с самых разных сторон катятся, точно россыпь какая-то, змеи. Все к этой палочке катятся ср всех сторон! Только трава шуршит! Я ужаснулся, увидев такое. Просто уже и не помню, как очутился на телеге. Со страху залез на нее…

А дед, вижу, срезал прутик, жиденький, тоненький. И стоит с этим прутиком в руках. Ждет. Ну, а та змея, которая укусила меня и которая, значит, виноватая, позади всех змей тянется. Последней приползла.

Дед ей командует:

– Подходи, подходи. Что, боишься?

Потом сделал он нечто непонятное. И все змеи тут же разбежались, расползлись в разные стороны. А эта – виноватая – осталась. Дед подошел к ней и давай ее прутиком стегать. Она, вижу, вся вьется колесом, привскакивает, а не убегает от деда никуда… Тот постегал ее прутиком, постегал.[/
b][/i]

– Ну, – говорит мне, – ладно!… Пойдем теперь чай пить.

Приходим к костру чай пить. А я издали тяжу, та змея, которая провинилась, все крутится на земле возле веточки, воткнутой дедом.

Дед вскоре опять свой прутик взял и пошел к змее. И опять давай. ее стегать, стегать… Потом он вернулся, мы попили чаю и пошли опять косить. Прокосили до обеда. Приходим назад, сели обедать, а она все возле той воткнутой в землю веточки ползает. Тут меня совсем уж полная жуть взяла! Думаю, все равно съедят меня здесь эти змеи! И вот я, не докушав свой обед до конца, удрал оттуда.

Крикнул старику:

– Уйду, дедушка! Не буду здесь больше косить!

Так и удрал от него, от этого старика.

Вот такая история».

В обоих приведенных примерах «заклинания змей» есть общие черточки, которые сами бросаются в глаза. И в первом, и во втором случае используется однотипная колдовская технология: срезается с куста веточка, которой очерчивается на земле «магический круг», затем в центр круга втыкается все та же веточка. При этом не произносится никаких специальных «заговорных слов». А потом происходит нечто, напоминающее волшебную сказку.

Подчиняясь приказу, непонятно каким образом отданному колдуном или колдуньей, змеи начинают сползаться со всех сторон к «магическому кругу» с веточкой, торчащей в его центре.

Ну а история про «провинившуюся» змею, укусившую человека за ногу и потом самолично явившуюся принять от колдуна-деда заслуженную порку за содеянное ею, вообще обретается на грани почти полной фантастики. Здесь отмечается факт не взаимодействия колдуна со змеями вообще, а взаимодействия с совершенно конкретной змеей, которая сама является на процедуру ее наказания!… Напрашивается единственно возможное, по-моему, объяснение всей этой змеиной чертовщины.

Психические поля сибирского колдуна-деда и бабки-колдуньи из калмыцких степей работали какое-то время в неведомом нам режиме на «одной волне» с электромагнитным полем, излучаемым змеиными мозгами. И колдун, и колдунья не просто вступали в контакт с этим полем на уровне обнаружения его где-то в пространство. Оба они умудрялись каким-то хитроумнейшим образом оказывать управляющее воздействие на носителей поля – змей. И те помимо своей воли подчинялись отдаваемым им приказам…

Любопытная попутная подробность, на которую, может быть, обратил внимание не каждый читатель. Глубокой ночью, когда змея укусила человека в большой палец ноги, дед-колдун пощупал укушенный палец, почертил крестообразно по нему собственным указательным пальцем, помял и…

И человек, получивший заведомо смертельно опасный змеиный укус, почти тотчас же выздоровел.

Колдуны и колдуньи без особого труда умеют манипулировать силами, о природе которых мы с вами можем лишь строить догадки!
[/color]
Записан

Шаня

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141523

Заклинатели птиц и животных

Необычный способ отлова птиц применяют живущие на юге Индии муллу-курумбами. Профессиональный охотник, европеец К. Бетлор наблюдал однажды собственными глазами, как осуществлялась эта удивительная процедура.

«Туземец, – сообщает К. Бетлор, – берет небольшую жердочку и, повертев ее в руках, словно полируя ее, прикрепляет жердочку на первом попавшемся кусте в двух футах от земли. Затем он ложится в нескольких шагах оттуда на землю, спиною вверх. Если где-то недалеко скачет по веткам дерева какая-то птица, курумб устремляет свой взгляд на нее и терпеливо ждет.
В это время глаза курумба принимают странное выражение… Я замечал такое же только во взгляде змеи, когда она, поджидая добычу, устремляет взгляд на свою жертву, очаровывая ее. Этот взгляд, неподвижный, стеклянный, сияет словно бы внутренним холодным светом. Он притягивает к себе и вместе с тем отталкивает от себя.

За несколько рупий один курумб согласился дозволить мне присутствовать при его ловле птиц.

Птица порхает в воздухе с ветки на ветку и чирикает, беззаботная, веселая, деятельная. Вдруг она останавливается и точно прислу-цивается. Склонив голову набок, она остается сидеть несколько секунд на ветке неподвижно. Потом, встрепенувшись, силится, видимo, улететь. Она иногда и улетает, но случается такое весьма редко.

Обыкновенно же ее словно что-то притягивает в очарованный фуг, и она начинает бочком приближаться по ветке к жердочке. Ее перышки взъерошены, она тихо и жалобно пищит, а все же подвигается вперед маленькими нервными скачками… Наконец она оказывается возле «очарованной» жердочки. Одним скачком перепрыгивает на нее и – судьба ее свершилась!… Она уже не может сдвинуться с жердочки и сидит на ней точно приклеенная, покуда колдун-курумб не встанет без малейшей спешки с земли и не подойдет к жердочке, чтфбы спокойным движением руки снять с нее заколдованную очарованную птицу».

Вне всяких сомнений, колдовская операция по столь странному отлову птиц осуществляется колдуном на подсознательном уровне. Из описания операции со всей очевидностью вытекает, что «заклинатель птиц» пребывал в особой фазе своего сознания – в сумеречной, почти бессознательной, когда гипнотизировал взглядом птицу.





 
 


« Последнее редактирование: 06 Ноябрь 2009, 19:34:34 от admin »
Записан

Siringa

  • Костровой
  • *****
  • Согласие +1988/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 074
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 47353
  • - Вас поблагодарили: 33631

АРХИТЕКТОРЫ
И СТРОИТЕЛИ ГНЕЗД
В детстве мы смотрим на окружающий нас мир глазами, полными удивления и восторга. Со временем эта способность тускнеет, отходит на задний план, а то и вовсе исчезает. А между тем жизнь зеленого листа и порхающей бабочки, медлительной черепахи и обгоняющего корабли дельфина действительно полна загадок и нераскрытых тайн. Публикуемая статья рассказывает об удивительных особенностях самого обыденного, на первый взгляд, события в жизни животных - строительства гнезд.

Кандидат биологических наук К. МИХАЙЛОВ.

Ткачи, гончары и землекопы

Присмотритесь к гнезду обычной пеночки, камышевки, пересмешки - как аккуратно и замысловато переплетены в нем травинки, образуя шалашик или корзинку. Чтобы выполнить такую работу, нужно обладать незаурядными ткацкими способностями. Замечательно сплетены и висячие сооружения африканских ткачиков, и подвешенные над водой гнезда-"кошельки" синиц-ремезов, и удивительные игровые постройки австралийских птиц-шалашников.

При строительстве гнезд птицам приходится не только "ткать", но и выполнять самые разнообразные работы: ласточки лепят гнезда из глины, используя в качестве склеивающего материала собственную слюну, а небольшие стрижи-саланганы, гнездящиеся под сводами пещер в тропиках Южной Азии и Индонезии, вообще обходятся без глины - они делают гнезда исключительно из слюны. Эти воздушные легкие постройки, кстати сказать, местные жители собирают и продают поставщикам дорогих ресторанов, которые готовят из них изысканные блюда.

Еще более удивительные гнезда у родственников саланган, пальмовых стрижей, которые приклеивают сделанные из слюны, пуха и мелких перышек миниатюрные "подушечки" к внутренней поверхности свисающих листьев кокосовой пальмы. Когда гнездо готово, к подушечке приклеиваются два яйца, которые птица насиживает в вертикальном положении, зацепившись лапами за гнездовую платформу.

Записан

Siringa

  • Костровой
  • *****
  • Согласие +1988/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 074
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 47353
  • - Вас поблагодарили: 33631

Гнезда ткачеков. Вот это строительство!

     
Записан

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10201/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 976
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 44583
  • - Вас поблагодарили: 107867
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру




 На фотке очень плохо видно...  но когда мы сегодня с Сирингой приехали  в лес, к кострищу,  у  которого не были  более  полугода...  я  онемел...

  По кострищу и вокруг - ровным, странно-загадочным частоколом  стояли молодые, годовалые осинки.  И несколько махоньких елочек. 

 Нет, я не оговорился.  На кострище, у которого  четыре дня  сидели в апреле- мае   этого года  Шанько с Сирингой и я, за лето, выросли 17  (семнадцать!!!!) осинок и  четыре елочки.  Крепенькие, живенькие, здоровенькие, выросли за год до 90 сантиметров, сбросили листочки и улетели в страну снов.

 Как дипломированый лесовод, я обязан утверждать, что на месте кострищ, лет пять минимум, не может расти ни чего...  (тем более  наше кострище - у нас температура была как в доменной печи или повыше).  Одним словом  -  они (деревца) поселились и стали там рости, едва мы оттуда уехали. (Это было в самом начле мая).  Какие семяна? Какие стратификация и проростание?  Ель  высыпает семяна в марте, а осина  в  июле, но прорости они могут только на следующий год.  А возле нашего кострища, был только прокаленный песок...   А сейчас, там стоят осинки. 17 штук.  До 90 сантиметров ростом.  И 4 ёлочки. Которые должны простать от талой воды...

   Можно предположить, что мы сожгли органику, "мешавшую" прорости семянам, (которые там  от костра, просто не могли бы выжить)... но нет.  Совершенно рядом, десятки квадратных метров перекопаны кабанами. Суперидеальные условия для  того, что бы семяна не высушило и не унесло ветром, что бы корешок смог зацепиться за гумус.  Нету там НИ ЕДИНОГО ДНРЕВЦА ЭТОГО ГОДА РОЖДЕНИЯ.  Нету и прошлого или позапрошлого.   
  Рядом с кострищем - сотни квадратных метров пустой земли.  И НЕ ЕДИНОГО ДЕРЕВЦА ЭТОГО ГОДА. 

   Кострище - как будто кто-то окружил  осинками и елочками...  Они такие здоровеньке и так хорошо выросли...  Кругом пусто, а кострище так заросло...  Ну ель, понятно, ели растут рядом. А осины?  Ну, может где-то и есть, но    ближе метров 700 - 800 я не видел... да и неважно.

 Оба дерева - Ель и Осина  они близки  по своим  "энергетическим"  особенностям...  близки в славянской мифологии...

  Наверное,  в конце апреля - начале мая, мы что-то сделали с этим местом, если он так странно проросло...
« Последнее редактирование: 29 Декабрь 2011, 23:52:12 от Шелтопорог »
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10201/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 976
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 44583
  • - Вас поблагодарили: 107867
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру

  Бродил по лесу. Слушал. Смотрел.  Нюхал. 

  Сегодня было влажно, и "Двери были немножко приоткрыты". Чуялось лучше.

  Нашел несколько замечательных пней, которые стали клубком, центром и средоточением другой жизни...  из множества разных жизней, которые почему-то  сплелись в одно целое...  так воспринималось.

  Бродил. Встретил сосенку. На которую свалились огромное сухое дерево.  Прислушался.  Странно!  Сосенка не стонет и не плачет. Ни какого дискомфорта от навалившейся на нее тяжести...  он  ровна, радостна, умиротверенна и комфортна...

  Это остановило и заставило прилечь рядом, послушать. 
  Для того, что бы быстрее и качественее "растечься",  стал представлять себя старым  пнем, полным всяких жизней и связей с вокруг...
   Едва  настроил хорошую тишину,  ощутил себя  слишком однородным, мощным энергетическим сгустком.  Без земли и леса.  Дальнейшие ощущения можно одеть в слова  примерно следующим образом:
  ... я не пень. И не дерево. Я гораздо серьезнее. И у меня совсем другие функции и задачи.  Я гораздо сложнее и существенее... потому что чел.  А чел  - это уже много. 

   Это понятие, пришло как чот  неизмеримо более существеное, чем я щас смог написать...  И тогда это потрясло.  Сеячас - банальные серые слова ни о чем.
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))
 

Страница сгенерирована за 1.434 секунд. Запросов: 58.