Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Ничто так не сближает людей, как общность интересов. Расходятся интересы - расходятся люди.

Автор Тема: Козельские приключения  (Прочитано 1133 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #15 : 29 Октябрь 2017, 02:58:36 »


                                                             КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Нет, это я слишком круто загнул! Такой Кузнец может, конечно, и сотворить нечто этакое выдающееся, но- скромное, небольшое, то, что и одному под силу. А катапульту в одиночку не изладить, нет! Тут лидером быть нужно…или стать им в тяжёлый момент. Возможно ли- вот так, из тихого да незаметного, в одночасье- в лидеры? Да ещё в момент опасности, когда на первый план неизменно выходят натуры волевые, сильные и авторитетные…Нет, сопротивляется во мне что то... Не должен он быть ни супергероем, ни замухрышкой…скорее посередине где то.

  Спокойный, скромный, чуть застенчивый даже, но со стержнем внутри…Впрочем, без стержня того и кузнец не кузнец. Недаром профессия эта столь уважаема на Руси, едва ли почти  за кудесников этих людей считают. Отсюда- несмотря на то, что белой вороной мой творец- Кузнец слывёт даже среди таких же как и сам, мастеров, уважение ему полной мерой отмериваться должно. Ну а то, что компанией своей обходят, так не беда, в тяжёлый денёк все вместе соберутся…Вот так, мы уж и к тому самому деньку подошли, а я Кузнеца своего толком и не узнал ещё… ладно, ничего, в бою познакомимся... вот и остальные достоинства я ему оставлю, ибо не бывают творцы другими…ремесленником же я его не мыслю. Дальше видно будет…

 С чего началось всё? А началось с тревоги, что появляется откуда то и, передаваясь от человека к человеку, овладевает   всеми. Кто- то говорит о почтовом голубе, принесшем нехорошую весть воеводе, кто- то видел, как собирались потом начальники ратные на военный совет, а через неделю встречали в городе и смертельно уставшего посланника с дальней заставы. И рассказал тот о пришедшей на Русь несметной лаве басурман, в несколько дней стёрших с лица земли Пронск, Белгород и Ижеславль. «Сам-то их не видел, правда, да и не привыкать знать, и так ни один год спокойным не был, эвон сколько со степняками биться пришлось…выдюжим ежели что! Русь большая, чать не одни мы тут, вот кто там поближе пусть и рать и собирают… Да и что там эти городишки, и оплотов толковых нет, и дружины полторы калеки…вот пусть поганые о Рязань - ка зубы пообломают, глядишь и обратно поворотят…а мы и вообще тут в стороне… вот людишек-тех, да, жалко…всех, баяли, побили…на куски рвали, звери, огнём палили…всех…и младенцев грудных, и баб с девками…азиаты, знамо дело…» Посудили- порядили так, да и успокоились…

Ну а что Кузнец? Да ничего пока, дел ему никто не убавил, вот и переживать особо не приходится…некогда! Однако задумываться крепко стал иногда…о нехорошем задумываться! Русь большая, простору в ней много, конечно…ан нет, свербит что то на душе… И домой приходит почаще теперь- хоть и нет вроде беды пока, а может и вовсе её не будет, но натура мужская знать себя всё равно даёт…домашних своих, жену с ребятишками, кто ещё защитит, кроме него… А ещё подумывать стал как противиться в случае чего супостату…железных дел мастер, как никак, считай- вооруженец…
Недели две так прошло: жизнь в городе вроде опять наладилась, ничего о о поганых и не слыхать боле. Ворота, как и положено, днём открыты, у торжища народ толпится- и посадские тут, и городские…Сани скрипят, фырканье коней далеко по морозу разносится, голоса людей в толпе в гул сливаются…а вдали, с горки на крутом берегу ребятишки катаются на ледянках, а кто и просто так, на задницах съезжают… снежки лепят…кучу малу то там, то здесь громоздят… А в поле за рекой, неподалёку, избушки…много…и дымок из труб редкими такими струйками- солнце к закату,  начал народ в посаде печи топить… А вот и мой Кузнец…оставил сегодня работу, здесь, на торжище с семьёй с полудня…хоть и не любит он торговые повадки, и надоедает ему суета такая, а куда деваться - и обновы жене с детишками прикупить надобно, и железо себе кой-какое…Задумал вот яблоки, да ещё какие ни на есть фрукты на сок пережимать, так машину под то дело ладить принялся неделю назад ещё. Да вот не рассчитал малость с материалом … и сегодня не повезло- не приехал на торг единственный закадычный дружок его- кузнец посадский…приболел, слыхать было…Ну да ничего, жене зато навершник узорчатый достался, да ребятишкам по кожуху справили…тоже дело! А вот и с надвратной башни трубят- значит собираться обратно в город пора, пока ворота не закрыли, а то и в поле так остаться недолго, придётся к посадским на ночлег проситься…хоть и пустят, конечно, не оставят на улице, да не по чину такое Кузнецу.
Вот он, городской кремль, на высоком берегу Другусны…Надёжная, могучая, почти неприступная крепость…уж такие стены защитят от любого врага! А ров с валом перед ними, а намороженная ещё осенью наледь, а сильная...да что там- непобедимая дружина…Так думают все или почти все. Люди всю жизнь прожили за этими стенами, и всё это время город берёг их от бед… сколько было одних набегов степняков! Да и не приближались враги вплотную к кремлю, зорили посад и, убоясь скорой кары городской дружины, исчезали так же, как и появлялись. И хоть жалели посадских горожане, да что поделать… Вот и сейчас, глядя на беззащитный посад, каждый вспоминает о судьбе Пронска с Белгородом, но гонит страх от себя: мы- не они, мы- отобьемся в случае чего…Да и не близки те края, а может и ушли уже из Руси поганые восвояси…ну, конечно ушли, наверняка…вона, ничего и не слыхать больше!
Иные мысли у моего Кузнеца. Он ведь механик  и не может не знать слабых мест возможной обороны…правда, пока, как и остальные, успокаивает себя… И не только себя, приходится через силу улыбаться и жене в ответ на немой вопрос, что теперь читается постоянно в её глазах … Одна надежда- обойдут враги Козельск стороной или разобьют их князья рязанские… А вдруг придут всё же, вспомнив про убитых при Калке ханских посланников…что тогда? И что может сделать он сам…Да, в его силах отковать меч, боевой топор- клевец, изладить броню, в конце концов самому встать на пути поганых, вот только сдюжить ли…Надеяться на авось, как остальные, Кузнец мой просто не может… а в такой момент- и тем более. Он по натуре деятелен, да и творческое начало не даёт покоя. Не здесь ли он начинает думать о катапульте?.. Нет, не здесь ещё, пожалуй:  даже он не представляет пока реальной опасности. И не добралась ещё до Козельска жалкая кучка уцелевших беженцев, чудом спасшихся из горящих руин полумёртвой уже Рязани…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #16 : 31 Октябрь 2017, 13:42:29 »

                                                               КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Не собираются больше у городских стен шумные торжища, не слышно беззаботного детского гомона, не видно весёлых лиц. Забыты раздоры и склоки, наоборот, люди- и близкие, и даже вовсе посторонние, стараются держаться вместе…всегда вместе…ибо поодиночке страшно теперь- после того, как оглушающим ударом поразило город известие о падении Рязани и жутких, неслыханных зверствах, учинённых погаными после сражения. Но тогда жива была ещё надежда …Теперь сгинула и она -  как только следом за первой вестью градом посыпались ещё новости- одна чернее другой…Владимир, Москва, Переяславль, Тверь, Торжок…и везде одно и то же: разор посадов и пленение тех, кому не посчастливилось умереть в бою или бежать, глухой частокол вокруг города, стеной отрезающий его от мира и от самой жизни, несколько дней изматывающего приступа в дыму, море огня и крови, а затем страшная кровавая вакханалия победителей на чадящих останках погибшего города… И не города уже, сама Русь истекает кровью, сникает на глазах, теряя силы и способность бороться, как теряет их смертельно больной человек, каждый день открывающий для себя новые и новые подробности  диагноза…
Но в Козельске теперь кипит лихорадочная, неистовая работа:  вот непрерывно по цепочке рук плывут снизу, с проруби, оледенелые кадки, шлёпают струи воды по склонам рва, заковывая их в скользкий ледяной панцирь, вот ставятся рогатки, а тут плотники укрепляют ворота. Наверху люди прикрывают толстыми дубовыми щитами проёмы бойниц, кто то внутри разбирает ближайшие к стенам дома на брёвна… А вот и бабам нашлось дело: прикрывают шкурами крыши, стены, мажут их глиняным раствором, защищая от огня… Всё внимание теперь крепости, главной и единственной защите города, доселе сберегавшей его от лихих напастей…И посадские тут, вместе с городскими. Частью  перебрались за стены кремля, частью ушли искать спасения в дальние глухие урочища, а кто- то, в основном старые и немощные, так и остаются до сих пор в избушках своих, ждут божьей участи…Да и куда идти им: по степи в стужу далеко не уйдёшь, а в городе уж и места-то нет, люди в хлевах да сараях устраиваются, соломой щели затыкают, печи наспех кладут: морозы февральские- не шутка, быстро околеешь…
Понятно, что и Кузнец мой здесь же, дел у него теперь не просто по горло- по самую макушку будет: оружья да брони одной сколько надобно, не говоря уж о прочем…Такое одному не под силу, разве что миром изладить можно. Вот и съехались мастеровые вместе, инструмент свой нехитростный прихвативши, стену прорубили, что мастерскую от жилья, где Кузнец с женой бытовали, отгораживала, да и поставили там и горны свои, и наковальни, и всё остальное, для промысла необходимое, разместили. Потесниться пришлось, дело ясное, да баба у Кузнеца моего мудрая…повздыхала, поохала, слезу даже было пустила: по- своему, по - женски…куда ж без неё, издавна такое ведется, но в глубине души и рада: эвон сколь мужиков рядом, да сильных мужиков, настоящих…и не защитят, може, а всё одно бабу с детишками поганым на поругание не отдадут просто так …пока хоть один жив будет… Оттого хоть и хмурилась для видимости, а привечала… Уж щи- то как могла на всю артель варила, и даже постирать чего по- мелочи никогда не отказывала…Впрочем, вскоре и семьи мастеровых сюда же перебрались…в тесноте, да не в обиде, к тому же на миру…ну, оно дело известное…Вот тут бабьи дела и совсем веселей пошли…
Ну как, не пора  Кузнецу моему за дело браться, да катапульту ладить? О чём вообще думает он теперь?.. А скорее всего ни о чём он пока не думает, просто работает- как автомат, до изнеможения, на пределе сил. Старается делом забить чёрную безысходность, напрочь застрявшую внутри…Опускать руки не в его правилах, а выхода Кузнец не видит, ибо достаточно знает возможности города и далёк от радужных надежд…Да и неожиданный поворот вражеских полчищ на полпути к Великому Новгороду в сторону Козельска, весть о котором получена опять же голубиной почтой, места таким надеждам попросту не оставляет. Оттого и взялись всем миром готовиться к отражению приступа. Эх, раньше бы начать!..хоть самую чуточку пораньше, а теперь…сколько времени упущено, и не наверстать его ничем…ни за что не наверстать!
Хорошо, а чем он собственно дорожит больше всего, что боится потерять и за что именно будет драться- до последней крайности?.. Попробую разложить по полочкам, без эмоций, с позиций прагматика- счетовода…
Собственная жизнь…да, разумеется, кому она не дорога!..но не самое главное для него жизнь, пожалуй…Не главное…Какой то, пусть и серьёзный процент- да!..но не более…
Жена, дети?..семья, одним словом..Да, похоже ради них и жизнь отдаст не задумываясь…впрочем, как и любой мужик, наверное…хоть тогда, хоть в нашем двадцать первом веке. Но не только…что то здесь есть еще…Да, и вот оно!.. наверняка представлял себе что сделают поганые с его женой, попадись она им…слышал ведь  что творят поганые с теми несчастными, которым не посчастливилось умереть вовремя…Вот это мотив серьёзный, может быть и самый-самый…Заставит мозгами работать до упора?..Да, пожалуй…и именно так- до упора!..Но заставит потом, когда появится второе дыхание, а пока мой запредельно уставший Кузнец может разве что решить, каким именно способом и относительно безболезненно избавить своих близких от ненужных мучений…
Хотя- стоп! А как же его христианская вера? Что предпочтёт Кузнец в реальной ситуации? Неужели оставит вот так- на поругание…А ведь нет, не оставит, пожалуй, возьмёт смертный грех на душу…
Так…выход, облегчение какое то для него? На данный момент- да…просто потому, что иного сейчас и не видит…
Ну, раз уж о вере речь зашла- насколько она для Кузнеца весома?..Немало, ясное дело… как там его далёкие потомки пели?..«…так за царя, за родину, за веру…»…и биться- в смысле, головой своей биться!.. он за неё будет тоже… Но нет, не имею понятия о значимости этой стороны, а к Марку за разъяснениями обращаться…нет уж, хватит, обратился уже!..В сторону пока это…
Личное творчество?..ну, да, вон сколько планов ещё…и каких планов!..Нет, это мимо, в такой момент о планах Кузнецу вспоминать бессмысленно, даже смешно…а ни того, ни другого он не любит…
Что ещё? Родители? Они далеко…нет, не представляю их…сложно…обойду пока…Ладно, а друзья, допустим…и это-нет, таковых  один разве что тот посадский мастер, который трудится у него теперь. Кричное железо пережигает… Нет. Хоть и дорог ему тот мужик, привязался к нему, но не в край. К тому же индивидуалист мой кузнец изрядный, кот такой, сам по себе гуляющий…Тем не менее, учту…
Ну и последнее: город сам по- себе, как таковой, родное его место. Здесь знаком каждый угол дома, каждая доска тротуара, каждое бревно кремлёвских стен…Э, парень, всё, тормози, понесло тебя по кочкам…и по закривулистым штампам, кстати, тоже…Тем не менее- да! Его то он и будет защищать в первую очередь, даже на подсознанке, ибо целостность города, крепости, наконец- необходимое условие существования всего остального…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #17 : 07 Ноябрь 2017, 13:06:35 »

                                                    КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ожидание беды хуже самой беды. Так было во все времена, подтвердилась  эта истина и теперь. Вот уже и предложение сдать крепость без боя отвергнуто, и первые, случайные ещё, стычки позади, и первая кровь тоже. Увидели козляне и  страшное зрелище расправы над посадскими: как выгоняли поганые на мороз тех немногих, что не смогли или не захотели уйти в слепой надежде на милость победителей, как раскатывали дома по брёвнам, да как эти брёвна пленных тащить заставили к крепости. И волокли люди собственные бывшие дома на себе, и падали, надорвавшись, и умирали тут же,- кто от непосильной работы, а кто и под ударами плетей, щедро рассыпаемых погаными направо и налево. А после наблюдали горожане, как заваливали живыми ещё телами посадских ямы да буераки и укладывали на них тяжеленные бревенчатые настилы для установки осадных орудий. Кто то  смотрел молча , сжимая кулаки или натянув лук в бессильной ярости, кто то, узнав среди пленников  родных и обезумев от  увиденного, рвался в тщетной надежде к воротам  кремля, а кто то, более робкий, просто отворачивался и уходил прочь от бойниц. Последних, впрочем, было немного, страшное зрелище, наоборот, рождало желание драться , и немало дружинников, да и простых жителей рвалось теперь на лихую вылазку…У русского человека в такие моменты задор один: бей-круши, а там что Бог даст. Но расклад такой всё одно во сто крат лучше убийственного ожидания…

Видит это и мой Кузнец. Видит, и как у всех, рвётся у него душа…Но рассудок мужик не теряет, ибо по натуре не просто боец, а боец хладнокровный и думающий…Качество это вовсе и не профессией определяется, оно скорее от рождения. И у Кузнеца таковое- имеется. Подобным натурам страх не чужд, разумеется, но существуют где то внутри и чёткие рамки, за границы которых он обычно не выходит. Не заполняет изнутри и не парализует волю. Разве что при особенных, исключительных обстоятельствах…впрочем, обстоятельства такие- столь же исключительная редкость.
 
 Нет, в это не верю… У Кузнеца страх скорее переродился сначала в презрение к себе, а  потом и в решимость действовать…Тут уж и чувство собственного достоинства поработало, и эгоизм помог…плохо ли, хорошо, а и того, и другого ему не занимать… Ну а затем, как часто бывает в критической ситуации, отступила и усталость… Настал его час…и пришло, наконец, второе дыхание!

Теперь Кузнецу известна и примерная численность, и предполагаемая тактика противника, и отчасти его вооружение. Представляет он сейчас и собственную задачу- в силу собственных возможностей максимально долго сохранить город, продлив оборонительные его возможности…Да, именно- только продлить!..он ведь реалист всё таки…  Впрочем, это для него самый желательный результат теперь, ибо каждый отбитый у смерти день- поистине бесценный подарок. Поганые на улицах пылающего города и  повторение сотворённой с посадскими звериной расправы для него пока за пределами понимания, оно - «вторая линия обороны»… И есть ещё время на то, чтобы искать решение- в той, известной ему области…

С чего начнёт мой Кузнец?..Нет, и не так даже!…Упрощаю задачу до предела, до полного абсурда: итак, с чего начал бы я сам? Посему пробуем «пройтись» с Кузнецом по улице…ну, вот  по той хотя бы… по той, что была ближе всех к крепостной стене…Но только почему же- «была»…из каких глубин вывернулось теперь это слово? А, вот оно, вспомнил!..все периферийные, ближайшие к стенам строения  попросту разбирались на время приступов, ибо никакими средствами невозможно было уберечь их от огня… А что такое огонь среди обилия дерева мне рассказывать не нужно…легендарное лето десятого года не только у меня: у всех на памяти…

Есть и ещё одна сторона такого решения- снабжение защитников боеприпасами…откуда еще взять их в наглухо обнесённой частоколом и фактически отрезанной от источников снабжения крепости. Отсюда вывод: здесь же, у крепостных стен они и должны были складываться…и защищаться, вероятно…чем?..да глиной той же, шкурами…Так, что ещё…Да, вот: наверняка же устраивались какие то скаты для подъёма брёвен наверх, к боевым галереям …а значит были и простейшие лебёдки…ну да, что то наподобие кабестанов, либо обычных колодезных воротов…а возможно и блоки- полиспасты…собственно- почему возможно?..Нет, уж полиспасты были наверняка, ибо подъёмные мосты и крепостные ворота приводились в действие  именно с помощью сей нехитрой механики…Кузнец и его подопечные попросту не могли не знать и не принимать участие в таких работах, ибо без кованых элементов тут не обойтись по определению.

И вовсе не о том я сейчас, что только здесь и увидел, да сразу взял и применил...нет! Знал, и наверняка знал- за  долгое время до того, но уж такова особенность психологии инженера, что для изобретения почти всегда необходим треугольник, состоящий из знаний и опыта с одной стороны, необходимости применения их- с другой, и условий для реализации- с третьей. И чтобы все эти компоненты не просто собрались вместе...пропитаться ими нужно! Дальнейшее проще простого: домыслить, подогнать- иногда совсем чуточку!- все вершины и соединить их в жёсткую фигуру готовой конструкции...Вот так, возвёл Кузнеца в ранг инженера...не рано ли? Нет, не рано, ибо для людей его формации экстремальные условия оптимальны в смысле профессионального роста...Воспользуюсь!

Итак, мы с Кузнецом идём по бывшей улице и видим огромные  (да, именно- огромные!-стоит посмотреть на кучу стройматериалов после разборки даже самого маленького домика)...Но!..огромные- что? И как именно складировались разобранные срубы? Смотрю мысленно на Кузнеца, пытаясь получить подсказку у него...нет!..не чувствую его и он мне не отвечает! Хорошо, оставим пока и пойдем дальше...А вот и ошибся, не идём никуда- остановился мой творец, задумался...О чём?

Перед глазами у него- огромные тяжеленные брёвна и приспособления для подъёма их на стену...а напомнят пожалуй о катапульте и хотя бы чуть помыслить о ней заставят. Ведь не может не знать мой Кузнец, что брёвна, просто спускаемые со стены, не так и хороши...Главная угроза теперь- осадные орудия противника, а брёвнами их не достать… Недаром в крепости поговаривают о вылазке- на уничтожение страшных этих машин, хотя и ясно каждому: оттуда даже в случае успеха операции не вернётся никто...И некому будет защищать город...Эх, вот ежели б катапульта!
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #18 : 09 Ноябрь 2017, 21:15:08 »

                                      КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

“Катапульта!..» Уже одно это пришедшее на ум слово заставляет усмехнуться. Похоже я окончательно «переселил» Кузнеца в своё время и теперь осталось дождаться от него подробного изложения законов Ньютона...да он ведь и слов таких не знает!- «катапульта...» Ну да ладно, тогда какими образами он занят теперь? Правая рука  быстро, нервно теребит бородку, левая крепко сжата в кулак...задумался, намертво вперившись взглядом в нагромождение брёвен...Всё ему сейчас нипочём- и суета вокруг, и плач, и крики, и конское ржание, и лязг оружия, и хриплые команды воеводских начальников. Он один в мире своих раздумий и где мне понять- каких!?

Собственно, одна ниточка из этого клубка просматривается чётко: о тех, кто сейчас по ту сторону крепостной стены устанавливает смертоносные машины, которые вот вот начнут забрасывать город камнями и пылающими глиняными кувшинами с вытопленным человеческим жиром  …Понял уже Кузнец их устройство и хотел было соорудить что то подобное, только побольше да помощнее, но одумался вовремя- немного в крепости того, чем в поганых запустить можно...да и не даст оно ничего в поле-то...орудья не порушишь, а конный с пешим наверняка увернуться успеют. Иное дело в городе: здесь и камни , и обломки- всё твоё...теснота ведь кругом. А ежели пожары, так-и совсем беда...вот они, дома-то, впритык, рядышком теснятся! А от городских колодцев толку мало- вмиг вычерпают...если доберутся до них...Пока ещё от горящих стрел шкуры да глина с грехом пополам спасают, а вот с жиром так просто не сладить...Посему- к вылазке готовиться самое время- огнём жечь орудья те поганые, крушить их чем придётся...а там что Бог даст!

О том и Кузнец мой наверняка размышляет сейчас...о том, да не совсем! Вот они, рядом, тяжеленные брёвна- много!...Сброшенные сверху, сомнут, подавят всё что угодно, размажут нелюдей по ледяным скатам рва. Да кто их только поднимать будет- не попрут ведь басурманы напролом...Сначала метательными орудиями всё перемешают в городе, пожаров запалят море, а уж только потом, когда кучка уцелевших защитников, перераненных и полуослепших от дыма будет в исступлении метаться по галереям, отражая  натиск штурмующих,  вломятся в городские ворота...если только не упредить их, не нанести удар первым…

И тут,  как эхо, как бумеранг возвращается ко мне это слово- удар! Вот о чём думает сейчас Кузнец- об ударе! Ну какой мужик не хочет ударить заклятого своего врага- лично, в морду, да посильнее...превратить в кровавое месиво, изломать глотку, разодрать в клочья ненавистную тушу...вот и смотрит сейчас  Кузнец на брёвна, и больше всего желал бы взять одно из них- побольше да потяжелее, и...А что собственно «и?..» Вырваться в поле и ломать, крушить всё вокруг? Или взобраться с ним на стену, да сбросить вниз?..ну, допустим- представил себе такое Кузнец, пар чуть повыпустил,..И тут же сообразил, что кидать вниз- бесполезное дело. Мало того, что пусто там пока...есть и ещё одна печаль- брёвна в ров кидать- поганым подмога...по твоим же брёвнам потом через ров и попрут! Не просто вниз спускать нужно- бросать подальше...хотя бы до машин тех страшных...И бить, крушить их- ударом! В том спасение теперь.
Действие удара моему Кузнецу ещё как известно...вся работа в нём состоит… И как бить знает...Ибо не только создавать, но и рушить мастак. Молот, лом, топор...их  чувствует как собственную руку… И понимает, что если уж закидывать бревно подальше, то — поперёк...ну, или как палку городошную- от такого броска толку не в пример больше получится…

И тут я понимаю, что отнюдь не Кузнец ведёт меня сейчас по канве своих рассуждений...Ибо веду его... я сам! И привёл, кажется...Да, сомнений нет...сейчас  предложу ему вариант решения, состоящий в накоплении энергии путём поднятия максимально возможного груза на высоту крепостных стен...Вот тебе блоки, вот кабестан, а вот и тягло- гляди сколько лошадиных сил кругом...Потом сброс груза с высоты на подкидную площадку, удар, и...Одним словом, поставлю Кузнеца лицом к лицу с конструкцией, благополучно почившей в поле под современным мирным Козельском… А всё же интересно : как он отреагирует на такое решение?

Задумался...Присел тут же на бревно и щепкой на снегу вычертил...один из моих первых эскизов! Стоп...а ведь я кажется заигрался всерьёз- узнаю его...он самый! Хотя...да нет же! Ни лебёдки, ни дизеля здесь, конечно нет, но...ух, ты! Вон чего Кузнец отчебучил:  вместо сварной клетки из труб, ржавого уголка и железных мятых полос ( ну не нашёл Марк средств на новый материал!)- что то наподобие кадки, собранной из...тех самых дубовых брёвен! Гигантской кадки...А в ней- булыжники вперемешку с...глиной...ну, Кузнец, ну, молодчина! Стоп...только кто же сообразил такое- я, или...нет, ведь  он же мной и придуман...тогда- неужели я всё таки- я?!

Хорош, нечего сказать! Пропустить такое решение...а ведь именно эта несчастная  клетка , что сварили мы тогда из металлолома вдребезги разлетелась первой. И уже вслед за ней под градом брызнувших во все стороны валунов начала оседать и бревенчатая вышка...Хотя нет, стоп, подкидной L- образный рычаг к тому времени тоже порхал высоко- в виде стаи обломков...Тем не менее, одно работоспособное решение уже найдено! Такую «кадку»- клеть можно строить прямо сейчас...она не рассыплется гарантированно. Так, хорошо, но чем Кузнец...или я сам?.. предлагает крепить такую клетку...неужели собрался ковать огромные обручи? Нет, и здесь я ошибся. Его решение проще- банальная обмотка из растительного...пенькового?..каната. Плотно, виток к витку, по всей высоте. И тут он меня обошёл- такое крепление легко выдержит высчитанные   мной нагрузки при ударе о площадку...Сама же бревенчатая оболочка  получается не только простейшей и гарантированно прочной, но ещё и эластичной...невероятно!
 
Так может быть та идея была всё же правильной и стоит отдать её на доработку Кузнецу? Вон как красиво с проблемой расправился! И осталось теперь одно- обеспечить прочность метательного рычага..а вдруг сможет… И тогда- успех? Неужели...Впрочем, задачка эта на порядок сложнее. Тем не менее, предложу её моему Кузнецу- гений всё таки…

И тут снова всё начинает кружиться вокруг меня...темная туманная пелена вдавливается в окружающее пространство...обволакивает, клубится вокруг...Слышу звон в ушах- он будто чугунный набат вливается в мозг, заполняет до краёв...гудит всё вокруг, искрится…И я срываюсь вниз- в тёмную гулкую пустоту…Открываю глаза и вижу то, к чему стремился тысячу лет назад в непонятном мне пространстве: песчаный остров, ночной костёр и мои ребята вокруг...
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #19 : 14 Ноябрь 2017, 15:49:44 »

                                КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Я...да, это именно я!..И- в собственном, так хорошо знакомом мне по ощущениям теле! Остолбенело стою и смотрю на ребят, на костёр, на берег, на тёмный провал водяной глади и не знаю даже с чего начать...Сколько раз ещё там,«на Земле» представлял себе несбыточную, как казалось тогда, встречу с ними, но даже помыслить не мог, что она , состоявшись наперекор всему, окажется вот такой- предельно ровной, спокойной, если не сказать больше- прохладной...И даже Сашка- мой Сашка!- не проявляет никаких эмоций!..все они просто сидят и смотрят на  меня...Первая пришедшая в голову мысль- «Добрался!», и радость от обретения тела сменяется недоумением. А затем и горечью...Нет, мне не мерещится это, никто даже не помышляет встать навстречу, подойти...Не может быть! Или это попросту не они?..Всматриваюсь в знакомые до мельчайших чёрточек лица...нет, не могу я так ошибаться- если это не бред, конечно...И, если мой рассудок ещё способен как то выделять известных...да что там, почти родных!- людей из массы незнакомцев- это именно они...Но что же могло произойти и в чём я теперь виноват перед ними!? Стою и, не зная как вести себя дальше, бессмысленно перевожу взгляд с одного лица на другое...Ну не кидаться же к ним с восторженными воплями, пытаясь добиться желаемого внимания! И тут, будто вынырнув откуда то, возвращается ко мне так необходимое сейчас спокойствие…

Стоп! Теперь без нервов, не торопясь разобраться во всём...Присаживаюсь прямо на песок, чувствую (!!!) исходящую от него прохладу, ощущаю мягкость и сыпучесть его...набираю в пригоршню и тут внезапно осознаю, что...не вижу не ладонь, не руку... Да, именно- чувствую, но не вижу...как и остальные части тела...вот и песок тоже- никак внешне не «реагирует» на мои действия. Нет на нём никаких следов, и, сколько бы я не ворошил и не тревожил его, они не появляются...Так значит мне просто мерещатся собственные ощущения? Или наоборот, моё «скрытое» теперь от меня самого тело есть плод зрительных галлюцинаций?
Может быть дело именно в этом, и ребята просто не видят меня? Да нет же, видят, ведь обернулись ко мне- все и одновременно обернулись!...и смотрели прямо на меня- тоже все...Не понимаю! И тут опять начинается знакомое головокружение, звон в ушах... Наползают откуда то несмелые ещё клочки мрака...Нет!!! Не выйдет!.. Каким то то невероятным усилием удерживаюсь на краю уже исчезающего сознания...всё зыблется и расползается кругом, но мне нужно найти что то хоть сколь нибудь надежное, за что можно уцепиться сейчас- взглядом хотя бы...Ищу долго, целую вечность...и внезапно нахожу такой «якорь»- пламя костра!
Если бы можно было сказать- «вцепившись взглядом», сказал бы!..Так или иначе, буквально выдираю себя по миллиметрам из наваливающегося небытия, удерживаюсь всеми имеющимися средствами и помыслами за мечущиеся эти языки- единственно чёткие и реальные в обволакивающем меня со всех сторон хлябистом кисельном тумане...А потом, уже выпутавшись из него, долго ещё лежу и смотрю на костёр...Нет сил даже на то, чтобы моргнуть или пошевелить пальцем, приходится ощутимо напрягаться, удерживая открытыми чугунно тяжёлые веки...Но я стараюсь не закрывать глаза, ибо не хочу терять из поля зрения это надёжное горячее пламя…
Мне уже всё равно что думают обо мне и Сашка, и ребята, но, едва восстановились хоть какие то силы, пытаюсь привстать, занять более подобающее и пристойное положение...Вот так, по каплям, по микроскопическим буквально движениям- приподнимаюсь и усаживаюсь наконец ровно… Всё ещё кружится, звенит и раскачивается вокруг, но уже понимаю: остался! Остался и не вернусь никогда (ох, не ошибиться бы!) в то растительное состояние с его одноклеточно- примитивными чувствами и радостями...Нет, ни за что, лучше уж  просто не существовать…

Но почему я сижу просто так, без всяких попыток действия? Пусть это и не обидно, но понятно теперь, что я лишь гость здесь, и, как подобает гостю, должен хотя бы объяснить причины своего появления. А все сидят молча вокруг горящего костра...да сколько же он гореть может, за всё это время никто ничего не подкидывал в него, да и не вижу я припасённых дров поблизости! Я опять где то в стороне и никому до меня дела нет...впрочем, кажется они и друг на друга внимания не обращают...каждый углублён в собственные думы. Единственное объединяющее их здесь явление- костёр...к нему то и обращено внимание всех...Да и действия тоже...возможно это и есть некая форма общения? Странные какие то люди, во всём странные и...чужие! Тем не менее, по какому то дикому недоразумению внешне неотличимые от моих ребят…

 Но я должен узнать кто они и зачем здесь собрались! И потому пробую-впервые за много лет!- сказать им хоть что  то...поприветствовать хотя бы...Пытаюсь разжать словно парализованные губы, произнести хоть какие то звуки..получается, но какие же они невнятные, ватные будто...и как режут слух!  Ребята поворачиваются ко мне- все одновременно...и в их взглядах читаю досаду, недоумение...да всё что угодно, кроме если уж не доброжелательного, то, по крайней мере, нейтрального внимания!..Но смотрят на меня как на...Ну, наверное так смотрят на жука, неосторожно угодившего в кипящий котелок…
И тут возмущение и обида возвращаются ко мне с новой силой, захлёстывают, накрывают по самую макушку...Хочется заорать им всем в лицо, ухватить за грудки того же Сашку и трясти его до тех пор, пока не узнает он меня- если уж не как друга, то как вечного сослуживца и вечного подчинённого по той, земной жизни...Но сил теперь нет даже на разговор... И я опять тупо утыкаюсь взглядом в огонь…
А ведь не зря к нему здесь такое внимание...пламя это будто снова наполняет меня живой, горячей энергией, дающей возможность соображать и действовать...По каплям, долго, она сначала  сочится вовнутрь, потом, будто размывая постепенно плотину, льётся тонкой струйкой, ручейком...и, наконец, полноводным потоком! И тут я начинаю понимать, что костёр этот- главный здесь, а потому всё внимание адресуется только ему, и это незыблемый на острове закон…Так вот почему он так притягивает взгляд!
Что ж, я не против...смотреть в огонь могу до бесконечности. Выбираю какую то точку в пламени, самую яркую и «живую»...пытаюсь мысленно приблизиться к ней...с трудом, но, кажется, удаётся...Так, теперь ещё ближе...нет,  нельзя, пламя начинает ощутимо жечь «лицо»...или что там у меня сейчас?..Снова мысленно выбираю минимально возможное расстояние...Стоп, теперь потерял «свою» точку! Ищу её снова, снова «настраиваю» расстояние и вот,- после многих попыток совершенно неожиданно «попадаю в фокус.» И тут костёр вдруг распахивается мне навстречу своими широкими, тёплыми и такими желанными объятиями!

 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #20 : 18 Ноябрь 2017, 23:42:37 »

                                КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Поначалу от неожиданности рванулся было назад, но тут же ощутил вокруг бархатное  тепло и был буквально оглушён лавиной непонятных звуков, напоминающих гул огромной толпы, Но нет, это не толпа… Постепенно уходит ощущение сумбура и я уже выделяю из общей какофонии отдельные слова, обрывки каких то фраз,..Но не вижу больше ребят,  не вижу ничего кроме мутной розоватой пелены кругом. Напряжённо вслушиваюсь…И вот постепенно, по каплям из общего гула начинает выплывать группа голосов какой то особой, отдалённо знакомой мне тональности. Тональность эта будто подчёркивает временами слова и целые фразы...выделяет их, но, не дав осознать, снова погружает в глухую вату тумана…

Больше всего хочется ухватить теперь эти отрывки, прижать, приклеить к чему то твёрдому и надёжному, чтобы собрать, вылепить из них хоть что- то ясное и определённое. Но они порхают птахами вокруг меня, показываясь и снова скрываясь, и ни одна не даётся в руки...А группа знакомых голосов всё резче и резче выделяется на будто стушевавшемся шумовом фоне, и вот я отчётливо различаю произнесённое кем то моё собственное  имя… Нет, я определённо знаю этот тембр, более того, улавливаю наконец, что у всех голосов в этой группе он одинаков! Да, именно, отличить их можно лишь...по манере разговора… Сложно передать всю противоречивость этого ощущения- совершенно одинаковые голоса, но  разный стиль построения фраз, которых я к тому же и не понимаю!..Так откуда мне настолько знакомо это непонимание...откуда!? 

Когда то давно и невероятно далеко отсюда я уже слышал подобное: отдельные знакомые слова и совершенно непонятный смысл...И вдруг неожиданно вспоминаю- Кузнец! Да, именно с ним я пытался объясниться столь странным образом- ещё тогда, давным-давно, при нашей второй встрече. Когда я сам возвратился к нему и едва не попал в живой ещё город! И нет теперь сомнений: тот человек и придуманный мною Кузнец- одно лицо…

Но как может быть такое? Я твёрдо убеждён, что голоса эти принадлежат моим ребятам, понял наконец, что общение всех со всеми происходит здесь через живое пламя, а может быть и его образ, но совершенно неясно какая языковая связь существует между ребятами, мной и Кузнецом. Или нас всех объединяет единственное обстоятельство- принадлежность к некому потустороннему некрополю?

Впрочем, мне кажется удалось поймать общее направление разговора «моей» группы. И направление это бесспорно единственное: все они пытаются что- то сообщить мне, научить чему то очень важному, донести это важное здесь и сейчас, немедленно...И я понимаю- суть их диалога не в словах и фразах, она- в чём то ином, непонятном мне пока...словесная форма тут лишь неизбежная оболочка, упаковка что ли...нет,  скорее даже шелуха! И чем меньше шелухи требуется для передачи смысла, тем этот смысл будет яснее для меня самого и понятнее им...Попробую!

Я уже не пытаюсь вслушиваться в слова, ловлю только интонации и пытаюсь отделить один голос от другого. Это не так просто, но мне очень нужен результат и приходится стараться изо всех сил...И я стараюсь- бесконечно долго и почти безрезультатно...Нет, не получится так сразу- наскоком и  аккордно, буду отделять по одной «ноте»...И «нота» эта- кто- то один из моих ребят...Кто? Ну, в этом нет сомнений- конечно же Сашка!

Теперь ловлю только его интонации, выделяю, выцеживаю их по каплям из общего хора. Чувствую изменения тона, выделяю паузы и концентрируюсь  только на этом...Вот звучат тёплые, дружеские нотки...как давно я слышал их в последний раз!..Тысячи лет, наверное. Целая вечность. А вот более жёсткие, требовательные...так он разговаривал со мной по службе и в том же тоне отвечал ему я...А теперь пытаюсь заново воспроизвести тот полузабытый тон- для ответа...Но не словами, нет!- сутью, мыслями и чувствами, которые вкладываю сейчас в ответное обращение...И все они в том, земном мире уместились бы в одну единственную фразу: «Научи понимать тебя!!!» Вот только не нужны, излишни до дикости теперь всякие фразы!

Я всё больше и больше «вкладываюсь» в этот смысл, концентрируюсь в нём как только могу и чувствую, как постепенно стихает сумбур голосов вокруг... И вот мы с Сашкой остаёмся одни в своём немыслимом диалоге. Сейчас и он не торопится «говорить», ибо нет необходимости перебивать кого то...Но тем весомее и значимее его тон...ещё тёплый, но уже срывающийся в нетерпение...нет, скорее в угрозу даже...Кажется он требует моего ухода...да, не ошибаюсь кажется...но чем же я перед ним так провинился!?

Всё чаще и чаще улавливаю знакомые, понятные мне слова. Но они до отвращения, до тошноты противны сейчас- потому уже, что кучей ненужного мусора вываливаются откуда то, хоронят под собой едва обозначившуюся ниточку понимания...Я опять по каплям и крупицам выделяю, пусть и очень аморфно пока, суть его настойчивого и уже явно нетерпеливого- до паники!-обращения ко мне, желаний, и они- точное отражение моего собственного и единственного теперь желания: "Ну пойми же меня!.." Как жаль, что я не вижу Сашку- можно было бы, по- крайней мере, объясняться жестами...Но тут же высмеиваю себя за это...
И всё же через непомерные усилия, сквозь ватную пелену непонимания  выступают наконец первые контуры Сашкиного «монолога» В нём и боль, и тревога, и даже, похоже, бессилие...Теперь я стараюсь узнать причину, но встречаю  железное, несокрушимое отторжение. Ну что он хочет донести до меня, что!? Всматриваюсь, вслушиваюсь, будто пытаюсь изо всех сил  втиснуться в мысли своего друга … И тут будто вынырнувшим невесть откуда лучом света доходит до меня наконец: «Я рад ...очень рад видеть тебя...не сомневайся...Но уходи теперь, уходи немедленно!..тебе нельзя здесь!!!»

Так он разговаривал со мной только в минуты крайней, фатальной опасности...И мне уже понятно, что теперь не время для вопросов, моя задача- исчезнуть отсюда- сейчас, немедленно...но только как?! И тут же слышу  ответ: «К себе...Иди к себе!!!» В тот же миг будто что то тёплое и мягкое упирается в спину, пульсирует, выталкивает настойчиво из розового тумана… И я внезапно«проваливаюсь» обратно-в собственное тело...

 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #21 : 26 Ноябрь 2017, 15:30:35 »

                                      КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Будто с огромной  высоты спускаются ко мне звуки: гвалт, ржание, звон и треск, крики людей...Нет,  показалось, вовсе не ко мне они спускаются, а в стоорону, и притом  где то далеко. Какофония эта ниже и ниже, наконец её волны накрывают меня полностью и я становлюсь причастным и к ним, и вообще к этому миру. Открываю глаза и первое, что вижу- собственные руки, ноги, тело. И всё это богатство, снова- моё! Я чувствую его, а точнее себя в нём, каждой клеточкой и каждым нервом. Могу пошевелиться, перевернуться на бок, дотянуться вон до той былинки, торчащей одиноко из под снега. И дикая радость переполняет меня. Я -вернулся! Я- опять на земле, в известном мне мире, и- главное!- в собственном теле. Готов прыгать от радости, плясать, вопить от восторга, как мальчишка. Пытаюсь вскочить...но не тут то было! Словно затёкшие от долгого бездвижья, мышцы едва повинуются, и всё, что мне удаётся- подняться с трудом на колени...Да и то ненадолго, ибо моментально наступившее изнеможение заставляет неуклюже плюхнуться обратно...И только теперь я снова обращаю внимание на шум и гвалт, доносящиеся издали, и осматриваюсь, наконец.
 Ночь, яркое лунное  полукружье над головой. Снег вокруг, истоптанный множеством ног и копыт, цепочки конских и человеческих следов на ледяном поле замёрзшей реки...Вдали тёмная знакомая громада Козельска на высоком склоне, а на поле под его стенами бесконечные огни костров  и тёмная масса людей вперемешку со скотом...Отблески пламени высвечивают многочисленные шатры, повозки вокруг них, кучи непонятного хлама и брёвна на снегу...А чуть дальше- у частокола из заострённых брёвен,- копошатся ещё какие то люди...Но- люди совсем другие...Чем? Не знаю, но чувствую, уверен- другие…А вокруг- я только сейчас понял это!- дикий холод с пронизывающим насквозь ветром.
Но вот с поля. прямо из скопища людей, едва слышно шипя, взмывает в сторону крепостных стен яркая огненная точка с дымным хвостом позади...Долго, будто лениво даже, плывёт в чёрном небе и, не дотянув с десяток- другой метров до цели, падает на крутой склон. Расплёскивается по круче ослепительная вспышка в темных клубах дыма, и в её свете вижу словно кучу строительного мусора во рву и на склонах, а среди всего этого хаоса- неподвижные тела...много тел. Отсюда не разобрать кто они и как одеты, но то, что люди- однозначно, ибо нелепые , неестественные позы лежащих как попало человеческих останков невозможно спутать ни с чем...даже на таком расстоянии!   
А вот и ещё комета...На сей раз выстрел более удачен, и яркий огонёк, волоча за собой дымный хвост, скрывается за городскими стенами...Яркий всполох, обозначивший контуры церковных куполов с крестами и перешедший затем в мечущееся на фоне неба жёлто-кровавое зарево. А следом- торжествующий вой, визг и звенящее металлическое бряканье из вражеского лагеря. Но нет, рано им радоваться...зарево начинает понемногу утихать, переходит в отдельные всполохи, а затем город снова укутывается в ночную тьму. И больше по городу не стреляют. 
Я ошалело смотрю на разворачивающееся передо мной действия и пытаюсь изо всех сил щипать себя за все доступные места...Нет, мне не снится всё это...Я уже был и здесь, и за теми стенами...И я всё помню- вот такой же как сейчас пронизывающий холод, и страх, и вдавливающуюся прямо в меня со всех сторон чудовищно неотвратимую смерть. И огромный некрополь в склепе обгорелых стен кремля- тоже!..Но стоп!.. откуда они там взялись. Козельск же, со слов Марка, был до основания разрушен, ничего целого не оставили здесь победители...Не знаю, ничего теперь не знаю! Разве что в одном уверен сейчас- я вернулся...Куда, зачем, для чего- не соображаю и этого, ибо вновь проснувшийся страх и холод вытесняют из сознания всё остальное…
Нужно хотя бы попытаться добраться, доползти как то до людей и до огня...Согреться!..во что бы то ни стало согреться!.. нет сейчас дела более важного...Пытаюсь снова встать, но ноги будто чужие и не слушаются. Ещё попытка. И ещё одна...тщетно! Силюсь непослушными руками растирать колени, дотянуться до ступней, пошевелить пальцами...Удаётся, но с трудом...Как могу делаю несколько резких движений, перекатываюсь по снегу, вяло машу руками. Появляется первая капля тепла внутри, но приходит одновременно и дикая усталость...глаза слипаются…
Открываю их снова и удивляюсь- мне тепло, страх ушёл куда то...и ветер, и даже снег вокруг тёплый и бархатный, приятно ласкающий ладони...А откуда то из бесконечной дали спешит ко мне донельзя знакомый человек...Нет, он плывёт будто, не торопясь пробивается через сугробы, но я точно знаю- он спешит изо всех сил..Спешит ко мне, и это- да, мне точно не чудится это!-мой Кузнец. Пытаюсь что то крикнуть ему, помахать рукой хотя бы, но не могу… «Замерзаю!»-будто вспыхивает на окраинах сознания отчаянная мысль, но противиться сну я уже не могу…
Откуда эта дикая боль? И что делает со мной этот человек? Будто сквозь пелену вижу как ритмично двигаются его руки, слышу натужное дыхание. А ладони и ступни болят просто невыносимо...и лицо ещё, и уши... Боль эта- кругом, во всём мире- одна только боль...и ничего кроме неё не существует больше! Даже дыхание перехватывает...Провалиться бы сейчас в беспамятство...Ибо терпеть это больше  нет сил...А человек всё растирает и растирает мне ладони...Хочется крикнуть ему, чтобы он перестал, но губы будто распухли до чудовищных размеров, язык и вовсе не слушается, и я могу только мычать...Человек резко оборачивается, и тут же слабеет. Становится хоть чуточку терпимой эта дикая боль...Он говорит мне что то, улыбается будто даже и вдруг хватает добрую жмень колючего снега и продолжает опять...Но тут приходит наконец спасительное беспамятство…
Где я? Вокруг непроницаемая тьма и...тепло. Я укрыт чем то тяжёлым и пахнущим то ли сеном, то ли конюшней... лежу на мягком, и это мягкое покачивается вместе со мной в такт шагам человека, тянущего волокушу и шуршит по чему то рыхлому...Обмороженные ступни и ладони болят ещё, но боль эта уже другая- тупая и не мешающая дышать… Лицо, да и всё тело будто распухло, раздулось как бурдюк с водой, и абсолютно мне не повинуется. Опять пытаюсь выговорить что то, и опять у меня не получается ровно ничего...даже мычать теперь толком не выходит...Но человек видно услышал.
Он опускает волокушу на землю, подходит ко мне, присаживается на корточки...Я не вижу его в абсолютной темноте, но слышу и чувствую каждое его движение...А вот и голос- тоже знакомый, я его сто лет наверное знаю...Он говорит мне что то, и я даже будто вспоминаю отдельные слова, но смысл мне опять непонятен...Мне ведь знакомо и это...да да! И не только по нашей поледней встрече в далёком, мирном ещё Козельске.. Точно так же пытался я понять и Сашку- где то в ином измерении... Но почему же противится всё внутри этому простому и такому хорошему слову- «мирный»...да, правильно, вспомнил! И толпу воинственного народа вспомнил, и костры вдалеке, под стенами кремля, и выстрелы. Так значит- началось!?
Но где же мы тогда, и о чём Кузнец- а это он, точно он, уверен теперь в этом!- говорит мне сейчас в темноте. И опять, как в том непонятном измерении, вслушиваюсь я в интонации. Но не улавливаю за ними ничего больше...Здесь всё земное, обычное, а значит придётся хоть как то, с грехом пополам учить язык...Только- успею ли...сколько времени осталось теперь до последнего штурма и падения Козельска?..Нет, не узнать сейчас. Да я и не хочу ничего знать...просто сил нет на это… Пусть здесь происходит всё, что угодно, пусть мне потом будет дико, чудовищно плохо, но желание теперь у меня  одно единственное- спать! Я попросту не могу сейчас не уснуть под эту певучую непонятную речь моего спасителя…

 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #22 : 26 Декабрь 2017, 00:27:19 »

                                                              КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Просыпаюсь и чувствую в себе и вокруг какое то неизъяснимое блаженство. Ничего не болит, совсем наоборот, тело моё будто погружено в некую бархатную тёплую жидкость. Открываю глаза,  понемногу приходя в себя. Вокруг полумрак, слева и в головах некрашенные брёвна сруба, а всё остальное закрыто то ли шторой, то ли просто мешковиной из грубого полотна. Колеблющийся робкий свет едва пробивается в щель под бревенчатым потолком, да сочится жетлым пятном через прореху в полотне. Остальное разглядеть не могу, зато пытаюсь изо всех сил вслушиваться в неясную какофонию звуков, едва пробивающихся сквозь толстые срубовые стены. Вот звякнуло где- то железо. скрипнуло что- то...Приглушённые голоса...они  будто выплывают откуда то, перекликаются, смеётся кто- то кажется...Нет, не разобрать всё равно! Они слишком далеки, где то извне, а в самом доме- полная тишина. Хотя нет, вот треснуло едва что то, и одновременно колыхнулся, заметался под потолком свет...почти совсем угас, но вот еле уловимый скрип,  мягкие шаги, и- по-прежнему ровные спокойные отблески пламени то ли свечи, то ли лучины. Затем едва слышный лёгкий вздох...женский вздох.
 Пахнет не то пригорелым чем то, как с кухни, не то печкой...а может быть и тем, и другим вместе...К этому примешивается аромат старого дерева, знакомый мне с детства и какая то неизвестная нотка...Что то похожее на запах котельной..Хотя..нет же, вспомнил, так пахло  у вагона, когда проводница растапливала перед отправлением титан, или куб!..что у них там... И эти запахи родом оттуда же- из детства. А временами, перебивая всё остальное, долетает до меня кислый запах овчины и чуть похожий на него- кислый капустный. Таким запомнил его в совхозе, куда нас. курсантов отправляли на трудзанятия. А теперь у меня ощущение, что всё это далеко- далеко, и те события отделяет от меня чёрная бездна времени...Но- отчего?
Пробую шевелиться. Получается, только руки и ноги моментально отзываются знакомой острой болью, а внутри что то подступает к горлу, саднит и я внезапно закашливаюсь. За занавеской опять шорох, что то мягкое падает на пол, потом чуть слышный скрип и шаги. Опять колышится, приближаясь, свет, кто то отодвигает край полотна и я невольно зажмуриваюсь от яркого пламени, неожиданно ворвавшегося в мой глухой тёмный угол...
Медленно, будто спросонья, открываю  глаза и, постепенно привыкая к свету, вижу около себя женщину, держащую то ли плошку, то ли миску с колеблющимся над ней огоньком. Он совсем тусклый, этот огонёк, и я не могу понять что же так ослепило меня...при его колеблющимся неверном свете я наконец вижу и её лицо, и место, где нахожусь. Женщина неторопливо ставит светильник на широкую короткую скамью, где стоит уже миска, накрытая чем то наподобие разделочной доски с грубой резьбой и сама как то по-особому мягко и почти бесшумно присаживается рядом. Свет теперь падает на неё сбоку и при его неясных отблесках я могу рассмотреть и лицо её, закутанное платком до самых бровей, и непонятное одеяние, что то наподобие грубого покрывала, перевязанного  под грудью и ниспадающего прямо до пола. Положила руки на колени и смотрит на меня. Нет в её взгляде ни эмоций, ни интереса, ни даже простого женского любопытства. Скорее отрешённость какая то, и- не скрыть!- усталость. Не сиюминутная усталость, а постоянная, въевшаяся уже и в мозг, и в душу, и в тело...Но при этом- удивительно!- особая лёгкость, плавность, точнее сказать- текучесть движений...даже в мелочах ни тени суетливости, ничего лишнего! Вот привстала, поправила сползшее покрывало- кажется овчину...повернулась, зачерпнула ковшиком что то из миски, подносит, полувопросительно кивает головой...Не знаю почему, но в ответ киваю тоже. Она придвигается ближе, приподнимает мне чуть голову, подносит к губам ковшик и  я чувствую запах куриного бульона...Как вкусно!..вот только распухшие обмороженные губы отзываются болью при малейшем прикосновении...тем не менее волчий аппетит даёт себя знать и я жадно выпиваю этот ковшик, и ещё один. Не отказался бы и от третьего, но женщина едва улыбается и отрицательно качает головой...Впрочем, я и сам не могу ещё толком есть…
 Женщина говорит что то неясно- знакомое, певучее, откидывает овчину и я вижу собственные руки, обмотанные аккуратно полотняными повязками. Она бережно поднимает мою правую ладонь и начинает разматывать бинт...Понимаю, что должно быть больно, но мне почему то не больно совсем...зато открывшийся вид заставляет невольно поёжиться- всё распухло, кожа слезает лохмотьями и вообще всё там сизо- багрового цвета...А женщина что то делает с моими пальцами, потом долго и бережно разминает, смазывает жирной, пахнущей травами мазью...и мне  по-прежнему совсем не больно! Хочется поблагодарить, но обычное «спасибо» выходит чем то шипящим, почти неразличимым, и потому я просто нахожу и чуть сжимаю её ладонь.
Женщина поворачивается и то ли недоумённо, то ли встревоженно глядит на меня в упор. Как могу, улыбаюсь и кажется даже киваю её в ответ, а она, похоже , едва уловимо отвечает мне...вот только не разобрать при этаком- то скудном свете! Еще раз пытаюсь сказать что то, но она мягко прикрывает мне ладонью губы и сама не то спрашивает, не то объясняет что то почти шёпотом. И я только теперь понимаю, что моя «сестра милосердия» очень молода...Вот лицо рассмотреть  не получается при таком неважном светильнике...И, так и добившись ничего, внезапно засыпаю опять.
  Прихожу в себя уже от настоящего дневного света. Занавеска моя отдернута в сторону, у постели на лавке сидит мой спаситель, а за его спиной теснятся двое незнакомых бородатых мужиков. Тулупы, шапки как колпаки, а на поясах, на перевязи- короткие грубо сработанные не то мечи, не то  прямые почти массивные сабли...не разобрать! И там же, у каждого- обычный, наспех откованный топор на прямом топорище. А позади, за спинами мужиков- крохотное оконце, затянутое какой то мутной пленкой и сквозь которую уверенно пробивается солнечный свет. Он манит, зовет к себе, я пытаюсь рывком приподняться, но Кузнец, чуть привстав со скамьи, с медвежьей силой, хоть и мягко, укладывает меня обратно...
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #23 : 01 Январь 2018, 20:11:24 »

                                                   КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Я, впрочем, не особо и сопротивляюсь ему- чтобы видеть свет, достаточно просто повернуть голову, а происходящее снаружи столь размыто и неявно за мутной плёнкой, что и рассматривать особо нечего. Зато я наконец то могу изучить до малейших деталей и Кузнеца, и его спутников. Мы в упор, глаза в глаза рассматриваем друг друга, видимо я интересен ему не меньше, чем он мне. Впрочем, как же иначе- он ведь искал и нашёл меня там, в поле, под носом у врага, вытащил и спас, доверив не много, не мало- тайну подземного хода...уже одно это чего стоит! Да и теперь заботой не оставляет. Вот только чему же обязан я столь дружественному к себе отношению?

 Вопросы, вопросы и ещё вопросы...Мозг буквально разрывается от них, а задать не могу ни одного, ибо выговорить что- то вразумительное по- прежнему невозможно, а если и выговорил бы, что толку, когда без перевода «с русского на русский» не обойтись теперь- в буквальном смысле! Объясняться жестами не могу тоже- ладони побаливают ещё, да и перетянуто там всё повязками напрочь! Остаётся  изучать моего старого нового знакомого...или уже приятеля- если не более того?

 Внешне Кузнец мало изменился со времени последней встречи. Похудел, жёстче стали черты лица, экономнее и чётче- движения. Он по- прежнему нетороплив, но чувствуется внутри некое напряжение, а скорее- готовность к немедленному действию- любому действию!..разить ли врага, вытаскивать  из огня соратника, а при необходимости- и жертвовать собой. То состояние, о котором говорят: «...как сжатая пружина». Да и во взгляде появился тот холодноватый отблеск, какой бывает у зрелых бойцов, не выходящих из внутреннего ощущения постоянной опасности. Видно успел мой Кузнец не только молотом поработать... Впрочем, гарнизонная жизнь в лихие времена никогда спокойной не была.

  Ну почему они молчат- все трое! Молчат и рассматривают меня со вниманием, достойным мумии из пирамиды Хеопса. Хотя внешне я её скорее всего и напоминаю сейчас...Тем не менее, столь пристальное изучение моей персоны не нравится мне категорически, да и объясняться нужно начинать! Что у меня есть для этого, как могу выразить я теперь свой протест? Помотать отрицательно головой разв-так не поймут ведь!

  Неприятная эта ситуация разрешается вполне обыденно. Слышится скрип, открывается дверь и вместе с белым клубом морозного воздуха в комнате появляется та, что поила и перевязывала меня ночью, при зыбком свете масляного светильника. Она закутана во что- то тёплое с ног до головы, лица почти не видно из под платка или шали- не знаю уж как у них это называется...Но даже эти громоздкие одеяния не способны укрыть от взгляда не спокойно- горделивую осанку её, ни удивительную плавность движений. Я просто не могу не любоваться ими и смотрю не отрываясь.

 Женщина, проходя в комнату, разматывает верхний тёплый платок и приближается к моей постели. Мужики быстро и одновременно, как то даже излишне торопливо отступают в сторону, освобождая ей дорогу, поднимается навстречу и Кузнец. Они едва заметно улыбаются друг другу, женщина присаживается напротив, при этом он почти неуловимым движением поправляет лавку, слегка подержав её под локоть...Привычная такая,  ненавязчивая и абсолютно не показушная мужская забота, маленький штришок, говорящий о многом, да что там- обо всём!- в их отношениях... Впрочем всё здесь, похоже- настоящее, истинное, без тени рисовки: и люди, и  поступки их, в общем- действительно всё, без исключения И мне этот- то ли выдуманный, то ли реальный мир, нравится всё больше и больше.

 Кузнец чуть наклоняется ко мне, кладёт руку на плечо и то ли ободряюще, то ли сочувствующе едва заметно кивает, прощаясь. Все трое уходят, а женщина опять разматывает повязки, смазывает кожу той же пахнущей травами мазью, разминает, втирает её бережно, дует временами на обмороженные места, и, вопреки всему, это совсем не больно...да что же она, и вправду- колдунья что ли!? Пытаюсь  хотя бы урывками разглядеть собственные  ступни, ладони и с удивлением замечаю, что состояние их заметно лучше...Пусть ещё и багровое там всё, сморщенное, но ведь- живое! И пальцы кажется нормально действуют- вот что удивительно. Здесь, выходит, лечить не хуже нашего умеют...хотя возможно и не всё.

 Тем временем моя целительница, закончив процедуры, поворачивается ко мне, придвигается ближе и внимательно глядит в лицо...нет, скорее не глядит- разглядывает. Затем снимает со лба повязку , и я, зажмурившись, снова и с удовольствием чувствую легчайшие, бережные, волшебные прикосновения её рук…

 Просыпаюсь уже в сумерках и снова вижу холщовый занавес, блики света над ним, слышу приглушённый разговор нескольких человек, лёгкий быстрый топоток детских ног- не перепутаешь!..временами негромкий детский же смех, возня и такой же знакомый, неизменный в интонациях со дня сотворения мира, наверное- родительский, полушёпотом, окрик. Разбудить не хотят, понятно... Да я и сам хотел бы теперь побыть наедине, поразмыслить нужно о многом.

 Нет, вдаваться в нудные самокопания относительно природы этого мира я не собираюсь. Не до того теперь, ибо какой бы эта природа не была, а здесь- реальные люди...живые, тёплые, думающие  о чём то, наконец! А ещё дети- тут же, рядом, за этой вот занавеской… И вот он я- явившийся сюда разве что не соглядатаем, в научных, так сказать, целях. Внутри зреет нечто тяжелое, вплоть до омерзения к себе, вспоминаю и Марка, и неудачную свою конструкцию, и вполне закономерное фиаско, и конечно же лагерь. Доигрался, добаловался, олух великовозрастный...и поделом тебе, ещё и мало досталось! Хотя...всё впереди, финал происходящих здесь событий известен...Теперь эта мысль вызывает почти физическое наслаждение!

 Колыхнулась, расщеливаясь, штора...Зажмуриваюсь, делая вид, что сплю. Поверили, кажется, во- всяком случае тихо и не чувствую, чтобы кто- то подходил ко мне. Ладно, так что же делать будем...брать нечто значимое для науки отсюда или, наоборот- постараться дать это самое «нечто» им? Нет, не о том я...запутываюсь, кажется, сам. Дилемма сия, собственноручно мной состряпанная- просто бред. Полнейший. Нет здесь не Марка, ни его разнесчастной археологии с историей. Да и не стоят они гроша ломаного по сравнению с реальными жизнями реальных же людей- здесь и сейчас!
 Надо вставать поскорее, выходить, смотреть чем располагаем реально, и- помогать как только возможно...примут, думаю, эту помощь, теперь не до того, чтобы колдуном объявлять и строить козни. Все мы в одной лодке, точнее- в одной крепости. И очень может быть, что к возникновению данной ситуации приложил старание и я...Кто их, философов этих, знает, может мысль и действительно- материальна, и вот он— результат? Сколько мыслей у меня было и сколько времени потрачено на эфемерные прикидки... И какой бесконечно долгий путь пришлось пройти мне, прежде чем попал сюда! А теперь, оказавшись здесь, ходить и высматривать то, что некогда «...жужаше и таяше», месяцами сдерживало неприятеля? Нет, никогда! Ну а повернуть по- иному...что ж, посмотрим, хотя- если придерживаться известной мне версии, времени у нас также- почти нет...
   
 
     





Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #24 : 05 Январь 2018, 23:15:43 »

                                                   КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

И не только времени нет! Нет здесь ничего, хотя бы отдалённо напоминающего так и не угаданную нами машину, не видно даже попыток соорудить нечто подобное, да и условий для строительства тоже- нет. Но эти «нет»- ещё полбеды по сравнению с главным: Кузнец мой- не тот, надуманный когда то в ином мире неудачником инженером, а реальный, живой, тёплый и осязаемый человек, мой спаситель и единственный здесь мастер, способный как то подступиться к этой задаче, и он тоже- «нет!»

 Кузнец не творец и не гений, каким я нафантазировал его себе, а нормальный «герой своего времени», незыблемый монолитный прагматик, хотя и мастер своего дела, каких мало. Но никаким строительством, а уж тем паче созиданием чего то нового заниматься теперь категорически не намерен. Сам дал мне это понять- как отрубил…

У него другое, насущное и- на все сто согласен!- крайне необходимое дело. То, которым всегда и занимались кузнецы в лихую годину...Да и железа, так необходимого для катапульты, во всём городе- крохи, вот и у кузни недаром кадушка старая поставлена- вроде кружки для подаяния, куда каждый горожанин может свою личную железяку пожертвовать- в «фонд обороны.» И каждая железяка теперь- дороже золота!

  Хотя иного необходимого материала в виде раскатанных срубов, сложенных у городских стен- хоть отбавляй! Но единственно полезное применение для них пока куда проще. Часть брёвен поднята наверх, на боевые галереи, и укреплена над бойницами в качестве дополнительной защиты. При необходимости же, стоит перерубить стягивающие  их толстенные канаты, они рухнут вниз, на головы штурмующих- одновременно или по отдельности, на выбор...система обвязки брёвен хоть и немудрёна, но продумана и вполне рациональна.

Впрочем, всё здесь такое- простое, надёжное и предельно функциональное, как дубина. Найти нечто более сложное та ещё задача. Даже механизм подъёмного моста у городских ворот почитается здесь как высшее достижение. За ним следят, его охраняют и берегут, хотя сейчас ворота подпёрты изнутри брёвнами, замурованы рогожными мешками c землёй, и никто даже не думает пускать его в дело. 

Нет, правда, и активных действий ни с одной из сторон. Первый неудачный  штурм был уже, и первая кровь- тоже, с обеих сторон, ещё до моего появления в городе.  За ними последовали обстрелы, причём один из них я наблюдал воочию, ещё с берега Жиздры, где меня и нашёл Кузнец.

 Впрочем, как я вижу теперь и сам, результативного огня на предельном удалении не получилось, а поставить огромные метательные машины ближе к стенам крепости у противника не вышло по причине развитых склонов перед крепостью, к тому же напрочь укрытых наледью ещё до приступа поганых. Да если и поставили бы, что толку, ибо пяток- другой брёвен, спущенных со стены, вполне достаточен для надёжного выведения из строя любого орудия, не говоря уже о живой силе, к тому же наиболее ценной её части- выражаясь современными понятиями, орудийной прислуге.

Рисковать ни тем, не другим враги, конечно не стали, и вот уже девятый день вокруг тишина. Не падают с неба огненные «подарки», не слышно уханья, визга чужих голосов и металлического лязга  из- за городских стен. Зато наконец- то выглянуло солнце, и, хотя воздух ещё и студёный, по-настоящему запахло весной, слышится капель, а кое- где появились крохотные, несмелые ещё лужицы.

Эта весенняя нотка  совсем как в детстве, такая же яркая, сочная и запашистая...так пахнет поджариваемый солнцем снег и оттаивающее после долгой стужи дерево. И я как наяву вижу и наш старый дом, и двор в весенних лужах, чувствую непонятную какую то свободу внутри и будто бы предвкушаю скорое лето, каникулы, Волгу, походы...Вот и детвора высыпала на улицу, там и тут- потасовки, звонкий гвалт, копошащиеся кучи- малы, беготня.  Но никто из взрослых даже не пытается разгонять ребятишек, хоть и путаются они под ногами, и мешают иногда не на шутку. Наоборот, появились на лицах улыбки, да и спины пораспрямились как-то...Весна ведь в гости пришла, эвон как дружно знать о себе даёт; авось и минет нелёгкая!

 Тем не менее,  надежды мало, и это понятно каждому. Город обложен наглухо, вкруговую, местами на ключевых участках устроен даже частокол из грубо заострённых, установленных с наклоном в сторону крепости брёвен. Менее удобные для маневра при возможной вылазке из крепости направления прикрыты завалами из обломков, всевозможного мусора, смёрзшихся человеческих останков...Все или почти все пленники, в основном жители посада, использованные ранее в качестве «живого щита» и как рабочая сила, больше всего подходят теперь, с точки зрения противника, именно для этой цели…

 По всему периметру, через каждые полсотни- сотню метров- посты «боевого охранения». Здесь разложены костры, в котлах над которыми постоянно кипит, готовится что то, рядом с каждым- островерхий шатёр, где греются и отдыхают караульные, чуть поотдаль неизменная коновязь- просто толстые колья, укреплённые в земле, с натянутой между ними верёвкой, к которой и привязываются поводья. И едва ли не табун лошадей вокруг, постоянно подбирающих из—под копыт друг у друга клочки затоптанной, перемешанной со снегом и грязью соломы.

 В каждой такой группе от двадцати до сорока бойцов, в зависимости от тактической ценности и протяжённости охраняемого участка, по- видимому. Вооружение у каждого- небольшая сабля, носимая постоянно при себе, а у заступивших на смену караульных- ещё и лук с солидным боекомплектом в колчане за спиной...эти прохаживаются неторопливо у самых укреплений, временами даже забираются на них, глядя пристально в сторону крепости.
Служба поставлена чётко, без сбоев и суеты, не подкопаешься!  Чувствуется в «личном составе» и выучка, и боевой опыт, и слаженность во всём, от подгонки обмундирования до владения оружием. Имел удовольствие убедиться в этом сам, ибо турниры и просто поединки между ними- не редкость, особенно сейчас, когда затянувшаяся тишина требует обязательной разрядки для каждого бойца.

Проводятся они здесь же, на глазах защитников крепости, неизменно собирая на галереях любопытных горожан, среди которых большинство- мальчишки. А с противоположной стороны наблюдают за поединками свои-  из становища врага, где черным- черно от бесчисленной массы людей, лошадей и скота, где чадят днем и ночью костры и откуда постоянно доносится низкий монотонный гул, который невозможно перепутать ни с чем. К нему в городе давным давно привыкли все, от мала до велика...
 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #25 : 07 Январь 2018, 06:12:55 »

                                                    КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Как не опасался я стать праздным соглядатаем, всё получается именно так- с точностью до наоборот. Вот уже пятый день я на ногах, и, хоть ещё не набрался сил по- настоящему, могу с грехом пополам работать и стараюсь, как могу, найти себе полезное занятие  Тем не менее, дальше благих намерений дело пока не движется. Кузнец отнюдь не собирается устраивать мне экскурсии по городу, не застывает, раздумывая о спасении крепости, в позе роденовского мыслителя, а уж тем паче не ждёт гениальных идей от меня. И вообще предпочитает держаться подальше,- как, впрочем, и все остальные. Ибо здесь я- чужой. Пока был болен и нуждался в помощи они заботились обо мне как могли, не отказывали ни в чём, но теперь…

Нет, я не обделён и сейчас, со мной делятся всем, как и прежде, но переменилось в корне одно: я стал среди них лишним, а  с учётом теперешних особых условий- попросту обузой. Все мои знания здесь бесполезны, а навыки и умения- неприменимы. Как не пытался я найти себе занятия в кузне, всё выходило вкривь и вкось. Я не понимал ни Кузнеца, ни работников его, а они точно так же не понимали меня.

 Единственное «ремесло», которым удалось мне кое как овладеть- раздувка горна. Казалось бы, чего тут сложного- качать кузнечный мех, но и тут нашлись свои сложности. Ни спешить, не медлить нельзя, работать нужно, соизмеряясь по- особому с цветом пламени в горне, да и подаваться воздух должен равномерно, без толчков… Мне пару раз показали суть процесса, а дальше пришлось осваивать его самостоятельно, ориентируясь на реакцию Кузнеца и его подмастерьев. Не сразу, но к концу первого дня у меня стало получаться довольно сносно. И всё бы неплохо, но, наглотавшись угара и угольной пыли, на следующий день я едва не свалился в постель опять, после чего Кузнец отстранил меня от дел уже окончательно. Впрочем, работать в полную силу не смог бы и сам, ибо мышцы наутро болели просто зверски...

 Никогда не считал себя физически слабым, но всё, как говорится, познаётся в сравнении. И сравнение это не в мою пользу. Народ здесь в общем и целом хоть не богатырского сложения, но выносливый и жилистый. Даже женщины, пожалуй, не слишком отстают от сильной своей половины. Имел возможность  убедиться лично и в этом- на пожаре, в первую же свою прогулку по городу.

Именно бабы поспели тогда на место  вперёд всех, и, вооружившись кто кадкой, кто топором, а кто и рогатиной принялись растаскивать, ломать, поливать и выносить. И не могу сказать, что среди них я оказался в авангарде. Единственный мой «успех» в том горячем деле- случайная встреча с одним из подручных Кузнеца, прибывшим на пожар уже к завершению. Не знаю уж, что он там про меня обмолвился, но на следующий день, как раз по пути в кузню, был я удостоен шефского похлопывания по плечу в знак высочайшего одобрения. Может и терпели то моё неумение целый день именно поэтому...

 Вот потому я и брожу теперь неприкаянно по городу. Успел вдоволь наглядеться и на его внутренние постройки, и на планировку, и даже на некоторые известные здесь механизмы. Впрочем, последние и механизмами то назовёшь разве с большой натяжкой… Был готов ко многому, но даже с известной минусовой поправкой технологический уровень местного оружейного производства вызывает пока лишь безнадёжное уныние. Картина, нарисованная в воображении ещё там, в далёком современном мире, представляется в сравнении с реальностью аляповатым красочным лубком. И мы с Марком там же, на нём- двое  Петрушек в шутовских дурацких колпаках. Как бы хотел я видеть его здесь, рядом с собой. Вляпались, называется, в историю… Хотя почему- «вляпались»...вляпался в неё один я, по собственной инициативе!

Странное, ни на что не похожее у меня теперь состояние! Есть Я, а точнее часть меня, что так упорно стремилась попасть в энную точку глубин истории и добилась своей цели. Эта часть моего «Я» живёт, действует в той самой точке, а точнее — в наполняющем её мире, непонятно как устроенном, но, тем не менее, исправно функционирующем. Функционирующим по законам, осознанным и принятым к исполнению этой моей половиной. Она пытается приспособится к своему миру, изменяет в чём- то его и изменяется под его влиянием сама. При этом верит искренне, что именно тот мир, та искомая и найденная им энная точка и есть- истинная, а следовательно- единственная имеющая место быть!

 Но эта шальная, неуёмная часть моего «Я» даже не подозревает, что существует со всеми потрохами и вместе со своим энным миром внутри некой оболочки, энергетической или материальной-неважно!- чувствующей и видящей её насквозь, а заодно и направляющей… Но, главное,- являющейся второй половиной моего «Я»! Она мудрее и значительнее первой, с её высот виднее, что мир этот, так прочно поселившийся внутри вместе с непокорной первой - суть игра воображения, проекция некой истинной картины на плоскость личных представлений. С другой стороны, проекция эта, уже частично материализовавшись, стала, и с каждым днём всё больше становится также и её неотъемлемой частью!

Пока что эти «полу-Я» существуют параллельно. Это очень похоже на детское состояние неуверенности, метания, когда, ложась вечером спать, ты, к примеру, совершенно убежден в провале на предстоящем экзамене, а утром, проснувшись и набравшись сил, готов посмеяться над собственными вчерашними страхами. Но всё чаще и чаще мои «Я-половины» находят общий язык, сливаются и я уже не могу отделить, узнать и применить к ситуации «здесь и сейчас» ни ту, ни другую по отдельности.

 Казалось бы, второе, мудрое и всепонимающее моё «полу-Я» должно теперь как губка впитывать увиденное и прочувствованное здесь, однако- ничего подобного! Потеряв надежду обнаружить чудо- катапульту, так сказать, в готовом виде, оно «передало полномочия» неразумной первой и наблюдает скептически за её попытками хоть в каком то виде реализовать задуманное. И вмешивается лишь в том случае, когда глупость этой революционно настроенной дитяти грозит нарушить личное спокойствие, а то и вовсе вывести ситуацию из под контроля!
Тем не менее, готов поверить, что содружество этих моих половин- к лучшему, более того- необходимо, ибо здравый смысл совместно с энергией действия однозначно подскажут если не лучшее, то как минимум приемлемое решение. А оно мне сейчас необходимо просто как воздух! Я должен найти здесь своё место, найти несмотря ни на что- такой, как есть, чужой и совершенно не приспособленный к условиям этого мира. Не зря же Кузнец так упорно вёл меня сюда, и привёл, с немалым риском и столь же немалыми сложностями. Зачем? Чтобы вот так легко отгородиться теперь? Не думаю...А потому- буду искать решение здесь, рядом с ним, точнее- рядом с его делом.   
 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #26 : 12 Январь 2018, 08:42:51 »

                                                 КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Нет лучше средства от хандры, чем настоящее дело! А в том, что оно настоящее и крайне необходимое здесь, уверен теперь не только я. Уголь, обычный древесный уголь стал сегодня , в буквальном смысле, стратегическим сырьём. Без него не будет нового оружия, невозможно починить или перековать побитый в бою клинок, пополнить  истощающийся стрелковый боекомплект. Постоянно дежурящие на боевых галереях лучники, несмотря на отсутствие активных действий, без дела не скучают.

 Нет нет, да и выскочит из вражеского становища летучий конный отряд, промчится, свистя и улюлюкая, мимо городских стен- внизу, у самого рва, осыплет защитников сотней- другой коварных стрел и скроется так же молниеносно, как и появился.  Где уж тут не ответить? И хоть вышел строгий наказ от самого воеводы не простать колчаны без надобности, да как можно стерпеть и не отплатить поганым той же монетой.

Стреляют те весьма результативно, вопреки сложнейшим условиям: на скаку, едва прицелившись, снизу вверх послать стрелу в узкое окно бойницы невероятно трудно. Тем не менее, скольких бойцов мы уже потеряли в результате таких «москитных» обстрелов и сколько ратников ещё мучаются теперь от тяжких ранений, ибо справится с причудливо изогнутыми и специально иззубренными наконечниками, засевшими глубоко в теле- та ещё задача!

 Мы явно проигрываем врагу в стрелковой подготовке, наши лучники не столь искусны и по-большей части работают «в молоко», а то и  вовсе на пользу неприятелю. По ночам снизу зачастую слышен хруст снега: это собирают трофеи смельчаки- одиночки из вражеского лагеря, поистратившие боекомплект в отчаянных кавалерийских наскоках, а днём  этим же открыто занимаются  и пленные- свои же, русские…

 Здесь и мужчины, и женщины, от детей до седых старцев. Они едва двигаются, измождены до невероятности, простужены, и взахлёб, надрывно, до кровавых пятен на снегу, кашляют. Одеты в лохмотья, во многих местах не скрывающие изъязвлённые, в синяках и ссадинах тела, гниющие раны...Они бродят внизу, как привидения, согнувшись и не поднимая глаз, - ещё совсем недавно обычные нормальные люди, доведенные теперь страхом, голодом, стужей и чудовищной усталостью до стадного, полуживотного состояния.

Их жалеют, бросают сверху кто одежонку, кто сухарь- уж чем богаты, и каждый раз внизу- потасовка, борьба из последних сил за эти скудные подаяния, которые для каждого- жизнь...Пусть даже такая, да и всё равно недолгая, но ведь- жизнь! И именно это, неизмеримо больше их физических страданий, оглушает и страшит меня теперь...А если бы я- там, внизу, среди них, в таком же рубище- и я был бы таким же!?

  Да что там мои страхи…пришлось однажды наблюдать, как узнал один из бойцов своего сына- там, внизу... Смотреть на то, как здоровый уравновешенный мужик буквально на глазах превращается в полупомешанного истеричного безумца без малейшей возможности помочь оказалось выше моих сил, и я трусливо сбежал. А после, хоть и проклинал себя в душе за малодушие, вернуться обратно так и не смог. Да и если вернулся бы- что с того...Война убивает не только в бою, есть у неё и другие способы-  несравнимо подлее, изощрённее и болезненнее...

  А потому отвечать врагу, не смотря ни на что, мы  просто обязаны,  иначе наверняка захлебнёмся- не столько в собственной крови, сколько от бессильной ненависти. Уж как сможем и сколько сможем: по обстоятельствам, но- отвечать! Не спуская ни в чём, и ничего не оставляя безнаказанным.  В силу этой данности я и занимаюсь теперь одним из самых важных в своей жизни дел- выжигаю из дров уголь. Ибо не одно кузнечное, а если конкретнее- оружейное производство без него не способно изладить ничего,  даже наконечник стрелы. А именно стрел теперь, в глухой осаде, требуется ох как много!

  Мне не пришлось долго выискивать себе занятие. Ещё в первые дни бросилось в глаза, насколько кузнецы берегут угольные запасы. Да и качество угля, мягко говоря, не радовало. Впрочем, откуда взяться этому самому качеству, если углежжение в нынешнем виде, в ямах- процесс длительный, а времени на заготовки попросту не было- поганые оказались у Козельска если не внезапно, то,по- крайней мере, стремительно. Вот и не успели заготовить...

Теперь же, в стенах крепости, наверстать упущенное традиционным способом просто немыслимо, несмотря на обилие сырья- брёвен от раскатанных срубов. Беспрерывно тлеющая углевыжигательная яма, даже самая небольшая, накроет удушливым и едким облаком дыма весь город, став из союзника врагом, который уничтожит здесь всё живое- надёжнее и быстрее неприятеля . Но выход есть, я знаю его, и моя задача теперь- изготовить своими силами, без посторонней помощи, здесь и сейчас, хоть и простейшее, но всё- таки технологическое оборудование. А именно- ретортную печь с дожиганием отходящих газов.

 Я не собирался до поры объяснять что- либо Кузнецу, но и скрываться не посчитал нужным также. Пришёл в кузню, молча присмотрел необходимый инструмент. Еще задолго до того, на второй, кажется, день после выздоровления, увидел в подклети и материал- грубо откованные вручную листы меди. И даже отметил про себя, как возможную замену дефицитному железу при постройке катапульты, ибо оно в лихие времена несравнимо значимее любого цветмета.

  Подобрав хотя бы частично необходимое и дождавшись, пока Кузнец отойдёт в сторону передохнуть, я молча , но настойчиво взял его под руку и подвел сначала к подклети, указав на медные листы, потом ткнул рукой в грудь несколько раз себя- нужны, мол, мне… отдай. Он удивлённо поднял брови, промолчав, и я повторил свою жестикуляцию ещё раз, более требовательно. Кузнец промолчал опять, но потом вдруг кивнул, соглашаясь. Кивнул ему, расплывшись в улыбке, и я, после чего выставил большой палец вверх- знак, понятный вроде бы каждому. А затем, развивая успех, буквально потащил к отобранным мной инструментам...

Получил я в результате если и не всё, то, во- всяком случае, самое необходимое. И даже бывший хлев, в котором уже самостоятельно соорудил из собранных по улицам толстенных плах некое подобие верстака. Обитатели этого помещения ввиду бескормицы были уже частично съедены, частично заморожены и спущены в погреба, а самая малая доля убоины, по причине недостатка соли, заготовлена в бочках. Нашлись, правда, и другие способы. Пришлось мне отведать и похлебку с сушениной, и горох с... тушёнкой. Да, именно с тушёнкой, хотя и своеобразной- круто разжаренное мясо, залитое в горшках раскалённым топлёным жиром, а сверху, дополнительно ещё и мёдом с воском. Не думали сдаваться защитники крепости, надеялись держаться и по- тёплому времени. Теплилась такая надежда и у меня... 
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #27 : 20 Январь 2018, 06:45:24 »

                                            КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Вот и первые серьёзные потери. Что же, этого следовало ожидать, хоть и не думал, что оно произойдёт так скоро. Причина проста- не выдержали нервы. Постоянное и почти бездеятельное ожидание- слишком сложная задача, отсюда и эта обречённая на провал попытка активных действий. Хотя- не мне о том судить, возможно и были какие то шансы на успех, воеводскому начальству виднее. Тем не менее, внезапная вылазка нашего сводного отряда добровольцев отнюдь не стала неожиданностью для поганых, и теперь с городских стен можно видеть павших в коротком и безнадёжном бою дружинников. Они, распятые в назидание и устрашение нам, выставлены на обозрение- на тыне, неподалёку от крепостных стен: кто замертво, а кто и жив до сих пор. Вокруг-  злорадствующие, потрясающие оружием  и весело улюлюкающие глумливые победители.

Здесь же, в городе- общее, одно на всех, чёрное и беспросветное- горе. Оно, подобно туче, накрыло всё вокруг, пропитало, заполнило каждый уголок.  Угрюмая толпа, запрудившая улицы, монотонный тяжёлый гул голосов, плач, причитания, да взмывающий временами то здесь, то там истошный бабий вой. Многие рвутся наверх, к бойницам, желая своими глазами увидеть кого то из родных там, в поле, изо всех сил надеясь, впрочем, на обратное- не увидеть… Но дружинники заступили наглухо выходы на галереи, и не пропускают никого. Лишь иногда некоторые из них, стоящие поближе к бойницам, узнав среди толпящихся внизу людей своих, нет нет, да и подаст потихоньку знак. В ответ из толпы либо сдавленный горестный  вскрик, либо вздох облегчения. Последних, к счастью, большинство- погибший отряд не был многочисленным.

  Мне удалось попасть сюда, на галерею, в самом начале, а точнее в конце развязки, увидев финал кровавой этой сшибки собственными глазами. Хотя… вот до сшибки-то дело как раз и не дошло. Ребят обнаружили сразу же, а затем попросту взяли в «карусель» верхоконные лучники и на скаку расстреляли в упор. Не помогли не щиты,  ни броня, ибо когда стрел- буквально рой, уязвимые места найдутся обязательно .

 Странно, но ни тогда, ни теперь, когда уже всё кончено, нет у меня особых эмоций, а уж, тем более, переживаний. Скорее- впервые за последнее время!- появился некий барьер, отстранённость от всего этого и одновременно чувство сближения, всё более нарастающей реальности существования моего изначального, «родного» мира. Будто где-то рядом он, за углом: шагни только, откинь занавес, и…Временами я как  бы уже оттуда, из-за занавеса наблюдаю происходящее здесь, изучаю, и даже делаю мысленно зарисовки… Нет, и не я это, наверное, а кто то, очень похожий на меня, буквально копия моя, неотличимый двойник. Так где же я, и кто я: Я- на-галерее, или Я-за- занавесом? Не знаю, ничего не знаю теперь, в голове незаметно, исподволь перемешалось всё и уплывает, ускользает от меня куда то вверх и вбок. Последнее, что чувствую- слабый, едва ощутимый холодок  и шершавость снега у щеки…

  И опять знакомый мне уголок с пологом и бликами в щели у потолка. Я давно уже не был у Кузнеца- с того момента, как затеял угольный промысел, переселился к себе в мастерскую. Здесь ничего не изменилось, «мой» уголок такой же тёплый, уютный и- надёжный, что ли… Он будто существует вне времени и пространства, его не касаются передряги этого мира, и, кажется, обойдёт стороной любая беда. Да уж не сон ли это- тын с распятыми телами, толпа внизу, у стен, пар от дыхания множества людей, причитания, бабий вой и ощущение всеобщего горя.  Нет, было всё!

И не только это было! Вспоминаю и «занавес», и призрачное окно в «мой» мир, а вот  и я сам, наблюдающий оттуда за...мной же! Понимаю умом, что всё это бред, галлюцинации, но разделить не могу. Да и не хочу, ибо вопреки рассудку подспудно чувствую, что именно в этой двойственности и нужно искать разгадку моего нынешнего состояния. И я буду искать её, но не теперь- позже. Ибо сейчас и двойственность, и внутренний мой барьер, и окно с «занавесом»- всё сгинуло, ушло без следа, зато вот этот мирный наперекор всему и тёплый уголок теперь  по- настоящему реален, мы с ним наедине сейчас, более того, кажется, даже начинаем как то общаться и понимать друг друга. Что это: очередной бред, помутнение сознания или сон? Не знаю! Но зато уверен почему то в другом: именно здесь и есть место  для меня- того, изначального, пришедшего с целью разузнать и высмотреть нечто, и одновременно пристанище для меня- сегодняшнего, накрепко  связанного с этим миром.

  Однако чего же я здесь лежу? Здоров вроде, двигаться могу, ничего не болит, голова ясная, да и сил, кажется, хватает. Я же не могу просто так валяться, у меня есть дело, необходимое здесь всем, и оно не может двигаться без меня! Нужно куда то бежать, но- куда? Забыл, напрочь забыл… Нелепое положение, но ничего- вспомню. А пока нужно встать и одеться. Да и умыться бы не грех. Осторожно выглядываю из-за шторы. За мутным окошком темно, горит на столе масляная плошка, едва рассеивая мрак, и- никого. Знать, Кузнеца опять работа держит, да и всё семейство там же, с ним рядом. Так, стоп! Кузнец...работа...да вот же оно- уголь! Мой уголь...И печь тоже- моя. Стоит теперь без дела, пока хозяин дрыхнет…

 Ещё не дойдя до цеха уловил я знакомый дымный, дегтярный запах, услышал звон пилы, а затем и вовсе остановился, поражённый. Производство моё отнюдь не пылилось в бездействии. Высилась неподалёку куча напиленных и наколотых дров, а сквозь приоткрытые ворота мастерской виднелись корзины с готовым углем. Здесь были люди и вовсю кипела работа, но главное, что заставило меня буквально остолбенеть на пороге- вместо одной печи в «цеху» стояли три! Одна из них сейчас топилась, другая, судя по открытому жерлу топки, остывала, а из последней, изготовленной ещё мной, трое дюжих мужиков доставали закопчённую медную реторту. В одном из них узнал я сменившего меня некогда у горновых мехов подручного моего Кузнеца…

Больше дела! Здесь не любят пустой трепотни, и, наоборот, в высшей степени  ценят результат, достигнутый без лишних слов. Терпеть не могут жалоб и постоянных просьб о помощи. Но, если увидят пользу от твоего дела и почувствуют необходимость поддержать его- окажут эту помощь: молча и безоговорочно. Не знаю, как в мирные времена, но теперь люди предельно скупы на слова, как, впрочем и на эмоции. И потому так дорого мне их молчаливое одобрение, а, главное, внимание и терпение, с которым относятся углежоги к моим попыткам хоть как то объяснить им необходимые приёмы работы. О большем пока даже не заикаюсь, ибо даже такое общение крайне сложно.

Рисую что только можно и на чём попало, благо уголь теперь экономить не приходится, пытаюсь, подобно глухонемому, жестикулировать, тычу в тот или иной предмет раз за разом, называя его по- своему...в общем, и смех и грех! Язык здесь чем то знаком мне, нередко слышу отдельные известные мне слова, но сам контекст остаётся при этом за пределами понимания. Пытался когда то давно в силу необходимости пообщаться без переводчика с болгарином- получалось очень похоже...Впрочем, один «внепроизводственный» вопрос мне всё же удалось прояснить: отдых мой длился больше «седьмицы»- то бишь недели!   
Записан
 

Страница сгенерирована за 1.042 секунд. Запросов: 54.