Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Если никогда не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случится, и твоя жизнь так и не начнется.

Автор Тема: как устроен мир?  (Прочитано 3384 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
как устроен мир?
« : 10 Июль 2011, 20:48:51 »

Извиняюсь за много букф

Есть некоторые моменты в книгах разных авторов, которые пересекаются, они слегка искажены разной интерпретацией, но есть моменты, которые едины.
Буду использовать несколько авторов и их книги, такие как:

В основном:
Роберт Аллан Монро 
Карлос Кастанеда

И в меньшей степени, но не менее значимые и интересные:
Майкл Ньютон
Ричард Бах

Наиболее трезвые книги, но это только на мой взгляд, так как есть книги, например очень похожие на книги Майкла Ньютона, которые вроде пишут практически о тех же самых вещах, но с очень религиозным текстом и все переводя в доказательство бога или рая, ангелов и т. п. Не выкладывая фактов, которые получили, а забивая книги своими божественными речами, раздувая любовь к богу или приводя моменты из библии, ища доказательства только в одном направлении.

Во многих книгах по эзотерики, в разных философских учениях, или книгах в которых описывается жизнь по ту сторону, ну и в конце концов религиях можно встретить некие одинаковые моменты, которые встречаются и тут и там, может быть с разными названиями, но по сути значения практически одни и те же.
1.   Во первых во многих книга да и в разных философских учениях, религиях  - это тяга к чему-то «большему», наш внутренний мир стремится к чему-то, чего нам не хватает в этом мире, в этом плотском мире.
2.   Во вторых, также во многих религиях и учениях есть стремление воссоединиться с «единым целым», или это выражается еще как обрести потерянный дом. Это выражается в чувство одиночества.
3.   Многие религии пропитаны тем, что нужно учиться любви или состраданию, добру, помощи окружающим, поощряют бескорыстную отдачу другим людям, или еще чему-то, к выражению чего-то  «высшего» как они называют.
4.      Что у нас есть двойственность, две половинки, не в смысле самка и самец, а в каком-то другом смысле, души и тела, что должны соединиться, или противоречат друг другу.
5.   Во многих книгах по эзотерики или в книга описывающих «мир по ту сторону», можно встретить, то что у нас есть «души», которые развиваются проживая жизни здесь на планете земля «реинкарнации». Души которые из жизни в жизнь на земле накапливают какой-то опыт, чтоб стать лучше в каком-то своем непостижимом для нас смысле.
6.   Часто встречаются в религиях, существа, «демоны», окрашенные в мрачные краски, которые доставляют нам «мучения», которые могут в нас либо вселяться, либо мы можем быть ими одержимы. Либо это эго внутри нас , которое не дает нам покоя и мы должны его побороть, чтоб обрести покой или единение с целым, или какую-то нирвану, блаженство, победив его в себе.


Так вот возьмем для начала строение мира, вселенной, скорее части вселенной, которая касается нас, истории создания нас и нашего предназначения.
Очень интересным на мой взгляд это в книге Роберта Алана Монро и Карлоса Кастанеды. Очень разное описание, но есть перекликающие моменты.
Для начала приведу отрывки из их многих книг.


Роберт Аллан Монро  пишет одной из своих книг информацию, которую он получил в своих путешествиях вне тела:


Он встречается с существами, которые как оказалось есть он сам в более развитой форме и происходит:
То же безличное зондирование, та же сила, под тем же углом. Однако на этот раз возникло отчетливое ощущение, что я неразрывно связан (и всегда был связан) с нею долгом, и что здесь, на Земле я выполняю определенную работу. Моего согласия на это не требуется, мне просто поручено делать ее. Впечатление такое, что я приставлен обслуживать некую "насосную станцию", что это — грязная, заурядная работа, но она моя, мне ее навязали и ничего, абсолютно ничего в этой ситуации изменить нельзя.

Возникло ощущение огромных труб, столь древних, что все они покрыты отложениями и ржавчиной. По ним текло что-то вроде нефти, только гораздо более насыщенное энергией, нечто жизненно необходимое и ценимое где-то в другом месте (предположение: не на этой материальной планете). Это продолжается уже в течение эонов. Тут же присутствовали другие группы сил, извлекающие то же самое вещество, каким-то образом очень сильно конкурируя при этом друг с другом, а само вещество в некоем далеком пункте или в некоей цивилизации перерабатывалось в нечто, представляющее большую ценность для существ, находящихся за пределами моего понимания.

И на этот раз разумная сила быстро вышла из меня, и посещение закончилось. Чуть погодя я встал с чувством некоторой подавленности и направился в нашу домашнюю ванную. В самом деле, захотелось вымыть руки, как после работы, хотя они были чистыми.

Сценарий тот же, что и 16/IX. Опять ощущение, что я — оператор насосной станции, опять по-явление по лучу (?) того же существа, обыскивание моего ума в поисках чего-то конкретного, что контролирует мой дыхательный аппарат. Кажется, мне удалось понять, что существо ищет какую-то субстанцию, позволяющую дышать в земной атмосфере. Мне было показано (мысленно) изображение какой-то сумки размерами примерно два на три дюйма и толщиной в дюйм, подвешенной на ремне у пояса, сопровождаемое констатацией: "Вот так мы дышим теперь". Это придало мне храбрости, и я попробовал вступить в коммуникацию.

Мысленно (также и вслух?) спросил, кто они такие, и получил ответ, который не смог ни перевести, ни понять. Затем почувствовал, что они собираются уходить, и попросил их дать мне какое-нибудь свидетельство в знак того, что они в самом деле были здесь, но ощутил лишь снисходительное удивление с их стороны:

Затем они, похоже, взмыли в небо, в то время как я умоляюще взывал им вслед. Возникла уверенность, что их ментальность и разум выходят далеко за пределы моего понимания. Это была безличная, холодная разумная сила, без намека на столь почитаемые нами чувства любви и сострадания, и вместе с тем, возможно, то было всемогущество, именуемое нами Богом. Посещения такого рода, случавшиеся в историческом прошлом человечества, вполне могли послужить основой всех наших религиозных верований, а наши современные познания в этой области столь же несовершенны, как и тысячу лет назад.

Когда наконец немного отпустило, я сел и заплакал, зарыдал, как не рыдал никогда в жизни, ибо теперь безоговорочно и со всей безнадежностью понял, что Бог моего детства. Бог церквей и религий всего мира совсем не таков, каким мы его чтим, и что всю оставшуюся жизнь я буду "страдать" от утраты этой иллюзии.




В таком случае, может, мы просто брошенные подопытные животные? А может, эксперимент еще продолжается?



________

Монро получил сообщение от своего знакомого существа, которое занималось путешествиями и посетило этот мир
Кто-то Где-то (быть может, в миллионах мест, неисчислимых мирах)
ищет, любит, хочет, ценит, накапливает, пьет, ест или использует как лекарство (!) нечто сметкой Хмель (ассоциации: электричество, масло, кислород, золото, пшеница, вода, почва, старинные монеты, уран). Эту редкую субстанцию добывают Там. Те, у кого есть Хмель, считают его жизненно важным для самых невообразимых сфер применения.
   Столкнувшись с проблемой Спроса и Предложения (всеобщего закона Там), Некто решил создавать эту субстанцию, так сказать, искусственно — вместо того, чтобы разыскивать "естественные месторождения". У него возникает мысль разбить Сад и выращивать там Хмель.
   Оказывается, в своем естественном состоянии Хмель различной степени чистоты является побочным продуктом углеродно-кислородного обмена и зарождается только в этой реакции, при определенных условиях. В поисках Хмеля старатели Оттуда забираются в самые далекие районы. Открытие нового месторождения приносит им славу и крупное вознаграждение.
   Итак, Некто решил изменить сложившиеся обстоятельства и вырастить Сад. Он переместился в отдаленную область и взялся за работу. Прежде всего, он создал подходящую для углеродно-кислородного обмена среду — такую, где этот обмен должен был стать чрезвычайно активным. Некто с большой осторожностью внес в эту среду Равновесие, обеспечил непрерывную поддержку надлежащего уровня излучения и восполнение питательных элементов.
   Затем он провел Первый Посев и в результате действительно получил Хмель — но совсем мало. Урожай был довольно низкокачественным, а общий объем таким незначительным, что его просто не стоило передавать Туда. Некто столкнулся сразу с двумя сложностями: продолжительность жизни единиц Посева была очень краткой, а сами единицы оказались слишком крошечными. Эти количественные ограничения приводили к качественным потерям, поскольку в такие сжатые сроки мелкий Посев просто не успевал вырабатывать Хмель.
Кроме того. Хмель можно было собирать не раньше того мгновения, когда истекал срок жизни единицы.
   Второй Посев стал не намного лучше. Некто перенес опыт на другой участок своего Сада. В первый раз он проводил эксперимент в жидкой среде, а теперь обратился к газообразной оболочке; к тому же в этой области Сада химические вещества высокой плотности образовывали жесткую основу и, следовательно, хорошо сохранялись. Он населил этот район бесчисленными и разнообразными единицами нового типа — их размеры существенно изменились, некоторые в тысячу раз превосходили по величине и сложности простейшие одноклеточные единицы Первого Посева. Помимо того. Некто развернул углеродно-кислородный обмен в обратную сторону. Несмотря на это, в основе своей оба Посева были достаточно схожими. Как и в первом случае, единицы Второго Посева регулярно воспроизводились и прекращали существование. Чтобы избежать свойственного Первому Посеву неравномерного распределения химических веществ и излучения. Некто обездвижил Второй Посев: в течение всего срока жизни каждая единица оставалась на одном участке Сада. Чтобы добиться этого, единицы были снабжены крепкими отростками, способными погружаться в плотные слои химических веществ. Отростки соединялись со стеблем или стволом, который позволял живой единице подниматься в газообразную среду и получать необходимую долю излучения. В верхней части размещались широкие, уплощенные и достаточно уязвимые составляющие, предназначенные для обеспечения углеродно-кислородного обмена между единицей Посева и окружающей средой. Вспомогательными средствами стали разноцветные излучатели с генераторами мелких частиц; эти излучатели обычно имели правильную, симметричную форму и находились у самой верхушки единицы.
   Некто ввел в окружающую Посев газообразную оболочку перемещение слоев — главным образом, для улучшения воспроизводства единиц. Позже Он обнаружил, что
те же турбулентные процессы могут послужить средством сбора урожаев Хмеля. Если турбулентность была достаточно сильной. Посев обдувало ветром, срок его жизни прекращался и в результате высвобождался Хмель. Это было особенно полезно в тех случаях, когда запасы Хмеля нужно было пополнить немедленно, не дожидаясь Жатвы.
    Несмотря на все эти меры, Второй Посев принес совершенно неудовлетворительные результаты. Хотя объемы Хмеля изрядно возросли, качество неочищенного продукта было настолько низким, что он едва окупил затраченные усилия. Кроме того, продолжительность созревания оказалась слишком высокой и не принесла повышения качества. Судя по всему. Некто упустил из виду что-то очень важное.
   Прежде чем создать Третий Посев, Он долгое время наблюдал за своим Садом, изучал его. Задача оказалась по-настоящему сложной. Да, Некто отчасти добился успеха, то есть вырастил Хмель, но результатам его эксперимента все еще было очень далеко до естественного, необработанного многообразия "дикого" продукта.
   Решение любой задачи рано или поздно находится, и Третий Посев стал живым доказательством этой истины. Некто понял, что ему нужно вернуть в схему исходный вариант углеродно-кислородного обмена, а также восстановить подвижность единиц.
   С точки зрения производства высококачественного Хмеля оба фактора были многообещающими. Если же дополнить их вариациями размеров единиц, можно достичь очень многого.
   Разработав такой план. Некто взял за основу несколько единицобразцов из Первого Посева, которые продолжали существовать в разжиженной части Сада. Он видоизменил эти единицы таким образом, чтобы они могли жить и развиваться в газообразной окружающей среде. Затем Некто адаптировал их к получению питания из единиц Второго Посева — именно с этой целью Второй Посев был сохранен и продолжал воспроизводиться. Так появился на свет Третий Посев — первые "подвижники". Они получали питательные вещества из единиц Второго Посева, тем самым сокращая срок их жизни и заставляя производить низкосортный Хмель. Дополнительный Хмель выделялся, когда прекращался срок существования крупного "подвижника". Качество продукта было вполне удовлетворительным, но темпы выделения такого Хмеля по-прежнему оставляли желать лучшего.
   На Основной Катализатор производства Хмеля Некто наткнулся по чистой случайности. Продолжительность существования гигантских и медлительных "подвижников" совершенно не соответствовала огромному количеству потребляемых ими питательных веществ. Их размеры и срок жизни были так велики, что очень скоро стараниями "подвижников" в Саду осталась лишь десятая часть единиц Второго Посева. Сад терял равновесие, и вскоре это привело бы к полному исчезновению Хмеля. Второму и Третьему Посевам грозила гибель.
   Когда единиц Второго Посева осталось совсем мало, энергетические потребности "подвижников" обострились. Нередко случалось так, что два "подвижника" пытались поглотить одну и ту же единицу Второго Посева. Разгорался Конфликт, который приводил к физической борьбе между двумя или несколькими громоздкими "подвижниками".
   Некто заметил эти схватки. Возникшая проблема поставила его в тупик, но вскоре начала вызывать все больший интерес.
Дело в том, что во время борьбы "подвижники" выделяли Хмель, причем отнюдь не в крошечных количествах! Нет, объемы были ощутимыми, вполне приемлемыми, а сам продукт — весьма высококачественным.
   Некто тут же подверг возникшую идею практической проверке. Он извлек из жидкой области Сада еще одну единицу Первого Посева, модифицировал ее для существования в газообразной среде и внес очень примечательное изменение: новый "подвижник" был несколько меньше прочих, но источником его питания должны были стать другие "подвижники". Такой подход мог решить проблему чрезмерного разрастания числа "подвижников" и одновременно обеспечить создание во время каждой схватки немалых объемов высококачественного Хмеля — а также дополнительную прибавку продукта в том случае, если новый тип "подвижника" прерывал срок жизни противника.
   Благодаря этому Некто рассчитывал передать Туда разумное количество достаточно чистого Хмеля.
   Так воплотился в жизнь принцип Основного Катализатора. Борьба между углеродно-кислородными единицами приносила частые всплески Хмеля, Все гениальное просто!
   Удовлетворившись найденным решением. Некто взялся за подготовку Четвертого Посева. Он уже понял, что "подвижники" Третьего Посева были слишком крупными и долгоживущими, то есть непрактичными. Если их численность будет увеличиваться, Сад придется постоянно расширять: такая массивная единица и пропорциональное количество необходимых для ее роста единиц Второго Посева требовали слишком много места. Кроме того. Некто обоснованно рассудил, что повышение скорости единиц повысит фактор Конфликта, обострит столкновения и будет приносить больше Хмеля.
   Некто одним махом прервал существование всех ненасытных "подвижников" Третьего Посева. Вновь обратившись за материалом к Первому Посеву в жидкой области Сада, Он видоизменил их, создал единицы самых разнообразных форм и размеров, а для повышения подвижности усложнил их многоклеточное строение. Затем Он разработал схему равновесия между новыми типами: одни из них использовали в качестве источника энергии неподвижные единицы Второго Посева, которые продолжали обеспечивать углеродно-кислородный обмен. Другие, высокоскоростные "подвижники", получали энергию из тел прочих единиц Модифицированного Первого Посева.
   Общий круговорот оказался вполне удовлетворительным. В разжиженных областях процветали неподвижные улучшенные типы единиц Второго Посева. Мелкие и активные "подвижники", обитавшие в жидкой среде, питались Вторым Посевом. Крупные и не менее активные "подвижники" поглощали мелких "травоядных". Если "подвижник" вырастал слишком большим, его скорость снижалась, и он становился легкой добычей для мелких прожорливых "подвижников", вступавших в схватки сообща. Химические останки мертвых тел оседали на дне жидкой среды и становились источником питания для "неподвижников" (улучшенных единиц Второго Посева) — на этом круговорот замыкался. Его результатом стал устойчивый приток Хмеля, который возникал благодаря прекращению жизни "неподвижников", напряженным схваткам между "подвижниками" и, наконец, неизбежному следствию этой борьбы — внезапному прекращению существования "подвижников".
   Обратившись к другой части своего Сада, газообразной среде с плотным основанием.
   Некто применил тот же метод, дополнив его еще более изощренными новшествами.
   Опираясь на Второй Посев, Он населил район многочисленными видами "неподвижников", которые должны были обеспечить достаточный .объем разнообразных питательных веществ для нового типа "подвижников". Как и в разжиженной области.
   Некто задумал разделить здешних "подвижников" на два уравновешивающих типа: тех, кто будет получать вещество и энергию от Второго Посева, и прочих, питающихся другими "подвижниками". Некто создал буквально тысячи первичных типов, малых и крупных, хотя ни один из них не был таким большим, как единицы Третьего Посева;
   при этом он обострил Конфликт, придав каждому типу какую-нибудь остроумную особенность. Одни обладали большой массой, другие высокой скоростью и верткостью, третьи пользовались обманчивой защитной окраской, светились, улавливали волновые колебания, ощущали материальные предметы и их свойства.
   Многие получили уникальные отростки высокой плотности, предназначенные для прокалывания, хватания и разрывания противника во время схватки. Последние приспособления стали прекрасным средством ожесточения борьбы и повышения продолжительности схваток, что усиливало выбросы Хмеля.
   В качестве побочного эксперимента Некто разработал и создал особый тип "подвижника" — слабый и сильно уступающий по своим параметрам всем прочим единицам Четвертого Посева. Однако у экспериментального "подвижника" были два веских преимущества. Во-первых, он мог извлекать энергию как из "неподвижников", так и других "подвижников". Во-вторых,
Некто извлек Частицу Себя (другой источник этой субстанции просто не известен) и вложил его в созданных существ, чтобы придать им мощный побудительный толчок к деятельности. Некто знал, что по Правилу Притяжения такая составляющая будет вызывать у нового типа "подвижников" неугасимую жажду движения. Крошечное вкрапление самого Некто будет подталкивать этот вид к удовлетворению тяги к единению с бесконечным Целым. Таким образом, стремление утолить энергетический голод окажется не единственной движущей силой.
   Еще важнее было то, что в Саду просто невозможно удовлетворить вызванную Частицей потребность; это значит, что жажда деятельности будет вечной, а конфликт между самим стремлением и его энергетической заменой — постоянным. Если этот вид выживет, у него есть все шансы стать лучшим источником Хмеля в Саду.
   Четвертый Посев превзошел все ожидания. Теперь Сад действительно обеспечивал устойчивый и обильный поток Хмеля. Равновесие "живого" оставалось совершенным, фактор Конфликта приносил обильные всплески Хмеля, а беспрерывное прекращение срока существования всех типов "подвижников" и "неподвижников" обеспечивало неуклонное пополнение запасов субстанции. Чтобы справиться с обработкой урожаев.
   Некто создал Собирателей. Затем Он установил Каналы, направляющие потоки необработанного Хмеля Туда, Неведомое Там уже не зависело от "естественных месторождений" субстанции. Сотворенный Некто Сад покончил со старательством.
   После успеха первого Сада и начала искусственного производства Хмеля подобные сады принялись создавать и Другие. Это происходило в соответствии с Правилом Спроса и Предложения (полное отсутствие — состояние неустойчивое), поскольку те объемы Хмеля, которые приносил Сад Некто, лишь частично удовлетворяли потребности Там.
Действующие от лица Других Собиратели навещали этот Сад, чтобы подобрать упущенные местными Собирателями мелкие всплески Хмеля.
   Закончив свой труд. Некто вернулся Туда и занялся другими делами. Под надзором Собирателей производство Хмеля оставалось устойчивым. Все последующие изменения проводились с ведома Некто. Следуя Его указаниям. Собиратели время от времени пожинали отдельные типы единиц Четвертого Посева — это делалось для того, чтобы обеспечить необходимую долю химических веществ, излучения и прочих форм питания для молодых, развивающихся единиц. Другой целью подобных жатв был сбор дополнительных объемов Хмеля, который образовывался при массовом прекращении срока существования единиц.
   При сборе урожая Собиратели вызывали в газообразной оболочке мощные зоны турбулентности, а в отдельных участках твердого слоя химических веществ, составляющего основу самого Сада, — сильные колебания. Во время таких катаклизмов в окружающей среде одновременно прекращался срок существования огромного множества единиц Четвертого Посева: одни были раздавлены массами плотного основания, другие оказывались ниже поверхности выходящего за свои границы жидкого сдоя (особенность строения единиц Четвертого Посева заключалась в том, что они не могли поддерживать углеродно-кислородный обмен в жидкой среде).
   Такой распорядок "жизни" в Саду оставался бы неизменным целую вечность, если бы не тонкое восприятие и изощренный разум Некто. Однажды Он изучал образцы Хмеля из Сада. Вообще говоря, ничто не заставляло Его это делать, просто у Некто сохранялся отстраненный интерес к собственному детищу.
   Во время того анализа образцов Хмеля Некто привычно досматривал излучения и уже собирался вернуть их в Хранилище, как вдруг заметил одну странную Особенность.
   Отклонение было совсем незначительным, но вполне отчетливым.
   У Некто тут же вспыхнул интерес к этому явлению, и Он присмотрелся внимательнее.
   В скопление самых обычных волокон излучений изящно вплеталась тоненькая прослойка очищенного, высокопробного Хмеля. Это было просто невозможно.
Такой чистый Хмель мог получиться только после многократной переработки естественного сырья, ведь даже Хмель из Сада требовал предварительной очистки.
   Однако прослойка была — такая высокопробная и чистая, что ее волокна уже не могли смешаться с окружавшей сырой субстанцией. Некто повторил проверку, но результаты вновь оказались положительными. Итак, в Саду проявился какой-то неизвестный фактор.
   Некто тут же покинул Там и вернулся в свой Сад. Внешне все выглядело как всегда.
   Газообразные участки Сада с твердым основанием представляли собой бескрайний ковер зеленой листвы тянущихся к воде единиц Второго Посева. Улучшенные модели Первого Посева по-прежнему обитали в разжиженных районах и действовали в полном согласии с Законом Действия и Противодействия (раздел Причин и Следствий). Некто сразу понял, что Особенность — причину появления очищенного Хмеля — не стоит искать среди единиц Первого и Второго Посевов.
   Первые замеченные им мимолетные всплески чистого Хмеля исходили от одной из единиц Четвертого Посева (которая в тот момент перемещалась по зарослям Второго Посева).
Всплески возникали при достаточно необычном действии этой единицы, вступившей в борьбу за прекращение существования с другой подвижной единицей.
   Некто понимал, что само по себе такое обыденное событие не вызвало бы появления чистого Хмеля, и потому погрузился в изучение инцидента.
   Именно тогда он и обнаружил Особенность:
единица Четвертого Посева вступила в схватку не ради пригодных в пищу останков более слабой единицы, она боролась не за питательный отросток ствола соседней единицы Второго Посева — и даже не потому, что стремилась избежать прекращения собственной жизни и превращения в пищу для другой голодной единицы...
   Она вступила в Конфликт, чтобы уберечь и защитить от прекращения существования трех недавно порожденных особей, сгрудившихся в ожидании исхода схватки
под крупной единицей Второго Посева. Сомнений не оставалось: именно эта причина вызвала всплеск очищенного Хмеля.
   После этого Некто принялся наблюдать за действиями других единиц Четвертого Посева. Он обнаружил сходные всплески, когда такие единицы предпринимали действия в защиту своего "молодняка". Однако Некто по-прежнему ощущал какое-то несоответствие. Общая совокупность подобных вспышек очищенного излучения Хмеля от всех единиц Четвертого Посева вместе взятых не составила был половины того объема, который был обнаружен в образце из Хранилища. Следовало искать еще один фактор.
   Он методично изучил весь Сад, не упуская из виду ни единого участка, — и быстро нашел искомое: из одного района исходило мощное, устойчивое излучение высококачественного, чистого Хмеля. Некто поспешил туда.

   Вот и она — экспериментальная улучшенная единица Четвертого Посева, одна из тех, в функциональную схему которых Некто вложил Частицу Себя. Единица стояла под обширной верхней частью большой единицы Второго Посева. Она не была "голодна".
   Она не участвовала в Конфликте с другими единицами. Она даже не защищала свой "молодняк". Почему же от нее исходят такие огромные объемы чистейшего Хмеля?
   Некто приблизился. Его восприятие проникло в улучшенную единицу Четвертого Посева — и Он понял:
единице было одиноко! Именно это чувство было источником высокопробного Хмеля.
   Одновременно Некто заметил еще одно необычное явление. Похоже, улучшенная единица Четвертого Посева внезапно осознала Его присутствие. Она опустилась на твердое основание Сада и подергивалась в странных конвульсиях; из двух отверстий для восприятия излучения выделялась прозрачная жидкость. При этом всплески чистого Хмеля стали еще мощнее.
   Благодаря этому открытию Некто предложил Формулу ПОХ (Производства Очищенного Хмеля), которая отныне применяется в Саду.
   Окончание этой истории хорошо известно. Некто включил в свою формулу следующее основополагающее положение: "...Очищенный Хмель вырабатывается единицами типа 4У, когда их действия не приносят осуществления, но только в тех случаях, если вибрационный уровень этих действий превышает рамки восприятия окружающей среды.
   Чем выше интенсивность упомянутых действий, тем мощнее всплеск очищенного Хмеля...".
   Чтобы воплотить эту формулу на практике. Некто провел в своем Саду небольшие изменения, с которыми знаком любой историк.
Двумя самыми примечательными нововведениями стали разделение единиц всех Посевов на пары (стремление к воссоединению вызывало обостренное чувство одиночество) и способствование господству единиц типа 4У над прочими единицами.
   Теперь Сад представляет собой чудесный пример эффективного производства.
   Собиратели давно стали настоящими виртуозами применения Формулы ПОХ. В Саду господствуют единицы типа 4У, которые распространились по всей его территории за исключением наиболее глубоких участков жидких районов.

   Опытным путем Собиратели разработали целую технологию сбора урожая Хмеля от единиц типа 4У. Она включает в себя широкий набор вспомогательных средств.
   Наиболее распространенные из них получили названия любовь, дружба, семья, алчность, ненависть, боль, чувство вины, болезнь, гордыня, честолюбие, корысть, одержимость, самопожертвование. В более крупных масштабах используются государство, провинциализм, войны, голод, религия, техника, свобода, промышленность, торговля — это лишь краткий перечень отдельных методов. Сейчас производство Хмеля возросло до небывалого уровня...



Записан

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
Re: как устроен мир?
« Ответ #1 : 10 Июль 2011, 20:51:28 »


____________
Потрясение заставило меня плотно закрыться, свернуться. Первой мыслью стало то, что это

какая-то ошибка, подлинная история человечества была совсем иной, а ВВ просто перепутал сведения,

полученные из другого раздела экскурсионной программы. Однако после повторного прохода по посылу я

убедился, что общие данные о земной зоологии и человеческой истории (в той малой мере, в какой я

знаком с этими темами) были удручающе точными, хотя и подавались с совершенно иной точки зрения.

Пищевые цепочки в экологической системе Земли действительно очень уравновешены. Зная о мудрости

Матери-Природы, многие серьезные философы и мыслители нередко размышляли над вопросом о том, какое

место в этой цепочке занимает сам человек. Одна связь вполне очевидна, — но кто питается нами?!.
   Прежде такие рассуждения оставались досужими домыслами, но теперь...
   ВВ раскрылся, выгнулся (Воспринял, Роб?).
   (Да... уже...), — потускнел я.
   (Чудесно), — продолжил ВВ. — (И как, по-твоему, Хмель связан с обучением?).
   Я приоткрылся (Этот посыл выдали еще до того, как вы перенеслись сюда?).
   ВВ разгладился (Это часть экскурсионной брошюры. Его выдали вместе с сотней других посылов

перед началом путешествия по ИПВ).
   (И кто распространял эту брошюру?).
   (Ну... кто... да сам руководитель экскурсии).
   (А он откуда ее взял?).
   ВВ замерцал (Об этом у меня нет никакого посыла. Он просто вывалил все это перед нами и

закружился: "Самые захватывающие и увлекательные достопримечательности на нашем маршруте!" Я хорошо

воспринял этот посыл, — это была последняя намеченная остановка, и сам посыл тоже был последним.

Потому он и остался таким четким.
   Прочие были в середине и уже расплылись. Так что это совсем не земной, не человеческий

посыл. Все совершенно ясно, никакого безумия).
   Я уплотнился (А откуда этот руководитель экскурсии?).
   ВВ засветился (Он и остальные организаторы — десяток вихрей из мира неподалеку от КТ-95).
   (Почему они предложили экскурсию именно вам, жителям КТ-95?).
   ВВ разгладился (Понимаешь, это было что-то вроде... э-э-э... торговли. Соседние миры все

время так делают).
   (Что они получили взамен?).
   ВВ посветлел (Игры, игры! В нашей системе больше игр, чем во всех остальных мирах на добрых

четыре скачка в любую сторону!).
   Я свернулся и закрылся. Мне было невероятно трудно все это переварить. Если посыл

подлинный... ох, какое большое "если"!.. Меня переполняли чувства: ярость, ощущение того, что я

стал объектом какого-то невероятного мошенничества, горькое чувство существа, которым

манипулировали, желание отомстить тем, кто обманывал меня... нас... всех людей... тем, кто отбирал

что-то у нас, не спросив согласия... А как же свобода? Неужели любой нашей мыслью, каждым действием

управляют лишь с той целью, чтобы производить побольше Хмеля — чем бы он ни был, — а потом подать

его кому-то на завтрак или наполнить баки где-то Там? Что с этим поделать, даже если я твердо узнаю

правду? Я полностью потускнел, продолжал уходить в себя...

___
На протяжении последующих двух недель у меня не было ни сил, ни желания заниматься дальнейшими

исследованиями, Я пребывал в совершенно подавленном состоянии. Единственным результатом тех дней

стали следующие строки: Закат. В поисках корма телушка обошла уже целые мили пастбища. Сегодня

трава намного сочнее, но телушка не задумывается почему. Когда Он велел, она спокойно прошла в

ворота, хотя обычно направлялась через калитку по другую сторону дороги. Он знает, где трава

вкуснее, потому и велел идти сюда — впрочем, она об этом не думает. Она просто делает так, как Он

велит.
   Но теперь солнце заходит, время пришло... Ей пора возвращаться к Нему. Об этом говорит

раздражающая, болезненная тяжесть где-то внизу. Там, на вершине холма, у Него, всегда прохладно и

много еды. И Он сделает так, чтобы боль исчезла.
   Телушка поднимается на холм и ждет неподалеку. Скоро ворота откроются, и она пойдет на свое

место. Хозяин принесет траву, телушка будет есть, а Он тем временем избавит ее от боли. До самого

утра.
   После этого Человек уйдет, унося с собой белую жидкость в круглой емкости.
   Телушка не знает, куда Он ее уносит и зачем она Ему.
   Не знает, да и не очень-то хочет знать.
_________
Кто они — садовники, Собиратели или просто надзиратели? Этот вопрос мучил, просто терзал меня

несколько недель, после чего я решил, что любой ценой должен узнать ответ.

Возникло восприятие того, что одной только метки не достаточно. Должно быть, я стою у ворот на

территорию Разумников, но у меня нет пропуска. Я никогда раньше не пытался проникнуть к ним сам,

они всегда встречали меня. Я совсем не воспринимал их действительности, мира или состояния бытия.

Таким образом, я просто добрался до знакомого места наших встреч. Впрочем, если я сосредоточусь

на...
   Меня окутали теплые вибрации (Молодец, господин Монро. Ты совершенно прав).
   Мне стало спокойнее. По меньшей мере, добраться сюда удалось. И, к счастью, ОНИ не называют

меня Робом.
   (Быть может, тебе понравится та метка, под которой мы лучше всего тебя знаем.
   Нам кажется, ты уже готов к этому).
   Готов? К имени, под которым меня лучше всего знают?.. Что бы это значило?
   (Ашанин).
   Ашанин, с ударением на последнем слоге... Имя и знакомое, и чужое. Вновь возникло такое

чувство, будто пытаешься избавиться от жестокой амнезии. Именно такое участливое терпение проявляют

те, кто старается помочь тебе вспомнить...
   Ах да, я совсем забыл: Хмель!..
   (Мы знаем о том, что это полностью вывело тебя из равновесия. Тебе нужно было это пережить.

Как говорится, так уж полагается).
   Итак, посыл о Хмеле был правдой! Я замерцал...
(Посыл правдив, но

искажен...
   переводом.
Тебе ведь хорошо знакомы те сложности, которые возникают,

когда пытаешься передать земные, человеческие ценности иным, не связанным с пространством и

временем точкам зрения... перевести их на язык других энергий).

   Я свернулся, в очередной раз просмотрел посыл о Хмеле. Хмель... Энергия, которая

вырабатывается всеми без исключения представителями органической жизни...
   энергия различного качества, но самая чистая и мощная исходит от людей... Она порождается

теми видами человеческой деятельности, которые связаны с эмоциями, а высочайшей из эмоций

является... любовь? Неужели Хмель — это любовь?

   (Продолжай, продолжай, Ашанин).
   С другой стороны, согласно посылу,
Хмель выплескивается в тот миг, когда

живое прекращает свое физическое существование, а также при страданиях, гневе, ненависти... но они

совсем не похожи на любовь.

   (А как бы ты определил любовь?).
   Я догадывался, что к этому все и сведется... Естественно, я не смогу дать ответ.
   На протяжении долгой истории величайшие умы, лучшие философы пытались найти его, но ответ

всегда получался односторонним. А я отнюдь не отношу себя к лучшим умам, так что нет смысла даже

пробовать.
   (Но ведь ты знаешь, что она существует. Любовь вовсе не иллюзия).
   Я убрал посыл о Хмеле, свернулся и погрузился в себя. Сейчас сделать это было довольно

легко — возможно, свою роль сыграло присутствие Разумников. Искомое оказалось странной смесью и, в

то же время, последовательностью музыкальных пассажей, кратких мелодий, хотя это был не звук, а

чередование цветов... Среди переливов гармонии, диссонанса, шума, взволнованности, веселья, страха

и прочих чувств, где-то в детстве, сразу после рождения, я уловил восприятие кратковременных

приливов белого... сначала оно исходило от матери и отца...
   потом появились мелкие вспышки, источник которых мне не удалось определить... Я продолжал

просматривать ранние годы, тщательно выискивая самые неприметные следы такой белизны... белизны,

которую испускал бы я сам. К моему отчаянию, единственное белое свечение, очень слабенькое,

оказалось связанным с эрдельтерьером по кличке Пит. Господи, но я совершенно убежден, что та

девушка в старших классах... как же ее звали?.. нет даже намека, ни единого проблеска...
   (Очень распространенное заблуждение. Это просто первичное стремление к выживанию).
   Я понял. И даже понял, почему ошибся. Ярко-красные и розовые аккорды, чарующая мелодия

впечатляли даже с этой, измененной точки зрения — неудивительно, что такой невежественный вихрь,

как я, воспринял все неправильно. Я вновь просмотрел ту мешанину, которая представляла собой меня

самого в режиме "ускоренной перемотки". Теперь мне удалось заметить несомненные, отчетливые

всплески белизны, которые я прежде упускал из виду. Как ни странно, они привели меня в уныние,

снова опечалили — дело в том, что я не обнаружил ни одного примечательного исходящего пятна.

Большая часть приходила извне, а я просто принимал их без малейшего отклика. В конце концов, я

прервал просмотр, не было сил видеть всюду одну и ту же картину. Да, скверный из меня производитель

Хмеля... Слишком много посторонних цветовых аккордов и мелодий. Разве что, в последнее время... Я

знал, что иногда порождал довольно-таки мощные всплески. Ну почему это началось так поздно?!
   (Ты начал различать импульсы. Все они — и цвет, и белизна — исходят от одной отправной оси.

Разница заключается только в частоте и амплитуде).
   Я понял, что ОНИ делают, и был благодарен за это. Мое внимание отвлеклось от того, что

казалось неприятным, и вновь перенеслось к абстрактным, теоретическим понятиям.


Пользуясь одним и тем же источником, взаимосогласованными переживаниями, учишься

выражать гнев, страдания, страх и все прочее, пока, наконец (во всяком случае, на это можно

надеяться) не возникнут особые энергетические импульсы: любовь. Однако до сих пор не понятно, что

это и как именно им следует пользоваться. Во мне вновь вспыхнули подозрения.
   (Это тщательно продуманная система ускоренного обучения).

   И в этой школе воспитывают производителей высококачественного Хмеля...

то есть любви. Довольно важным ингредиентом может быть тот факт, что в обычном сознании

люди, чаще всего, совершенно не осознают своего участия в производственном процессе. Лишь редкие

избранные отчетливо понимают стоящие перед ними планы поставок. Что касается моего понимания, то

оно стало чрезвычайно тяжким бременем.
   Я ощутил очень смутное, неуловимое восприятие, хотя его близость была очевидной.
   Что произойдет, если телушка поймет, что ее молоко чего-то стоит? Что ей с ним делать, если

нет теленка, которого можно кормить? Сможет ли она сберечь молоко?
   Обменять на стожок сена либо брикеты с белками и витаминами? А что будет, если потом она

сообразит, что выработанное ею молоко отбирает человек? Мятеж, отказ доиться? Но тогда она лишится

пастбищ с сочной травой, защиты от диких псов, регулярных случек с бычком — но, прежде всего,

своего хлева, где всегда можно избавиться от боли в вымени. В отсутствие чувства времени она просто

позабудет, что любая боль когда-нибудь да проходит. Впрочем, даже если она будет это знать, вряд ли

это ее успокоит. Ей не захочется менять такой удобный образ жизни. Итак, простой вывод: а какая

разница? Какая, к черту, разница?
   (Пользуясь человеческими выражениями, против системы не попрешь).
   Восприятие сохранялось — по-прежнему туманное, жду своего срока, когда его можно будет

выразить, удовлетворить. Хорошо, а как же те, кто все-таки прет против системы? Исключения были

всегда, совершенных систем не бывает, для подтверждения либо опровержения статистики достаточно

лишь одного отклонения. Что делают с ними? Грузят в телеги и отправляют на мясо для пирожков? Если

так, что представляют собой эти пирожки — Супер-Хмель или нечто совершенно иное? Это тоже часть

производственной линии или просто ржавчина, которую соскребают и выбрасывают?
   Кстати, а как быть с быками? Какова их роль? Им никогда не стать производителями Хмеля. Для

воспроизводства на пять десятков коров хватит и одного бычка.
   Остается много лишних. В роде, — вернее, в системе, да? — вполне достаточно способов

позаботиться о лишних... и безличность принципов господства и хищничества занимают среди них отнюдь

не первые строчки. Постойте, восприятие становится отчетливее... Ага, производство Хмеля стало бы

невозможным, не будь хотя бы одного... э-э-э... бычка. Итак, он представляет собой косвенного

производителя, неотъемлемую часть технологии. В свою очередь, это означает, что такими же

косвенными частями являются трава, сено, вода, минеральные соли и все остальное.
   (Вспомни о своих импульсах, о тех пульсирующих частотах, которые тебе так нравятся).
   Хорошо, посмотрим... Если какой-нибудь мощный передатчик распространяет определенные волны,

они могут войти в резонанс со сходными колебаниями и образовать новую, множественную структуру...

если сравнить это со светом, получится... белый! Это значит, что все перемещается от тебя и к

тебе... совсем не обязательно производить конечный продукт, быть завершающей антенной, последним

преобразователем... достаточно стать одним из генераторов колебаний.
   Можно ни разу не создать всплеска Хмеля — все равно останешься неотъемлемой частью его

производства. Теперь мне намного легче вспоминать о своем детстве.
   (Что же беспокоит тебя сейчас?).
   ОНИ правы, восприятие все еще где-то внутри. Что бы я сделал с Хмелем-любовью, если бы

владел целым складом с этим добром? Раздал бы другим? Но тогда все вернется ко мне сторицей,

придется строить новый склад, запасы будут неуклонно возрастать... Ослепительно вспыхнуло

восприятие. Да, ведь это так очевидно!..
   Некто, Там... Если бы только я мог...
   (Ты еще не готов).
   Не готов отправиться Туда? Встретиться с Ним? Друг мой, а какое место в этом производстве

занимаешь ты сам? Если бы у меня хватило смелости спросить этих...

   (Мы — не Некто. И мы не Оттуда. Мы не привратники Земного Сада и не садовники.
   Мы не собираем и не передаем, созданный человеком Хмель-любовь. Мы не участвуем в системе

ускоренного обучения человека, просто с самого начала следим за ее возникновением и развитием. При

необходимости мы предпринимаем определенные действия, но не вмешиваемся в учебный план. Такое

случается, когда в потоке появляются помехи. В конечном счете, эти действия удовлетворяют наши

собственные жизненно важные потребности).

   У меня возникла жизненно важная потребность задать один вопрос. Это не..?
   (Нет, Там — не ваш Рай. Как и все прочие системы миров, Там было сотворено).
   Значит, Некто..?
   (Некто — творец, который был сотворен. Ты тоже творец, который был сотворен. Все вы несете

в себе крошечный посыл... крупицу Некто, который вас создал. В свою очередь, в этом маленьком

посыле кроется восприятие того творца, который сотворил самого Некто).
   Я свернулся. Даже в измененном состоянии мне было трудно отбросить линейную логику.

Простейшее восприятие сводилось к вопросу о том, как возникло такое множество искажений, ошибочных

представлений, неверных взглядов. Малое знание действительно опасно, а человеческое, творческое

воображение поиграло с этой темой на славу. Но если бы не было Некто...
   (...не было бы и людей).
   Я вернулся к понятию Хмеля-любви. Должно быть, это Там, которое способно вместить столько

любви, — поистине удивительное место. Не исключено, что оно во многом соответствует нашим

представлениям о Рае. Во мне зарождалась тоска.
   Нельзя ли заглянуть Туда хоть краем глаза?.. Мне хочется ощутить это место... то состояние,

где так много любви. Подойти к самому краешку, — конечно, не проникать внутрь, просто посмотреть со

стороны. Это помогло бы ответить на столько вопросов...
   (Ты просишь не так уж много, господин Монро. Это легко устроить. Закройся поплотнее).

КЛИК!
   
   ...Я оставался плотно закрытым, но излучение уже было невероятно мощным, почта

нестерпимым... Я чувствовал себя так, будто по мне ручьями льет пот, я просто плавился... хотя это

был не жар... сам не понимая почему, я начал содрогаться от всхлипывающих вздохов... затем

излучение ослабло, и я приоткрылся. Какая-то фигура оградила меня от излучения, встав между мной и

его источником. Из-за пылающего за ее спиной света вокруг фигуры возник эффект короны. Зрелище

очень напомнило мне увиденные когда-то религиозные изображения, хотя картина была живой, все цвета

несравнимо сочнее земных красок.
   (Ты не сможешь подойти ближе, не выдержишь. Мы миновали большую часть остальных действующих

энергетических источников, хотя и они представляют собой лишь случайные выбросы... можно сказать,

утечки от основного центра. Не сосредоточивайся на внешних очертаниях, направь внимание сквозь нас.

Так будет легче).
   Я с огромным трудом сузил восприятие и удержал его на центре фигуры... стало прохладнее,

спокойнее... моя рациональная, наблюдающая сторона снова поднялась на поверхность и постепенно

одолела охвативший меня в начале всепоглощающий эмоциональный порыв... мне казалось, что я смотрю

сквозь затемненное окно...




Записан

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
Re: как устроен мир?
« Ответ #2 : 10 Июль 2011, 20:53:45 »



Кастанеда в свою очередь пишет учение толтеков от своего учителя Дона Хуана.

Пишет об Орле

"Дон Хуан сказал, что древние видящие смогли _увидеть_ неописуемую силу, являющуюся источником

бытия всех существ, хотя для этого им и приходилось подвергать себя невероятным опасностям. Эту

силу древние видящие назвали Орлом, поскольку те немногие взгляды мельком, которые позволили им

_увидеть_ эту силу, создали у них впечатление, что она напоминает нечто похожее на бесконечно

огромного черно-белого орла. Они _увидели_, что именно Орел наделяет осознанием.

Он создает живые существа таким образом, чтобы они в процессе жизни могли обогащать

осознание, полученное от него вместе с жизнью. И еще они _увидели_, что именно Орел пожирает

обогащенное осознание, отбирая его у существ в момент их смерти.

- И потому, когда древние видящие утверждали, что смысл жизни состоит в накоплении и развитии

осознания,- продолжал дон Хуан,- речь шла не о вере и не о логическом умозаключении. Они это

_увидели_.
Они _увидели_, как осознание живых существ отлетает в момент смерти и, подобно

светящимся клубкам ваты, поднимается прямо к клюву Орла и им поглощается. И потому для древних

видящих был очевиден факт смысл жизни всех существ - в обогащении осознания, которым

питается Орел.



Сила, правящая судьбой всех живых существ, называется Орлом. Не потому, что это орел или что-то,

имеющее нечто общее с орлом либо как-то к нему относящееся, а потому, что для видящего она выглядит

как неизмеримый иссиня-черный Орел, стоящий прямо, как стоят орлы, высотой уходя в бесконечность.
Когда видящий смотрит на черноту, являющуюся Орлом, четыре вспышки света освещают его сущность.
Первая вспышка, подобно молнии, помогает видящему охватить контуры тела Орла. Тогда можно видеть

белые мазки, выглядящие как перья. Вторая вспышка молнии освещает колышущуюся, создающую ветер

черноту, выглядящую как крылья Орла. С третьей вспышкой видящий замечает пронзительный

нечеловеческий глаз. - А четвертая, последняя вспышка открывает то, что Орел делает.

Орел пожирает осознание всех существ, живших на Земле мгновение назад, а сейчас мертвых,


прилетевших к клюву Орла, как бесконечный поток мотыльков, летящих на огонь, чтобы встретить своего

Хозяина и причину того, что они жили. Орел разрывает эти маленькие осколки пламени, раскладывая их,

как скорняк шкурки, а затем съедает, потому что осознание является пищей Орла.
Орел - сила, правящая судьбой живых существ, - видит всех этих существ сразу и

совершенно одинаково.
Поэтому у человека нет никакого способа разжалобить Орла, просить у

него милости или надеяться на снисходительность. Человеческая часть Орла слишком

мала и незначительна, чтобы затронуть целое.
Только судя по действиям Орла видящий может сказать, чего Орел хочет. Хотя Орла и не волнуют

обстоятельства жизни любого живого существа, каждому из них он сделал дар.
По-своему, своими собственными средствами, каждое из них, если пожелает, имеет власть сохранить

силу осознания, силу не повиноваться зову смерти и тому, чтобы быть сожранным. Каждому

живому существу была дарована сила, если оно того пожелает, искать проход к свободе и пройти через

него.
Для того видящего, который видит этот проход, и для тех существ, которые прошли

сквозь него, совершенно очевидно, что Орел дал этот дар для того, чтобы увековечить осознание.


-------
Последовала долгая-долгая пауза. Потом дон Хуан продолжил. Он объяснил, что видящие увидели: с

момента зачатия осознание существа увеличивается и обогащается процессом жизни. И еще они увидели,

что осознание, например, насекомого и осознание человека растут поразительно различными способами.

Но с одинаковой неуклонностью.

Дон Хуан еще раз повторил, что осознание начинается с постоянного давления больших эманаций извне

на эманации, заключенные внутри кокона. За счет этого давления останавливается движение эманаций

внутри кокона, которое суть движение к смерти, ибо направлено на разрушение кокона. Такая остановка

является первым действием осознания.
- Все живые существа стремятся к смерти. Это - истина, в которой видящий не

может не отдавать себе отчета, - продолжал дон Хуан. - Осознание же останавливает смерть.
Новых видящих привел в глубокое замешательство тот факт, что осознание препятствует

смерти и в то же время является ее причиной, будучи пищей Орла.
Это невозможно объяснить,

поскольку не может быть рационального способа понять бытие. Видящим не оставалось другого выхода,

кроме как принять то, что их знание основано на взаимопротиворечащих предпосылках.


------
- Маги, которые появились после апокалипсических потрясений, о которых я тебе рассказал, -

продолжал он, - увидели, что в момент смерти темное море осознания, так сказать, всасывает через

точку сборки осознание живых существ. Они также увидели, что темное море осознания на мгновение,

так сказать, колеблется, когда встречается с магами, которые выполнили пересказ своей жизни. Не

зная об этом, некоторые сделали это настолько тщательно, что море осознания взяло их осознание в

форме их жизненных переживаний, но не коснулось их жизненной силы. Маги обнаружили колоссальную

истину о силах Вселенной: темному морю осознания нужны только наши жизненные

переживания, а не наша жизненная сила.





Кастанеда пишет о летунах



- Теперь подходящее время суток, чтобы сделать то, о чем я тебя прошу, - сказал он. -

Для этого требуется на одно мгновение напрячь внимание. Не прекращай, пока не заметишь эту быструю

черную тень.
Я увидел-таки некую странную черную тень, которая легла на листву деревьев. Это была то ли одна

тень, двигавшаяся туда-сюда, то ли множество быстрых теней, двигавшихся то слева направо, то справа

налево, то вертикально вверх. Они напоминали мне необыкновенных толстых черных рыб, как будто в

воздухе летала гигантская рыба-меч. Зрелище захватило меня. В конце концов оно меня испугало.

Стемнело настолько, что листва перестала быть различима, но быстрые черные тени я все еще мог

видеть.
- Что это, дон Хуан? - спросил я. - Я вижу быстрые черные тени, заполнившие все вокруг.
- А это Вселенная во всей ее красе, - ответил он, - несоизмеримая, нелинейная, невыразимая словами

реальность синтаксиса. Маги древней Мексики были первыми, кто увидел эти быстрые тени, так что они

всюду преследовали их. Они видели их так, как их видишь ты, и они видели их как потоки энергии во

Вселенной. И они обнаружили нечто необычное.
Он замолчал и посмотрел на меня. Его паузы всегда были исключительно своевременны. Он всегда

умолкал, когда у меня с языка был готов сорваться вопрос.
- Что же они обнаружили, дон Хуан? - спросил я.
- Они обнаружили, что у нас есть компаньон по жизни, - сказал он, чеканя слова.

- У нас есть хищник, вышедший из глубин космоса и захвативший власть над нашими жизнями.

Люди - его пленники.
Этот хищник - наш господин и хозяин. Он сделал нас

покорными и беспомощными. Если мы бунтуем, он подавляет наш бунт. Если мы пытаемся действовать

независимо, он приказывает нам не делать этого.

- Вокруг нас черным-черно, - сказал дон Хуан, - но если ты взглянешь уголком глаза, то все равно

увидишь, как быстрые тени носятся вокруг тебя.
Он был прав. Я все еще мог их видеть. Их пляска вызывала у меня головокружение. Дон Хуан включил

свет, и это, казалось, обратило их в бегство.
- Ты благодаря лишь собственным усилиям достиг того, что шаманы древней Мексики называли "вопросом

вопросов", - сказал он. - Я окольными путями подводил тебя к тому, что нечто держит нас в плену.

Разумеется, мы пленники! Для магов древней Мексики это было энергетическим фактом.


- Этому есть объяснение, - ответил дон Хуан, - и самое простое. Они взяли верх, потому

что мы для них пища, и они безжалостно подавляют нас, поддерживая свое существование.
Ну,

вроде того, как мы разводим цыплят в курятнике, они разводят людей в "человечниках". Таким образом,

они всегда имеют пищу.
- Я хочу воззвать к твоему аналитическому уму, - сказал дон Хуан. - Задумайся на мгновение и скажи,

как ты можешь объяснить противоречие между образованностью инженера и глупостью его

убеждений и противоречивостью его поведения. Маги верят, что нашу систему убеждений, наши

представления о добре и зле, нравы нашего общества дали нам хищники.
Именно они

породили наши надежды, ожидания и мечты по поводу успехов и неудач. Им мы обязаны алчностью и

трусостью. Именно хищники сделали нас самодовольными, косными и эгоцентричными.

- Но как же они сделали это, дон Хуан? - спросил я, несколько раздраженный его словами. - Они что,

нашептали нам все это во сне?
- Нет конечно, что за глупости! - с улыбкой сказал дон Хуан. - Они действовали куда более

эффективно и организованно. Чтобы держать нас в кротости и покорности, они прибегли к изумительному

маневру - разумеется, изумительному с точки зрения воина-стратега. С точки же зрения того, против

кого он направлен, этот маневр ужасен. Они дали нам свой разум! Ты слышишь? Хищники дали

нам свой разум, ставший нашим разумом. Разум хищника изощрен, противоречив, замкнут и переполнен

страхом того, что в любую минуту может быть раскрыт.

- Я знаю, что несмотря на то, что ты никогда не голодал, - продолжал он, - ты беспокоишься о хлебе

насущном. Это не что иное, как страх хищника, который боится, что его трюк в любое мгновение может

быть раскрыт и еда может исчезнуть. Через посредство разума, который в конечном счете

является их разумом, они вносят в жизнь человека то, что удобно хищникам.
И таким образом

они в какой-то мере обеспечивают свою безопасность и смягчают свои страхи.
 Если правда то, что они пожирают нас, то как они это делают?
Лицо дона Хуана озарилось широкой улыбкой. Он был доволен как ребенок. Он объяснил, что маги видят

человеческих детей как причудливые светящиеся шары энергии, целиком покрытые сияющей оболочкой,

чем-то вроде пластикового покрытия, плотно облегающего их энергетический кокон. Он сказал, что

хищники поедают именно эту сверкающую оболочку осознания и что, когда человек достигает

зрелости, от нее остается лишь узкая каемка от земли до кончиков пальцев ног. Эта каемка позволяет

людям продолжать жить, но не более того.

Будто сквозь сон до меня доносились слова дона Хуана Матуса о том, что, насколько ему известно,

только люди обладают такой сверкающей оболочкой осознания вне светящегося кокона.

Поэтому они становятся легкой добычей для осознания иного порядка, в частности - для

мрачного осознания хищника.
Затем он сделал наиболее обескураживающее заявление из всех сделанных им до сих пор. Он

сказал, что эта узкая каемка осознания является эпицентром саморефлексии, от которой человек

совершенно неизлечим. Играя на нашей саморефлексии, являющейся единственным доступным нам видом

осознания, хищники провоцируют вспышки осознания, после чего пожирают уже их, безжалостно и жадно.

Они подбрасывают нам бессмысленные проблемы, стимулирующие эти вспышки

осознания,
и таким образом оставляют нас в живых, чтобы иметь возможность питаться

энергетическими вспышками наших мнимых неурядиц.
- Ни ты, ни я не можем ничего с ними поделать, - сказал дон Хуан упавшим голосом. - Все,

что мы можем сделать, это дисциплинировать себя настолько, чтобы они нас не трогали.
Но как

ты предложишь своим собратьям пройти через все связанные с этим трудности? Да они посмеются над

тобой, а наиболее агрессивные всыплют тебе по первое число. И не потому, что они не поверят тебе. В

глубинах каждого человека кроется наследственное, подспудное знание о существовании хищников.
Мой аналитический ум напоминал йо-йо, чертика на резинке. Он то покидал меня, то возвращался, то

покидал опять и снова возвращался. Все, что говорил дон Хуан, было нелепым, невероятным. И в то же

время это было вполне разумным и таким простым. Это объясняло все противоречия, приходившие мне в

голову. Но как можно было относиться ко всему этому серьезно? Дон Хуан толкал меня под лавину,

которая грозила навсегда сбросить меня в пропасть.
- Как только сомнения овладеют тобой до опасного предела, - сказал он, - сделай с этим что-нибудь

осмысленное. Выключи свет. Проникни во тьму; рассмотри все, что сможешь увидеть.
- Я говорю, что то, что выступает против нас, - не простой хищник. Он весьма ловок и изощрен. Он

методично делает нас никчемными. Человек, которому предназначено быть магическим существом, уже не

является таковым.
- Этот хищник, - сказал дон Хуан, - который, разумеется, является неорганическим

существом, в отличие от других неорганических существ, невидим для нас целиком.
Я думаю,

что будучи детьми, мы все-таки видим его, но он кажется нам столь пугающим, что мы предпочитаем о

нем не думать. Дети, конечно, могут сосредоточить на нем свое внимание, но окружающие убеждают их

не делать этого.
- Все, что остается людям, - это дисциплина, - продолжал он. - Лишь дисциплина способна отпугнуть

его. Но под дисциплиной я не подразумеваю суровый распорядок дня. Я не имею в виду, что нужно

ежедневно вставать в полшестого и до посинения обливаться холодной водой. Маги понимают

под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не

входящим в наши расчеты.
Для них дисциплина - это искусство, искусство неуклонно

противостоять бесконечности, не потому, что ты силен и несгибаем, а потому, что исполнен

благоговения.
- Маги говорят, что дисциплина делает сверкающую оболочку осознания невкусной для

летуна,
- сказал дон Хуан, внимательно всматриваясь в мое лицо, как будто стараясь

разглядеть в нем какие-либо признаки недоверия. - В результате хищники оказываются сбиты с толку.

Несъедобность сверкающей оболочки осознания, как мне кажется, оказывается выше их понимания. После

этого им не остается ничего, как только оставить свое гнусное занятие.
- Когда же хищники на какое-то время перестают поедать нашу сверкающую оболочку осознания, -

продолжал он, - она начинает расти. Говоря упрощенно, маги отпугивают хищников на время,

достаточное для того, чтобы их сверкающая оболочка осознания выросла выше уровня пальцев ног. Когда

это происходит, она возвращается к своему естественному размеру. Маги древней Мексики говорили, что

сверкающая оболочка осознания подобна дереву. Если ее не подрезать, она вырастает до своих

естественных размеров. Когда же осознание поднимается выше пальцев ног, все чудеса восприятия

становятся чем-то само собой разумеющимся.
- Величайшим трюком этих древних магов, - продолжал дон Хуан, - было обременение разума

летуна дисциплиной.
Они обнаружили, что если нагрузить его внутренним безмолвием, то

чужеродное устройство улетучивается, благодаря чему тот, кто практикует это, полностью убеждается в

инородности разума, которая, разумеется, возвращается, но уже не такая сильная, после

чего устранение разума летуна становится привычным делом.
Так происходит до тех пор, пока

однажды он не улетучивается навсегда. О, это поистине печальный день! С этого дня тебе приходится

полагаться лишь на свои приборы, стрелки которых оказываются практически на нуле.

- Ч-ч-что ты подразумеваешь под "нагрузкой разума летуна"? - услышал я свой голос.
- Дисциплина чрезвычайно нагружает чужеродный разум, - ответил он. - Таким образом, с помощью своей

дисциплины маги подавляют чужеродное устройство.
Утверждения дона Хуана сбили меня с толку. Я решил, что он либо явно ненормален, либо говорит нечто

столь душераздирающее, что у меня внутри все похолодело. Вместе с тем я заметил, насколько быстро я

вновь обрел способность отвергать все им сказанное. После мгновенного замешательства я рассмеялся,

как будто дон Хуан рассказал мне анекдот. Я даже слышал свой голос, говоривший: "Дон Хуан, дон

Хуан, ты неисправим!"
- Я настолько неисправим, - сказал он, - что собираюсь нанести по разуму летуна, который ты в себе

носишь, еще один удар. Я хочу открыть тебе одну из самых необычных тайн магии. Я расскажу тебе об

открытии, на проверку которого магам потребовались тысячелетия.
Он взглянул на меня и ухмыльнулся.
- Разум, летуна улетучивается навсегда, - сказал он, - когда магу удается подчинить себе

вибрирующую силу, удерживающую нас в виде конгломерата энергетических полей. Если маг достаточно

долго будет сдерживать это давление, разум летуна будет побежден. И это как раз то, что ты

собираешься сделать - обуздать энергию, удерживающую тебя как целое.
Я отреагировал на это в высшей степени необъяснимым образом. Что-то во мне буквально вздрогнуло,

как будто получив удар. Меня охватил необъяснимый страх, который я тут же связал со своим

религиозным воспитанием.
Дон Хуан смерил меня взглядом.
- Ты испугался Божьего гнева, не так ли? - спросил он. - Успокойся. Это не твой страх; это страх

летуна, ведь он знает, что ты поступишь в точности так, как я тебе говорю.
- Не волнуйся, - мягко сказал дон Хуан. - Я точно знаю, что эти приступы пройдут очень быстро.

Разум летуна не столь силен.

- Подход магов, - продолжал он, - коренным образом отличается тем, что они не чтут

договоренности, в достижении которой не принимали участия. Никто никогда не спрашивал меня,

согласен ли я с тем, что меня будут пожирать существа с иным осознанием. Родители просто ввели меня

в этот мир в качестве пищи, такой же, как они сами, вот и все.


Когда я спустя какое-то время вернулся домой, идея летунов стала одной из наиболее навязчивых в

моей жизни. Я пришел к пониманию того, что дон Хуан был совершенно прав насчет них. Как я ни

пытался, я не мог опровергнуть его логику. Чем больше я об этом думал и чем больше разговаривал с

окружавшими меня людьми и наблюдал за ними, тем более крепло во мне убеждение, что есть

нечто, делающее нас неспособными ни на какую деятельность, ни на какую мысль, в центре которой не

находилось бы наше "я". Меня, да и всех, кого я знал и с кем разговаривал, заботило только оно.

Не будучи в состоянии как-либо объяснить такое единообразие, я уверился, что ход мыслей

дона Хуана наилучшим образом соответствовал происходящему.
Я углубился в литературу о мифах и легендах. Это занятие породило во мне никогда прежде не

испытанное ощущение: каждая из прочитанных мною книг была интерпретацией мифов и легенд. В каждой

из них обнаруживалось присутствие одного и того же склада ума. Книги отличались стилистикой, но

скрытая за словами тенденция была в точности одной и той же; при том даже, что темой этих книг были

столь отвлеченные вещи, как мифы и легенды, авторы всегда ухитрялись вставить словечко о

себе.
Эта характерная для всех книг тенденция не объяснялась сходством их тематики; это

было услужение самому себе. Прежде у меня никогда не было такого ощущения.
Я приписал свою реакцию влиянию дона Хуана. Передо мной неизбежно возникал вопрос: то ли это он так

на меня повлиял, то ли действительно всеми нашими поступками управляет некий инородный разум.

- Необычная идея, - проговорил он с расстановкой, оценивая производимый его словами эффект, -

состоит в том, что каждый человек на этой Земле обладает, по-видимому, одними и теми же

реакциями, теми же мыслями, теми же чувствами.
По всей вероятности, все люди более или

менее одинаково откликаются на одинаковые раздражители. Язык, на котором они говорят, несколько

вуалирует это, но, приоткрыв эту вуаль, мы обнаружим, что всех людей на Земле беспокоят одни и те

же проблемы. Мне бы хотелось, чтобы ты заинтересовался этим, разумеется, как ученый и сказал,

можешь ли ты найти формальное объяснение такому единообразию.

__________
- Разум хищника еще не покинул тебя, - сказал дон Хуан. - Но он был серьезно уязвлен. Всеми своими

силами он стремится восстановить с тобой прежние взаимоотношения. Но что-то в тебе разъединилось

навсегда. Летун знает об этом. И настоящая опасность заключается в том, что разум летуна

может взять верх, измотав тебя и заставив отступить, играя на противоречии между тем, что говорит

он, и тем, что говорю я.

- Видишь ли, у разума летуна нет соперников, - продолжал дон Хуан. - Когда он утверждает

что-либо, то соглашается с собственным утверждением и заставляет тебя поверить, что ты сделал что-

то не так.
Разум летуна скажет, что все, что говорит тебе Хуан Матус, - полная чепуха,

затем тот же разум согласится со своим собственным утверждением: "Да, конечно, это чепуха", -

скажешь ты. Вот так они нас и побеждают.
- Летуны - необходимая часть Вселенной, - продолжал он. - И их нужно принимать за то,

чем они действительно являются, - за внушающих ужас монстров. Но на самом деле они являются

средством, с помощью которого Вселенная экзаменует нас.

- Мы - энергетический зонд, созданный Вселенной, - сказал он таким тоном, как

если бы говорил нечто давно мне известное. - И поэтому мы владеем энергией, данной нам для того,

чтобы Вселенная могла осознавать самую себя. Летуны - это безжалостный вызов. Их нельзя принимать

ни за что другое. Если мы преуспеем в этом, Вселенная позволит нам продолжать.



Мне было довольно трудно войти во внутреннее безмолвие, не уснув. Желание уснуть было почти

неодолимым. Все же я совладал с ним и обнаружил, что всматриваюсь в дно долины из окружающей меня

непроглядной тьмы. И тут я увидел нечто, от чего меня пробрал холод до мозга костей. Я увидел

огромную тень, футов, наверное, пятнадцати в поперечнике, которая металась в воздухе и с глухим

стуком падала на землю. Стук этот я не услышал, а ощутил своим телом.
- Они действительно тяжелые, - проговорил дон Хуан мне на ухо.
Он держал меня за левую руку так крепко, как только мог.
Я увидел что-то, напоминавшее грязную тень, которая ерзала по земле, затем совершала очередной

гигантский прыжок, футов, наверное, на пятьдесят, после чего опускалась на землю все с тем же

зловещим глухим стуком. Я старался не ослабить своей сосредоточенности. Мною овладел страх, не

поддающийся никакому рациональному описанию. Взгляд мой был прикован к прыгающей по дну долины

тени. Затем я услышал в высшей степени своеобразное гудение - смесь хлопанья крыльев со свистом

плохо настроенного радиоприемника. Последовавший же за этим стук был чем-то незабываемым. Он потряс

нас с доном Хуаном до глубины души - гигантская грязно-черная тень приземлилась у наших ног.
- Не бойся, - властно проговорил дон Хуан. - Сохраняй свое внутреннее безмолвие, и она исчезнет.

-----

- Никогда бы не подумал, что ты примешь видение летуна так близко к сердцу, - сказал он.
- Совершенно нелепое зрелище! - твердил я, не в силах сказать ничего более.
Хищник, которого описывал мне дон Хуан, отнюдь не был добродушным существом. Он был чрезвычайно

тяжелым, огромным и равнодушным. Я ощутил его презрение к нам.

Несомненно, он сокрушил нас много веков назад, сделав, как и говорил дон Хуан, слабыми, уязвимыми и

покорными.
Я снял с себя мокрую одежду, завернулся в пончо, присел на кровать и буквально

разревелся, но мне было жаль не себя. У меня были моя ярость, мое несгибаемое намерение, которые не

позволят им пожирать меня. Я плакал о своих собратьях, особенно о своем отце. До этого мгновения я

никогда не отдавал себе отчета в том, что до такой степени люблю его.



Записан

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
Re: как устроен мир?
« Ответ #3 : 10 Июль 2011, 20:54:53 »





Вот такие вот дела.
Исходя из этого можно представить, что мир был создан кем-то «Создателем». Так же и в библии

написано, да и где только не встречается, но отнюдь не потому, что он созидатель великий, а для

некой надобности, для того, чтоб использовать и из мира качать «Хмель» или «Осознание», некий 

«продукт». Причем в отличие от библейского мира, наш мир -  это не центр, а наш

мир это маленький кусочек огромной вселенной, ничего не значащий, даже больше похож на лабораторный

стол, откуда «Создатель» добывает нужную ему энергию «продукт». Все существа в мире являются как бы

собирателями или генераторами этой энергии «Хмель» «Осознание». Как мы выращиваем куриц, коров или

огородные растения, чтоб пользоваться их яйцами, молоком или плодами. Так же и этот мир создан,

чтоб получать «продукт».
Причем «продукт» он может извлекать, в момент смерти, вернее отделять от существ. Причем с ней еще

нужно будет мудохаться, очищать перерабатывать. Но именно люди, могут время от времени вырабатывать

чистейшую энергию «Хмель» «Осознание»

Самое главное и очень важный момент, то что эта энергия «продукт» очень интересен в их вселенной, в

их различных мирах. И мы можем быть довольно таки привлекательными для многих существ, которым в

сласть полакомиться или воспользоваться этой энергией. И это привлекает многих существ.


Создатель много экспериментировал и создал человека, вдохнув в него свой «дух», или вложив в него

свою «частичку», или сделав его по своему «образу и подобию» (Ну по образу и подобию это уж слишком

громко сказано, это наше чувство собственной значимости могло такое сказать, а на самом деле, то

что он вложил это пшик, практически ничто). Может быть, то что он вложил это и есть, то что

называют «душа»? Может быть это та самая частичка, которая проживает много жизней «реинкарнаций»,

чтоб набрать силы и возможно соединиться со своим создателем, в одно целое. А может эта частичка,

развиваясь может стать отдельным существом, отдельным от своего создателя и самим стать создателем?
Так вот именно в человеке, эта энергия «Хмель» «Осознание», которая интересует Создателя может

получаться в высоком качестве.


Также он создал здесь «собирателей», может «летунов», что у Кастанеды? А может летуны это другие,

те кто тоже приперся лакомиться энергией. Но если сравнивать Кастанеду и Монро, то больше похоже на

то, что это одни и тоже создания.
Они собирают чистейший продукт, причем они научились манипулировать нами и нашими эмоциями, нашим

устройством мира, делая нас очень подверженными таким эмоциям как гнев, злость, алчность, любовь,

добро, сострадание, борьбу друг с другом, собственную важность и т. д.  И самое главное

концентрироваться на этих состояниях, пережевывая в уме, днями или неделями эти чувства внутри

себя. Как мы можем неделю думать о прошлой обиде,  или вспоминая случай, где блеснули собственной

важностью перед другими своими соратниками. Тут, то они и срезают высококачественный продукт.

Видимо даже не дожидаясь нашей смерти. Ну и конечно в момент нашей смерти, все наше «осознание» или

«Хмель» забирается, видимо перемешанное с нашими жизненными силами, проходя потом обработку и

очищение. Ну и в крайних случаях, когда вдруг понадобилось большое количество «Хмеля» «Осознания»

на земле можно устроить катаклизм, природный допустим, где много существ и в том числе людей

помрут, отдав свое Осознание. А можно устроить экономические кризисы, или войны управляя,

алчностью, жадностью, злостью или собственной важностью нескольких людей во главе государства.

Причем для управления нашими эмоциями «летуны» или «собиратели» внедрили в нас свой разум, который

и концентрирует нас на наших жалких чувствах. Делая нас еще беспомощней в этой фабрике производства

«Хмеля».

Но у нас есть частичка, того создателя, возможно бессмертная, которая возможно переживает здесь на

земле много жизней, чтоб стать не просто крохой, а автономным существом творцом, либо соединиться

со свои создателем, творцом.
Пишет Монро ему говорят Разумники: «Некто — творец, который был сотворен. Ты тоже

творец, который был сотворен. Все вы несете в себе крошечный посыл... крупицу Некто, который вас

создал. В свою очередь, в этом маленьком посыле кроется восприятие того творца, который сотворил

самого Некто»



А может быть в нас есть часть существ, которые решили использовать землю для своего обучения и

увидев в этом лучшую школу для своего развития, ну или просто интересно поиграть в такие игры, дает

кучу дополнительных эмоций.
(Мы — не Некто. И мы не Оттуда. Мы не привратники Земного Сада и не садовники.
   Мы не собираем и не передаем, созданный человеком Хмель-любовь. Мы не участвуем в системе

ускоренного обучения человека, просто с самого начала следим за ее возникновением и развитием. При

необходимости мы предпринимаем определенные действия, но не вмешиваемся в учебный план.

Но в конце концов Монро узнает, что он встречался в своих астральных путешествиях очень часто с

самим собой и разумники, которые учат его в этих путешествиях есть он сам, ну или частица одного из

таких же частиц. И все они набирают опыт, знания, пытаются освободиться от неких условностей,

систем представлений, но придет время и они соединятся собрав всю свою энергию опыт и двинутся в

некое путешествие, так как на земле у них уже не будет смысла оставаться. Но должен найтись тот кто

поведет всех их один из «я», тот кто разовьется до особого уровня.

Монро:
... Да, теперь я знаю, кто я, кем я был с самого начала, всегда... беспокойная частичка

Целого, которая хочет вернуться, но продолжает жить, пытаясь выразить себя в делах, в творчестве, в

созидании, в щедрости, в росте, в умении отдать больше, чем взять, и, прежде всего, в пылком

стремлении вернуться к Целому с подарками, дарами любви... парадокс единства и неразрывности одной

частицы. Я помню Целое... Я и есть Целое... я частица, но во мне есть вся полнота Целого...

...Теперь я возвращаюсь... возвращаюсь к Целому, домой. Я чувствую его излучение, оно усиливается

по мере приближения... как приятно вернуться домой...
   
    — Какие подарки ты несешь с собой, малыш? Я ничего не вижу.
   
   ...Подарки? Какие подарки? Мне просто нужно вернуться к Целому, домой, ко всем остальным,

похожим на меня... Я тот, кем был всегда... Подарки? Это значит что-то еще, кроме меня... но у меня

нет ничего другого... только мой сон...
   
   — С тобой что-то не так. У тебя нет подарков, и ты один. Ты не полон.

--------
Погружение в физическое существование, в мир искаженной энергии... материя — энергия, замкнутая в

ограниченных формах выражения...
   тяжелое чувство скованности, несмотря на врожденное стремление удерживать энергию в виде

материи, сохранять такую форму... чудесное, хотя и противоречивое устройство! Затем желание найти

воплощается в действиях и противодействиях совершенно иного типа... сразу не получается, приходится

предпринимать все новые и новые попытки... множество прохождений, внутрь и наружу, начиная с самого

первого крошечного существа с мохнатой мордой... взлеты и падения осознания и разумности, снова и

снова, в течение долгих тысячелетий... реинкарнации, новые жизни... сумма всего этого и есть те

подарки, которые нужно отнести Целому, но сейчас у меня их нет, я не взял их с собой... теперь я

понимаю, зачем нужно рассеивать частицы... какие прекрасные подарки я принесу из этого сна! А я...

я — все эти многочисленные жизни, все без исключения. То, что я называю совокупностью... мое Я

-"Там". Но сейчас я — только малая часть Я-"Там".

----------
Вот что стало для меня Истиной:
   Наш Творец: остается непостижимым, пока мы пребываем в мире человеческого существования;
    создал план того непрерывного процесса, частью которого мы являемся;
    задумал этот процесс с определенной целью, выходящей за рамки нашего понимания;
    при необходимости вносит в этот процесс поправки и улучшения;
    устанавливает простые законы, которым подчиняется весь наш мир;
    не требует никакого поклонения, признания и служения;
    не наказывает за "грехи" и "дурные поступки";
    не вмешивается в нашу жизнь.
   Неотъемлемой частью плана является желание вернуться к Творцу с подарками.
   Я понял и еще одну важную вещь: записанные или сказанные мною слова, даже сочиненная музыка

никогда не смогут во всей полноте передать эти Истины другому человеческому разуму.




Также в книгах Майкла Ньютона можно прочесть множество историй загипнотизированных людей о том, что

они делают между жизнями, о том, что они пытаются набирать опыт и знания, энергию, проживая жизнь

за жизнью.
Там есть, что-то типо кармы, когда мы распределяем свои поступки между друг другом. Но карма не в

смысле каких-то индусских пугалок, что если ты кому-то, что-то сделал, то он будет тебя мучить в

следующей жизни. Мы и сами захотим побыть на другой стороне, мы ведь неуязвимая энергия, которой

интересно попробовать пожить и в богатстве и в бедности, и в силе и в слабости, и в радости и

несчастье. А также мы любим проживать свои жизни в компании некоторых своих дружественных душ.
Записан

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
Re: как устроен мир?
« Ответ #4 : 10 Июль 2011, 20:55:23 »



То, что написано в книгах Майкла Ньютона можно как бы уместить или метафорически перефразировать в

отрывок из книги Ричарда Баха «Иллюзии», вообще Ричард Бах пишет художественную литературу, вроде

как бы, но в ней больше чем выдумки, в его книгах, какое-то глубокое знание.

Там в книге есть учитель или мессия, который учит одного летчика:
"Дон,  я  согласен,  что  ты  прав,  и жизнь действительно  может  быть
интересной или скучной, или такой, какой мы  сами решаем ее сделать. Но даже
в свои лучшие времена я никак не мог понять, зачем мы вообще здесь. Расскажи
мне об этом".
"Деньги у тебя есть?"
     "Навалом. А что?"
     "Пойдем в кино", - предложил он. "Идешь?"

Вскоре я забыл, зачем мы пришли
"Ричард?"
     "Да?"
     "Зачем ты здесь?"
     "Это  хороший  фильм,  Дон.  Тише". Батч  и  Санданс,  истекая  кровью,
говорили о том, почему им надо отправляться в Австралию.
     "А чем он хорош?" - спросил он.
     "Мне интересно. Тихо. Я потом скажу".
     "Отключись от него. Приди в себя. Это все иллюзии".
     "Ричард, зачем ты здесь?"
     "Слушай, я здесь потому, что ты попросил меня прийти сюда!"
Я отвернулся и попытался досмотреть конец.
     "Но ты не обязан был идти, ты мог сказать: "Нет, спасибо".
     "Мне нравится  этот фильм". Сидящий впереди повернулся  и  смерил  меня
взглядом. "Дон, мне нравится этот фильм, это что, плохо?"

"Это был хороший фильм", - сказал он, - "но самый распрекрасный фильм в
мире все  равно лишь иллюзия,  не так ли?  На экране  ничто не движется, так
только кажется. Свет становится  то ярче,  то темнее, а нам  кажется, что на
плоском экране, установленном в темноте, есть движение".
     "Пожалуй, все так". Я начинал понимать.
     "Люди, все те, кто ходит на  фильмы, зачем они приходят, если это всего
лишь иллюзии?"
     "Ну, это развлечение", - сказал я.
     "Им интересно. Правильно. Раз".
     "Они могут чему-нибудь научиться".
     "Отлично. Всегда так. Новые знания. Два".

     "Уйти от скуки".
     "Уход. Ты уже говорил".
     "Общение. Быть вместе с друзьями", - сказал я.
     "Причина,  чтобы  пойти,  но  не чтобы  смотреть фильм.  Все равно  это
развлечение. Раз".
     И  чтобы я там  ни предлагал, все укладывалось в  эти две причины; люди
смотрят фильмы  ради забавы, или ради новых знаний, либо ради того и другого
вместе.
     "И фильм - это вроде как наша жизнь, правильно, Дон?"
     "Да".


     "А тогда почему некоторые выбирают плохую жизнь, как фильм ужасов?"
     "Они  не просто  приходят на фильм  ужасов ради забавы,  они  с  самого
начала знают, что это будет ужасный фильм", - ответил он.
     "Но почему?"
     "Ты любишь фильм ужасов?"
     "Нет".
     "Но некоторые ведь тратят уйму  денег и времени на то, чтобы посмотреть
ужасы, или дурацкие мюзиклы,  которые другим кажутся скучными и пустыми?" Он
дал мне возможность ответить на этот вопрос.
     "Да".
     "И ты не обязан смотреть их фильмы, а они не обязаны смотреть твои. Это
называется словом "свобода".
     "Но почему людям хочется, чтобы их пугали? Или нагоняли на них тоску?"
     "Потому, что они  думают, что они заслужили  это за то, что сами пугали
кого-то, или им нравится чувство возбуждения,  сопутствующее страху, а может
быть,  они  уверены,  что все фильмы просто обязаны быть такими  тоскливыми.
Можешь  ли ты поверить, что большинство, по причинам  достаточно  веским для
них, получают  искреннее  удовольствие от  уверенности, что они беспомощны в
своих собственных фильмах? Нет, ты не можешь поверить".
     "Нет, не могу".
     "Пока  ты  не  поймешь это, ты  будешь  продолжать  удивляться,  отчего
некоторые  несчастливы. Они  несчастны  потому, что  они  сами  решают  быть
несчастными. Ричард, это так!"
     "Гм".
     "Мы - задорные и озорные  существа, веселые дети Вселенной. Мы не можем
умереть, и нам, как и иллюзиям  на  экране, ничто не  может повредить. Но мы
можем поверить в то, что нам очень плохо, и представить то в самых ужасающих
и  мучительных подробностях,  на какие только способны. Мы  можем поверить в
то, что мы жертвы, что нас убивают, или что  мы сами  кого-то убиваем, и что
мы - лишь пешки в борьбе Милостивой Судьбы и Злого рока".
     "У нас много жизней?" - спросил я.
     "Сколько фильмов ты посмотрел?"
     "Ага!"
     "Фильмы о жизни на  этой планете, о  жизни на других планетах; все, что
имеет пространство и время - лишь фильм  и иллюзии",  - сказал он. "Но, пока
что  в  наших иллюзиях  мы можем многому  научиться и  неплохо позабавиться,
правда?"
     "А как далеко ты проводишь эту аналогию с фильмами?"
     "А  как далеко тебе бы хотелось? Ты сегодня  посмотрел фильм отчасти от
того, что я хотел его посмотреть. Многие выбирают себе жизни потому, что  им
нравится быть и работать вместе с друзьями.  Актеры из сегодняшнего фильма и
раньше играли вместе - "раньше или позже" - это зависит от того, какой фильм
ты   посмотрел  первым;  ты  даже   можешь  видеть   их  на  разных  экранах
одновременно. Мы  покупаем себе  билеты на  эти фильмы, платя  за вход своим
согласием поверить в  реальность пространства и реальность времени... Ни то,
ни  другое  не истинно, но тот, кто не хочет  заплатить  эту  цену, не может
появиться на этой  планете,  или  вообще в  любой  пространственно-временной
системе".
     "А   есть   такие   люди,    которые   совсем   не   имели   жизней   в
пространстве-времени?"
     "А есть такие люди, которые совсем не ходят в кино?"
     "Понял. Они учатся иначе?"
     "Ты  прав",  - сказал  он,  довольный мною.  "Пространство-время -  это
довольно примитивная школа. Но многие держатся этой иллюзии, даже если она и
скучна, и они не хотят, чтобы в зале зажгли свет раньше времени".
     "А кто сочиняет эти фильмы, Дон?"
     "Ну  не  странно  ли,  как  оказывается  мы  много знаем,  если  начнем
спрашивать самих себя, а не других? Кто сочиняет эти фильмы, Ричард?"
     "Мы сами", - сказал я.
     "А кто играет?"
     "Мы".
     "А кто оператор, киномеханик, директор кинотеатра, билетер, кто смотрит
за всем этим? Кто волен выйти из зала в середине,  или в любое  время, когда
захочет, изменить,  весь  сценарий, кто волен смотреть один и  тот же  фильм
снова и снова?"
     "Дай-ка подумать", - сказал я, - "Любой, кто захочет?"
     "Ну, не достаточно ли тут свободы для тебя ?" - спросил он.
     "И поэтому фильмы так популярны? Потому, что мы инстинктивно знаем, что
они так схожи с нашими жизнями?"
     "Может быть и так, а может и нет. Да это и не важно. А что представляет
собой кинопроектор?"
     "Наш мозг", - сказал я. "Нет. Воображение. Это -  наше воображение, как
бы его не называли".
     "А что такое сам фильм?" - спросил он.
     "Вот этого я не знаю".
     "То, что мы согласны допустить в наше воображение?"
     "Может быть и так, Дон".
     "Ты  можешь держать бобину  с  фильмом в  руке -  он весь тут:  начало,
середина, конец - все сжато в одну секунду или одну миллионную долю секунды.
Фильм существует вне времени,  записанного на нем, и если ты знаешь, что это
за фильм, ты знаешь в общих чертах, что там должно случиться, еще до входа в
кинотеатр:  там будут битвы и  волнения, победители  и побежденные, любовь и
несчастье  ты  знаешь,  что  все  это  произойдет.  Но для того,  чтобы тебя
захватил и унес этот фильм,  для того, чтобы полностью  насладиться им, тебе
надо  вставить его в  проектор,  и  прокрутить  его  через объектив кадр  за
кадром;  для  того,  чтобы  погрузиться  в  иллюзию, обязательно  необходимо
пространство и время. Поэтому ты платишь свою монетку, и получаешь  билет, и
устраиваешься  поудобнее,  и  забываешь  о том,  что  происходит  за стенами
кинозала, и кино для тебя начинается".
     "И никто на самом деле не страдает? Вместо крови - лишь красная краска,
и слезы от лука?"
     "Нет, это  настоящая кровь", - сказал  он.  "Но  судя по тому,  как это
влияет на  наши  истинные  жизни,  это  все  равно,  что  киношная  кровь из
кетчупа".
     "А реальность?"
     "Реальность божественно  индиферентна, Ричард. Матери все  равно, какую
роль играет ее дитя в этих играх: один день он  - "злодей", другой день он -
"сыщик". Абсолют  даже не знает о наших иллюзиях  и  играх.  Он знает только
Себя, и нас в своем подобии, совершенных и законченных".
     "Я  не уверен, хочу  ли  я  быть совершенным и законченным. Расскажи  о
скуке..."
     "Взгляни  на небо",  - сказал он, и от столь резкой  перемены  темы,  я
невольно  взглянул на  небо.  Там  высоко-высоко летели  перистые  облака, и
восходящая луна серебрила их края.
     "Прекрасное небо", - сказал я.
     "Оно совершенно?"
     "Конечно, Дон, небо всегда совершенно".
     "Ты хочешь  сказать,  что  несмотря  на  то,  что небо  меняется каждую
секунду, оно всегда совершенно?"
     "Ура, я молодец. Да!"
     "И море всегда совершенно,  и тоже всегда меняется", - сказал он. "Если
бы совершенство было застоем, то рай был бы болотом. А Абсолют тебе вовсе не
болотный кулик".


есть еще один факт, который перекликается во многих книгах - это двойственность, это либо

двойственность на левое и правое, это двойственность тела и духа, это рассказы о том, что бог

создал две половинки, кстати в библии тоже говорится о двух, и также отдельно об Адаме и Еве.


Ну и в книгах Кастанеды призывается к совершенствованию, правда там никогда не говорят о множестве

жизней «нас» на этой земле. Но ведь у толтеков разработана целая дисциплина по развитию и одна из

важных вещей, которой там учат – это то, что у тебя нет времени, есть только жизнь в которой ты

выиграешь или проиграешь смерти. И у толтеков эта философия и отношение к жизни доминирующая, воин

должен жить с таким чувством, что у него нет времени и каждое его дело, действие может стать

последним. И с одной стороны это очень правильно для цели, ведь если толтек будет думать, что у

него есть много жизней, то какого хрена напрягаться в этой? Рвать задницу? А ведь как часто мы в

своей жизни банально перекладываем дела на завтра, зачем делать сегодня, если можно сделать завтра.

А Дон Хуан учит Кастанеду именно относиться к жизни не как бессмертное существо, а осознать свою

смерть. Осознать, что времени у тебя нет, есть только сегодня и сейчас, и любое твое действие может

стать последним и для тебя слишком большая роскошь откладывать дела на потом. И если ты, что-то

делаешь относясь к этому как к действительно последнему действию, ты будешь делать его с полным

осознанием, с полной самоотдачей и аккуратностью, ведь больше ничего не значит в этом мире, это

единственное действие которое тебе возможно удасться совершить. И это очень полезная философия и

отношение к жизни, если ты допустим будешь заниматься какой-то практикой развивающей, да или просто

делом, то мы люди вечно мыслями отвлекаемся от дела, думая о своем будущем или прошлом. А если

будешь к делу относиться как к последнему в твоей жизни, то уж ни о каком будущем думать не будешь

и отвлекаться на свой прошлый день, также будет глупо, ведь он уже не имеет значения перед твоей

предстоящей смертью.

Кастанеда:
- Не хочешь ли ты сказать, дон Хуан, что смерть, является нашим единственным настоящим

врагом? - спросил я, немного помолчав.
- Нет, - сказал он убежденно. - Смерть не является врагом, хотя и кажется им. Смерть не разрушает

нас, хотя мы и думаем, что это так.- Маги говорят, что смерть является единственным стоящим

противником, который у нас есть, - ответил он. - Смерть - это вызов для нас. Мы все рождены, чтобы

принять этот вызов, - и обычные люди, и маги. Маги знают об этом, обычные люди - нет.
- Смерть является действующей силой, жизнь - это арена действия. И всякий раз на этой арене только

двое противников - сам человек и его смерть.
Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не

разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим

смерть.
Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда

избежать нового вызова.
- Значит ли это, что маги становятся бессмертными?
- Нет. Не значит, - ответил он. - Смерть перестает бросать им вызов, и это все.



Ну и у толтеков есть куча приемов, чтоб стать независимым от летунов, да и вообще от этого мира,

стать совсем другим существом, в другом измерении или жителем сразу многих миров. И возможно не

быть курицей в этой фабрике качающей Хмель.
И что мы тут это, вроде личинок, вроде гусениц, которые могут трансформироваться в других существ в

бабочек, которые будут уже жить в другой сфере, как личинка комара живет под водой, а его

трансформированная и взрослая особь покидает воду и живет в воздушном пространстве умея летать и

имея большую свободу.
Записан

белый пёса

  • Модератор своих тем
  • *****
  • Согласие +903/-16
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 12 175
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 4117
  • - Вас поблагодарили: 17178
  • Здесь вам не Тут !
Re: как устроен мир?
« Ответ #5 : 10 Июль 2011, 21:24:12 »

Sid, да, колличеством буковок ты проста удивил )
у мну нету стока внимания, чтоб все осилить... осилил тока первый пост, где ты своими словами....

мну кроме первого пункта все остальные приемлю в качестве ориентиров )))

так ты еще не всех описывальщиков устройства пространства  прочитал !)
даже не знаю, есть ли среди нас таковые ????
Записан
У всего в мире своя песня.

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10937/-24
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 847
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 54351
  • - Вас поблагодарили: 127533
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру
Re: как устроен мир?
« Ответ #6 : 10 Июль 2011, 22:23:37 »

Как мы выращиваем куриц, коров или

огородные растения, чтоб пользоваться их яйцами, молоком или плодами.
  Мне такой взгляд кажется несколько сельскохозяйственным.  Ибо в нем осознание гармоничности не выше уровня колхозного агронома.
  Исключительно моё мнение - примитивизм такого взгляда на процесс пореобразования в этом мире, выдает не более, чем жадного крестьянина...или, примитивного мистификатора,  у которого кто-то кого-то всегда "разводит". Скажу проще - мощь и величие процесса преобразования, и вообще, движения (не в космосе, а только у нас, рядом, на Земле) ни чего общего не имеет с "кролиководством и птицефермами".  Там просто нет места столь локальным структурам со смешными интересами.

  Дурацкая идея про летунов, хороша для тех, кому надо на кого-то свалить вину за свою бестолковость. Ни одно из известных древних мировоззрений не знало ни  чего подобного "летунам" и "орлам"...  в то время, как я очень далек от мысли, что древние жители Земли были идиотами.

   Говоря иначе - такая структуризация Процесса, есть ни что иное, как перенос своих представлений на неизвестное.
Мне кажется, что достаточно один раз непосредственно и "собственными глазами"  на этот процесс взглянуть, что бы стало ясно, что там - "наши не пляшут". Там всё связанно и соотносится со всем, по абсолютно не нашим "законам и принципам".

  Всего лишь, моё мнение.
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

белый пёса

  • Модератор своих тем
  • *****
  • Согласие +903/-16
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 12 175
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 4117
  • - Вас поблагодарили: 17178
  • Здесь вам не Тут !
Re: как устроен мир?
« Ответ #7 : 10 Июль 2011, 23:01:09 »

Sid, на самом деле я тебя очень даже понимаю...не по тому что вот прочел, увидел и понял... а по тому, что сам не так давно подобной фигней страдал... да и щас еще частенько грешен, хоть и не в такой откровенной форме )))) если сомневаешься, спроси у тутошних бывалых, которые мну наблюдают с самого моего появления или подними историю сообщений... я тоже сыпал цитатами, как и ты )))
УМ - это инструмент, который дан нам свыше, чтоб мы тут с помошью него интегрировали и решали те задачки, которые сверху и приходят... ну и для жизнеобеспечения тельца, само собой... т.е. если рассматривать вертикальную структуру, то он для того, чтоб разруливать то, что ниже его, а не то, что выше... но чот как-то так получилось, что он превратился в диктатора и "глушит" все, кроме себя... и решаем мы не те задачки, которые должны бы, а лишь те, которые ему интересны, несмотря на то, что у нас имеются инструменты и повыше ума (если по вертикали). наверна воспитание у нас такое, перекошеное... с детства...

и еще... умом мы все воспринимаем на уровне слов... и пока восприятие на этом уровне, важно усвоить одно правило: сказанные слова являются истиной только для того, кто их сказал, а для тех, кто их воспринял, они являются ложью... ложь - это не ругательство, если что, а всего лишь термин, означающий неистинность воспринятого через слова на уровне слов... когда восприятие расширяется до другого уровня, то слова становятся инструментом... и там нечто можно выразить уже разными словами, при этом тот, кто воспринимает так же, на другом уровне, вполне поймет, о чем сказал первый, но от, кто воспринимает на уровне слов поймет что-то другое... а правило для уровня слов никто не отменял )

надеюсь, сможешь понять....
Записан
У всего в мире своя песня.

SidАвтор темы

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 5
Re: как устроен мир?
« Ответ #8 : 12 Июль 2011, 14:41:30 »

спасибо за коменты,
так в паре книжек увидел очень похожие пересечения насчет того, что мы тут как бы собираем и обогащаем осознание и в конце жизни делимся с чем-то им. Вот и решил поделиться.
воспользуюсь вашими советами и постараюсь поменьше забивать голову всяким безобразием.
Записан

Dodge

  • Гость
Re: как устроен мир?
« Ответ #9 : 12 Июль 2011, 15:50:55 »

Sid

воспользуюсь вашими советами и постараюсь поменьше забивать голову всяким безобразием.

Сомнительно, чтобы у тебя это получилось:) А если и получится, - то напрасно. Потому как пользоваться чужими советами не всегда правильно.
Если что-то так уж интересует, то, как мне кажется, надо уж как-то "добить" этот интерес до какого-то логического конца (или абсурда):)
В твоём интересе трудность в том, как мне кажется, что всё что бы об этом кто ни говорил, всё это будет лишь, - МНЕНИЕ. Ибо никто наверняка ничего НЕ ЗНАЕТ.
В общем, раз уж оно интересно, вот могу ещё ссылочку в эту тему подкинуть. Раз уж тебе нравится (и получается) много читать, то может и это осилишь:)

http://www.ksv.ru/Исследуем/Чужое/Интересно/War_of_the_Worlds/War_of_the_Worlds.shtml

:)

ПС
Похоже, ссылку надобно копировать и вставлять вручную, а то она "подсвечивает" почему-то только первую часть.
Записан

белый пёса

  • Модератор своих тем
  • *****
  • Согласие +903/-16
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 12 175
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 4117
  • - Вас поблагодарили: 17178
  • Здесь вам не Тут !
Re: как устроен мир?
« Ответ #10 : 12 Июль 2011, 18:15:57 »

Да, верно Эй! подметил... нереализованный интерес так и будет свербить, пока его не удовлетворишь...

тока чот у мну ссылочка не грузится ни так ни этак )))

я бы еще это порекомендовал для разнообазия.
Записан
У всего в мире своя песня.

Dodge

  • Гость
Re: как устроен мир?
« Ответ #11 : 13 Июль 2011, 13:15:06 »

тока чот у мну ссылочка не грузится ни так ни этак )))
Можно тогда сотсюда читать (собственно, это и будет оригинал), только надо с низу начинать:

http://arhivar-rus.livejournal.com/?skip=20&tag=ww

:)
Записан

Venera

  • Турист
  • Согласие +0/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 2
  • - Вас поблагодарили: 3
Re: как устроен мир?
« Ответ #12 : 17 Октябрь 2013, 21:45:40 »


Вечного ничего нет в нашей Вселенной.
Как выяснили ученые, есть "плодоносящие" черные дыры, которые после того, как впускают в себя критическую массу материала этой Вселенной, рождают новые Вселенные и исчезают с "Горизонта Событий" , то есть, в этой Вселенной их уже не видно (3 внимание для звездной системы :) ). При этом, рождая новую Вселенную, они разворачивают новое Пространство-Время из Себя, то есть, по отношению к этой новой созданной вселенной они всегда были и будут, то есть - Вечны. Но по отношению к нашей вселенной, они имеют определённый срок существования.
Солнце по расчетам ученых может прожить несколько десятков миллиардов лет, Земля - несколько миллиардов лет.
После того, как практик выходит в третье внимание, его уже как и те "плодоносящие черные дыры" нельзя увидеть в нашем мире, он исчезает с "Горизонта Событий" нашего мира. Там у него есть несколько вариантов развития - либо пока не кончится энергия оставаться на этом уровне Бытия (являясь маленьким подобием Потока Духа), что может означать, что он может существовать как независимое Осознание несколько миллиардов лет (Кэрол Тиггс упоминала о 5 миллиардах лет), либо продолжать свой Путь дальше, эволюционируя на следующие уровни Бытия - в таком случае, следующий шаг - путем объединения - эволюция до уровня Планеты, а затем - Звезды, а затем - Первопричина этой Октавы Бытия и вход в следующую Октаву Бытия. Однозначно одно, такое Осознание уже никогда не будет снова рождено здесь, в этом мире, на этой планете и даже в этой Солнечной Системе.
Отсюда: http://www.1nagual.com/viewtopic.php?p=2106#p2106
Записан
 

Страница сгенерирована за 0.832 секунд. Запросов: 54.