Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Торопясь с выводами - вы имитируете мышление. ))

Автор Тема: Козельские приключения  (Прочитано 1160 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Козельские приключения
« : 09 Октябрь 2017, 22:15:23 »

                                                 Предисловие

   История эта невыдуманная, изменены в ней только имена.  Возможно кому то сюжет покажется диким...что ж, понять это несложно, слишком уж необычны описываемые обстоятельства. Но надеюсь, что будет и другое, противоположное отношение. Надеюсь, что кто то, прочитав это повествование, задумается о могуществе (да, именно так, без всякой патетики!) нашей генетической памяти и её возможностях в "содружестве" с  мощнейшими возможностями подсознания. А, задумавшись и заинтересовавшись, постарается не только узнать об этом подробнее в надёжных источниках, но и применить полученное знание  на практике. Для меня это будет самой желанным подарком.
 Но хотелось бы сразу сказать и о другом: здесь как нигде важен известный принцип: "Семь раз отмерь, один-отрежь". Непродуманные, неосторожные эксперименты с подсознанием не просто опасны- они  опасны смертельно! И, начиная работу с ним, ознакомьтесь с теорией, проконсультируйтесь со специалистами...благо, при желании найти их- настоящих, грамотных специалистов!- сегодня не составляет большой проблемы.
 Во имя чего стоит этим заниматься? Уверен: работа над собой в этой области открывает громадный потенциал, а уж на решение каких задач направить направить полученные возможности- личное дело каждого. С одним лишь условием- на благое дело! Иначе, с открытым хотя бы частично доступом к подсознанию воздействие негативной энергетики будет сродни воздействию вирусов на организм человека, страдающегоСПИДом. Возможно, не будучи специалистом, я не совсем точен в определениях, но по сути- убеждён в этом!-прав..
В философии существует известное  направление, согласно которому как всё окружающее нас, так и мы сами являемся ничем иным, как комплексом сигналов, вырабатываемых нашими органами чувств. Не берусь дискутировать относительно истинности подобного подхода, но алгоритм создания некого вымышленного (впрочем, теперь совсем не уверен в последнем!) параллельного внутреннего мира базируется именно на таком принципе: необходимо заставить свои органы чувств работать в рамках некого предлагаемого сценария. Заставить не сразу и не вдруг, процесс этот долгий и постепенный...чувства "подключаются" в порядке строгой очерёдности и без выраженного насилия над собой.
 Я инженер, а не психолог и не биофизик, заняться подобными экспериментами заставила серёзная необходимость, переросшая затем во внутреннюю потребность получить некое весьма специфическое знание...о нём в повествовании говорится достаточно подробно. И не было у меня времени как то подготовиться, изучить данную область поглубже...шёл практически напролом, набивал шишки, топтался по граблям))...Сейчас многое сделал бы по- другому...
А главное- смог бы получить огромную пользу и для себя...для души и для тела. Действительно- огромную! Теперь знаю это с абсолютной точностью, ибо опыт вещь бесценная. Может быть, это удастся сделать кому-то из Вас.
 И последнее: повествование это не закончено, как не закончена ещё и сама история. Цель достигнута, но доказательств абсолютной истины нет и скорее всего не будет. Слишком малым объёмом информации на эту тему мы сегодня располагаем. Впрочем, может быть это и к лучшему, ибо вторгаться в прошлое можно, как я теперь считаю, до определённых пределов. Тем не менее, "Козельские приключения" я закончу. С течением времени.
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #1 : 09 Октябрь 2017, 22:38:56 »

 
                                                    Часть 1

Костер погас совсем, а сосны будто придвинулись к нашей поляне, желая погреться напоследок. С Жиздры уже тянется предутренний туман, и моментально набухшие влагой палатки едва просматриваются на темном фоне осенней зелени. Скоро начнет светать и пора признаваться: пока себе самому, а чуть позже и ребятам, что очередная ночь (какая уже по счету!) прошла напрасно. Хотя нет, как раз не напрасно, и после сегодняшних ночных бдений я готов спорить с кем угодно: выбранный нами путь ведет в никуда.   
 Заканчиваются наши отпуска и командировки, а вместе с ними исчезает и надежда выведать у здешних мест тайну, что хранят они уже без малого восемьсот лет. Вот только с чего мы взяли, что она вообще существует, эта тайна? «Небывалое бывает»,- не мною сказано, а уж на войне и подавно бывает всякое. Не поймем мы, сегодняшние, тех людей, не дано нам знать каким чудом продержался маленький Козельск почти два месяца, в то время как несравнимо более многочисленный и укрепленный Торжок пал, не выдержав и двух недель. А ведь были и куда более неприступные, но также стертые с лица земли крепости Рязань, Москва, Владимир… Да и многие другие, в том числе и совсем неизвестные нам. Крепости, покорившиеся неприятелю в считанные дни…
 Правда, столица южной Руси продержалась намного дольше. Но это и не удивительно: каменные стены высотой в два десятка метров и колоссальные рвы перед ними что то, да значат. Тем не менее, пал и Киев: месяц - другой в огне, в дыму, на пределе сил вымотает кого угодно. А вот что могла противопоставить бесчисленным монгольским туменам небольшая, да и не так уж сильно укрепленная приграничная крепость? Да знать нашлось нечто из ряда вон выходящее, если  лишь одно упоминание о «злом граде» Козельске впоследствии каралось в Орде   смертной казнью.   
   
 «Жужаше и таяше…». Тогда, в самом начале командировки, мы спорили до хрипоты, эмоции лились рекой, но железобетонная уверенность ребят действовала убедительно, а возражать мне не хотелось. Да и бесполезно было возражать - наверное, легче построить машину времени и увидеть все своими глазами, чем переубедить этих фанатиков. К тому же их гипотеза несомненно интересна, это ясно не только гуманитариям - историкам, но и махровым технарям наподобие меня. Дело лишь в том, что пока не существует ничего кроме этой гипотезы, ну разве что несколько трухлявых деревянных обломков, доставленных с огромными предосторожностями в лагерь, облитых для сохранности каким- то сероватым раствором и помещенных в помятый, видавший виды контейнер.
 Они «оттуда», из тех времен, это сомнений не вызывает. Дерево сохраняется в торфе тысячелетиями и подчас из него извлекаются не только бревна, но и целые деревянные конструкции.  Что имеем еще? Да самое главное, пожалуй: «…бо древами пороки  биша, бысть оне жужаше и таяше…»
 Так утверждает не пользующаяся особым доверием среди историков Ипатьевская летопись, но, тем не менее, именно из нее известен и такой достоверный факт: заодно с монгольскими осадными машинами- пороками защитники крепости побили и четыре тысячи воинов! Четыре тысячи, ни больше ни меньше, именно на этой цифре настаивает официальная наука и мудрый пророк ее, начальник нашей экспедиции.
 Впрочем, отнюдь не со всем согласен наш мятежный пророк, будь по-другому - не кормили бы мы сейчас комаров на болотах вблизи Оптиной Пустыни. С его точки зрения, те самые «древы» жужжали и таяли от высокой скорости, будучи запущенными посредством некой особо мощной катапульты. Смутные очертания ее конструкции наш профессор сумел рассмотреть в неком рисованном изображении того времени, предъявленном впоследствии и мне, а находка предполагаемых останков дубовых «боеприпасов» с глубокими вмятинами, полученными, возможно,         от ударов, и вовсе послужила несокрушимым доводом в пользу данной гипотезы. Привлекательная мысль, к тому же она дает и объяснение причин столь невероятной стойкости гарнизона. Вот только официальная история говорит другое: сила крепости заключалась в мужестве ее защитников и выгодном островном расположении. А упоминаемые в летописях пороки якобы уничтожили сами козляне во время своей единственной  вылазки из крепости: где, как утверждается, и полегли все, до последнего человека.     
    Потому мы с Валеркой и здесь теперь – конструкторы, тризовцы, инженеры и вообще не поймешь кто, просто два махровых технаря, призванных доказать, а может быть и опровергнуть гипотезу этих фанатиков – гуманитариев, что собрались на местных болотах во главе с начальником экспедиции. И вот почему сейчас, спустя бездну времени, я смотрю на ископаемые «древа» в упор и стараюсь поверить в то, что именно этими бывшими бревнами разбиты чудовищные метательные машины, установленные монголами под стенами города, что именно от них удирали в панике насмерть перепуганные чариги Субэдэя. «Жужаше и таяше»,- да, разумеется, как же иначе: было от чего потерять голову даже прошедшим огни и воды басурманам!
 Вот только с какой скоростью нужно запустить пятиметровое дубовое бревно, чтобы оно подобно снаряду «жужжало и таяло» в воздухе: триста метров в секунду? пятьсот? Впрочем, какая разница, ибо уже и сто - цифра  просто космическая! Ну, где было взять «во времена оны» такую энергию! Да и не одна деревянная конструкция не выдержит импульс в сотни тысяч тонн отдачи, а прочных и жестких металлических ферм тогда  не существовало нигде, включая развитую и образованную Европу. Бред какой то… 
 Нет, не укладывается у меня в голове этот древний прогресс вооружений, и поверить в  него не помогают даже самые изощренные технологии ТРИЗ. Пусть еще за полторы тысячи лет до осады Козельска Архимед жег зеркалами неприятельские триремы, переворачивал галеры, приблизившиеся к стенам родных его Сиракуз, и за целую милю метал в них каменные ядра при помощи пара. Но ведь на то он и Архимед, и не ровня ему козельские мастеровые, не имевщие даже понятия о законах Ньютона! Лить на головы врагов смолу и кипяток, кидать со стен эти самые бревна, рубиться и стрелять из луков - это представляется отчетливо. А вот на артиллерию тринадцатого века моей фантазии категорически не хватает.
 Значит нужно идти спать, всеобщего траура завтра…нет, сегодня уже, и совсем скоро!- не миновать все равно. Не хочу даже представлять, как это будет, у меня есть еще три часа спокойной жизни и жертвовать этим единственным оставшимся мне благом я категорически не намерен. Но сырые недра палатки, густой букет всевозможных репеллентов и смачный Валеркин храп явно не располагают к спокойному отдыху, а звенящие внутри стаи голодных комаров почти выносят меня обратно на свежий воздух.

 Нет, теперь уж точно не уснуть! Лучше набрать дров, разжечь опять костер и сидеть около него, смотреть на огонь, греться и ни о чем больше не думать. Впрочем, сейчас и мыслей- то никаких нет, кроме одной: забраться подальше в темный и теплый угол. Только чтобы в этом углу была абсолютная пустота,  где нет и не может быть никого, и где не нужно отвечать на бесконечные, да теперь уже и бессмысленные вопросы. Залезть туда, зарыться во что-нибудь мягкое и спать, спать до бесконечности! Сейчас за благо счел бы и вагонную полку, лишь бы была там пара чистых простыней с подушкой, да чтобы не впивались в бока корни и кочки. Только до этого еще очень далеко, и пройдут в лучшем случае сутки, прежде чем нам станут доступны блага цивилизации.
 А пока, за неимением их, как это здорово - костер! Выкладываю на едва тлеющие угли собранные ветки, раздуваю чуть и пламя, вначале совсем несмелое, начинает понемногу вытягиваться, потрескивать, а главное - греть. Присаживаюсь поближе к огню, закрываю глаза, мысленно представляя себе уютные внутренности купейного вагона и, кажется, начинаю потихоньку засыпать. Но нет, не тут- то было - на окраинах сознания всплывает привычная, надоевшая уже порядком картина: ночь, зловещая луна в пустом стылом небе, да одинокая маленькая крепость на острове между двух рек в заледеневшей насквозь степи. И еще заснеженный, скрипучий от мороза деревянный мост, перекинутый через ров к центральной арке входа.
 Я все это уже тысячу раз себе представлял, в упор: видел, будто наяву, каждую деталь: ворота, потемневшие от времени бревенчатые стены и даже нависающую над ними громаду надвратной башни. Только  не хватает чего- то очень важного этой картине, и потому она кажется фальшивой, будто намалеванной неумелой рукой, плоской и безжизненной. Но я никак не могу понять, чего именно не хватает, и потому вновь и вновь мысленно возвращаюсь сюда, будто пытаюсь защититься от собственного фиаско,  и для пущей солидности привязываю эти фантазии к ТРИЗ. Только что же так незаметно ускользает от воображения, что?!
  Внезапно почувствовав чью то руку у себя на плече, я едва не вскакиваю от неожиданности. Надо же: даже не слышал шагов, а они не могли быть бесшумными: под ногами листва и множество мелкого сушняка. Тем более  сложно подойти незаметно, имея размашистую, совсем не «лесную» походку, как у нашего начальника экспедиции.
 Мы сидим рядом у костра и молчим. Марк курит и, будто невзначай, пускает дым в мою сторону. Он, как и я бросал курить когда то и не понаслышке  знает как хочется иногда глотнуть дымку. Что ж, спасибо! Но не только за   дымок я благодарен ему сейчас: намного больше – за молчание. Мешаю палкой угли, будто нет сейчас ничего важнее на свете, а Марк сидит, не меняя позы, и дымит своим «верблюдом».
-Хочешь уехать?
Вопрос прозвучал громом среди ясного неба. Не зная, что ответить, поворачиваюсь и гляжу на него в упор: догадывается ли он о причине моего настроения? Марк не отводит глаз, и я понимаю:  даже не догадывается, а почти уверен в худшем и готов теперь ко всему. Молчать дальше не имеет смысла. А  тем более  обходить острые углы,- это уже просто глупо.
  Я не смотрю в сторону начальника экспедиции, выкладывая ему извечные инженерные истины. Только вижу Марка - едва, боковым зрением, и даже не пытаюсь угадать реакцию на мои слова, просто не хочу знать ее. Или боюсь знать - какая разница! Говорю, не доказывая свою точку зрения, а лишь информируя оппонента о несостоятельности его позиции, предельно холодно и без эмоций – ну, хотя бы внешне. На то я и технарь, в конце концов, чтобы поскорее прекратить это бессмысленное, местным лягушкам на потеху, времяпровождение! Долго и, как мне кажется, убедительно доказываю что то, привожу неопровержимые, на мой взгляд, цифры, пытаюсь предельно доходчиво разъяснить ситуацию. И, устав, наконец, и не слыша возражений, поворачиваюсь к Марку.
  Я представлял себе его физиономию во многих вариантах, но меньше всего ожидал увидеть теперь улыбку. А он улыбается - слегка, чуть заметно, не иронически даже, а будто отрешенно, внутрь себя. И тут меня разбирает злость: настоящая, от души, почти неуправляемая. Встаю, поворачиваюсь и молча шагаю от костра в темноту. Не хватало окончательно потерять тормоза и высказать ему все – без обиняков и напрямую! Спускаюсь по тропинке к берегу и вдруг слышу шаги за спиной …
 - Подожди!
  Мы стоим у воды. Теперь говорит Марк, а я пытаюсь слушать его краем уха - не остыл еще, да и знаю до последней фразы содержание этого монолога. Как, впрочем, и самого Марка, с ним мы будто сто лет назад познакомились…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #2 : 09 Октябрь 2017, 22:41:20 »

   

                                                 Часть 2

Тот день в начале августа две тысячи десятого года был почти обычным - дымным, жарким, наполненным треском лесного пожара, пронзительным гулом самолетных турбин  и бесконечной, напрочь убивающей  мысли и эмоции усталостью. Ветер вновь и вновь менял направление, и пламя, уже не раз подавленное, вспыхивало опять и опять в самых неожиданных местах. Наши мобильные группы едва успевали отбивать перехватываемые огнем дороги между Сосенским и Шепелево - на большее просто не хватало сил. Обещанной помощи, кроме двух «воздушных пожарных» Калужского областного управления МЧС, мы так и не дождались. Да и не надеялись особо, ибо грустный опыт последних дней окончательно убедил в призрачности благих намерений районной администрации.
 Впрочем, поддержка с воздуха оказалась весьма кстати,  и поначалу дела шли совсем неплохо. Крупные очаги пожара хоть и с трудом, но  подавлялись  льющимися сверху потоками воды, а наши шустрые установки, рассыпавшись по  лесу, лихо добивали оставшееся пламя. Так было и час, и два, и три: надрывались ревом моторы в небе и на земле, с треском валились подсекаемые ножами бульдозеров обугленные стволы деревьев, да плотно ухали разрывы «шайтан - кадушек», сметая пламя облаками водяной пыли. Пожар смирялся, но вскоре возникал снова, на километры переносимый коварным ветром, и весь мир, казалось, был пропитан сизым  дымом, что выедает глаза и не дает дышать. Тем не менее, огонь пока не выходил из-под контроля, а люди, обнадеженные результатами своих усилий, упорно держались.
   Но рано или поздно всему наступает предел:  человеческих сил и запаса наших  чудо - бочек хватило ровно до обеда, и, наконец, разрозненные очаги пламени, не сдерживаемые более ничем, слились в сплошное огненное море.  Теперь дым непроницаемой пеленой застилал горящий лес, и  «Бе- 200» уже не рисковали прижиматься к земле на бреющем полете. Тонны воды, рассеянные мелким дождичком с трехсотметровой высоты почти не давали результата. Да и не было сейчас никакого смысла унимать разбушевавшийся огонь. Обугленные деревья уже не спасти, а жилые поселки успели защитить, недаром туда вчера пригнали технику со всей области. У нас же теперь был другой приказ и другая задача: ретироваться отсюда подобру-поздорову, чем скорее, тем лучше.
   Наша потрепанная колонна уже выстраивалась на дороге, и оставалось только погрузить установки, побросать в кузова изодранные в клочья кошмы, брезентовые чехлы, мешки с «шайтан - порошком», постаравшись занять место в числе головных машин: тащиться позади всех в облаке пыли небольшое удовольствие. Ребята понимали это и торопились изо всех сил, но работа все равно продвигалась туго. Стаскивая к «ЗИЛ»ам наше обгорелое имущество, еще недавно именовавшееся «комплектом снаряжения», разбирая и сверяя его со списком, мы задержались надолго, после чего нашим машинам достались места ближе в середине колонны.

  Видавший виды штабной автобус с трудом пробирался по разбитой напрочь дороге, и везде мы видели одно и то же: мертвый выгоревший лес и сожженную, покрытую сажей и гарью землю –  десятки, сотни гектаров! Черные обугленные стволы, пепел и едкая дымная пелена, висящая в воздухе, являли мрачную, почти апокалипсическую картину. Не верилось, что где то идет нормальная жизнь, люди уходят с утра на работу и вечером возвращаются обратно домой, спят в постели, вдоволь наслаждаются прохладным душем, а главное - дышат чистым, без дыма, воздухом.
 Несмотря на унылые пейзажи наше с Валеркой настроение было неплохим: испытания благополучно окончились, установки прекрасно отработали программу, и отзывы о них обещали быть самыми благоприятными. Главная задача теперь - быстрее возвращаться домой и готовить серию. Все только начинается, лес горит уже под Тольятти, и наша техника будет там самым желанным подарком. Опыт применения роботов для тушения леса, что получили мы здесь, под Козельском, не заменить ничем, а для меня, да и для Валерки с ребятами тоже это означает одно: дадьнейшее развитие и новый этап работ. Теперь сама природа заставит шевелиться наше руководство, а моя инженерная группа продолжит работу на новом уровне и в новом направлении. Задача, таким образом, существенно упрощается, и от меня теперь требуется лишь правильно расставить акценты… Прикидывая в уме свой завтрашний доклад, я и не заметил как уснул. 
 Полевой лагерь встретил нас более или менее чистым воздухом, немецкими щитовыми домиками и походными кухнями с поспевшим ужином, а чуть в стороне виднелся брезентовый шатер санблока. Над его входом  висел облезлый лист фанеры с намалеванным желтой краской коротким и емким словом «ДУШ». А еще - о, чудо!- под навесом на траве стояло множество упаковок с пивом и холодной газировкой в запотевших пластиковых бутылках.  При виде этой уже подзабытой роскоши усталость и сон сняло как рукой. Есть не хотелось совсем, зато пить и купаться все были готовы просто до бесконечности.
 Мы быстро разместили ребят по домикам, прихватив из-под брезента по ящику пива и воды, водители отогнали машины на стоянку и уже через пару минут присутствующие имели удовольствие наблюдать толпу дико вопящих, катающихся по земле и носящихся друг за другом с бутылками газировки чумазых людей. И откуда только силы взялись, мало им в лесу досталось!
Но полюбоваться на разгульные восторги молодежи нам не дали.
« Старшим групп…прибыть…»- прохрипело в мегафон от штабного корпуса, и со всех сторон лагеря народ потянулся туда.
 У штаба собралось множество военных и гражданских, да и начальство уже было на месте, но обычную «молитву» начинать не спешили. Все первые лица сгрудились у оперативной карты района, где незнакомый человек, высокий и седой, пытался что- то им объяснить. В общем шуме уловить смысл было невозможно, но, судя по энергичной жестикуляции и настойчивому, почти требовательному тону, речь шла о чем то очень и очень важном.
  Заинтересовавшись, я отыскал взглядом кого- то из знакомых – кажется, это был начальник автослужбы, и протиснулся к нему:
- Что за оперативка?
Будто услышав этот вопрос человек у карты быстро обернулся в мою сторону и внезапно смолк. Секунду - две мы в упор изучали друг друга, после чего он заговорил опять, но уже  менее напористо и обращаясь почему то ко мне. Из динамика гремела музыка, с поляны жизнерадостно вопила наша молодежь, вокруг стоял разноголосый гомон и понять что-либо было невозможно. Но тут пришел на выручку автомобилист:
- Мамая откопали!- заявил он солидно и с достоинством.
Услышав такое, я едва не поперхнулся пивом:
- Как, того самого?
- Ну да, татаро- монгольского,- послышалось в ответ.
Узнав, что Мамай похоронен под Козельском, я не сдержался:
- Живого откопали?
- Кого?
- Ну, Мамая…
Но ответа получить не успел, ибо в эту секунду меня окликнули:
- Здорово, наука!
Я уставился на подходившего майора в темных очках, не узнавая его. А голос был такой знакомый…
- Ну, напрягись, профессор…
Ба, да это же Леха, вот уж не ожидал его здесь встретить!
- Чего очки напялил?- приветствовал я его. – Аль паранджу лень купить?
Мы поздоровались. Он снял очки и притворно поморщился:
- Дорого…
Последний раз мы виделись почти год назад, на сборах, а до этого два года мотались вместе на кавказские курорты, испытывая мобильные роботы. Он был тогда еще капитаном и занимался  общей организацией, а в моем ведении находилось, как обычно, железо. Наши сферы деятельности почти не пересекались, а потому мы с Лешкой прекрасно ладили.     
 - Обмыть бы надо,- намекнул я, глядя на его звездочки. – Давно?..
Вместо ответа он кивнул мне на дверь в торце штабного модуля и растопырил пальцы обеих рук - в десять, мол, после отбоя…
- Ну и ладушки, там и поговорим,- успокоился я. И добавил, показав глазами на того, седого, что продолжал говорить, уткнув палец в карту:
- Что за мужик?
Лешка неопределенно пожал плечами:
- Не знаю, археолог какой то. Они на болотах за Оптиной Пустынью что то раскопали, а мы их оттуда вывезли. Насильно в автобус запихивали.
- Почему?- не понял я.
- Да бревна там какие то остались, исторические, что ли…
- Ну а сейчас ему что нужно? Обратно доставить требует?
- Если бы…- хмыкнул Лешка,- сюда привезти хочет. Чтобы не сгорели.
- Да, огонек- то в ту сторону идет,- оценил я направление ветра,- еще часок, другой и каюк экспонатам…
- Вот именно, только на чем туда теперь сунешься…
- А если обратно все быстренько закопать?
- Предлагали уже, так он с этими бревнами сам лечь готов,- безнадежно махнул рукой Лешка,- попортить боится.
- Ну, пусть горят тогда,- разозлился я.
В ответ он хлопнул меня по плечу и повернулся, собираясь уходить: захрустел под каблуками его сапог керамзит на  площадке... Да вот же оно, решение: не закапывать, а засыпать!
- Леха!
Он повернулся. Я протянул ему гранулы.
 
Мы всегда понимали друг друга с полуслова, и сегодняшний день не был исключением. Через несколько минут мимо штаба на полном ходу пронесся БТР. За ним, словно игрушечный, прыгал в разбитой колее прицеп с керамзитом, а рядом с водителем сияла заметно повеселевшая физиономия археолога…


Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #3 : 09 Октябрь 2017, 22:43:31 »


                                             Часть 3

Почему он так уверен в своей правоте? Или уже совсем не доверяет мне как инженеру? Я смотрю на Марка   и тщетно стараюсь понять, откуда у него взялась эта несокрушимая убежденность. А он все говорит и говорит, совсем как тогда, год назад,  у карты, и я поневоле начинаю прислушиваться. И  слышу    уже вытверженное и порядком надоевшее: про изувеченные неизвестной силой дубовые бревна и семь недель осады, о суровых карах, грозивших в Орде каждому за одно лишь упоминание о «злом граде» Козельске и о таинственном, так и не разгаданном историками повороте вражеских полчищ на полпути к  Новгороду. Мне нечего возразить, да и нет такого желания, ибо сам  не чувствую до конца своей правоты. Я упустил, потерял что- то очень важное там, где высится поверх бревенчатых стен надвратная башня и тянется надо рвом прокаленный стужей деревянный мост. А теперь  не могу  забыть о потере или прогнать из памяти эту картину. Она существует уже помимо меня, в некой параллельной реальности. И пусть эта реальность нематериальна, вымышлена, но, тем не менее, она имеет место быть, как  изображение на холсте или экране компьютера, а потому и не отпускает от себя, не дает мне покоя. Впрочем, не настолько  уж и эфемерна эта реальность: открыть контейнер и увидеть ее атрибуты совсем несложно. А от них один шаг и туда, в восьмисотлетнюю  древность, и мне опять хочется сделать его – несмотря ни на что!

 О причинах необычайно долгой осады Козельска  можно спорить до бесконечности - мало ли какие там были обстоятельства, а вот характер повреждений ископаемых бревен места для дискуссий почти не оставляет: какое то необычное механическое устройство в осажденном Козельске все- таки существовало!  Иначе откуда могли взяться на некогда здоровых и прочных дубовых стволах такие глубокие - до половины диаметра!- вмятины, причем полученные не давлением, а ударом. Посреди  моря гипотез, догадок и предположений только они реальны: видимы и осязаемы… Впрочем, нет, не только они: цифры 770-780 из бланка радиоуглеродного анализа - тоже! Именно в этот период укладывается срок давности некого события, в результате которого глубинные слои материала, обнаженные страшной силы ударом, впервые соприкоснулись с   кислородом воздуха. И вовсе не требуется высшей математики для того, чтобы убедиться: в этих временных границах и происходила осада Козельска.
Контуры вмятин обозначены резко, картина расслоения волокон четкая, а сами волокна не размочалены: они либо вдавлены, либо разорваны  в направлении движения. Такими бывают следы от предметов, встречающихся с целью на высокой скорости.У материала попросту нет времени на распространение внутренних напряжений,а потому разрушения всегда локальны.Аккуратная пулевая пробоина в стекле  лучшее тому доказательство. И еще одно, уже косвенное подтверждение версии удара: нет поблизости от места повреждения более ни единой глубокой вмятины.   А ведь при воздействии статического давления они возникли бы неизбежно – бревно должно  было на что- то опираться!   
    Остается одно: движение,  невероятно быстрое для своего времени, но, тем не менее, имевшее место. В этом Марк прав, и мне придется признать  данное событие как факт. Эти бревна действительно летали, причем, как и указано в летописи, «…жужаше и таяше». Иначе и быть не могло при таких скоростях, и не верить собственным расчетам у меня попросту нет  оснований. Определить порядок этой величины оказалось непросто. Многие данные пришлось выбирать почти наугад,  но главные из них были назначены относительно точно,  повреждения промерены вдоль и поперек, да и   вычислить массу «снаряда»  не составило проблемы. 
 Я до утра сидел тогда над расчетами, и безуспешно старался найти ошибку. Полученный результат: двести семьдесят - триста метров в секунду при собственном весе бревна в несколько тонн зашкаливал за все  мыслимые пределы. Несколько раз  перепроверил все, но глобальных промахов так и не отыскал. Можно было слегка подправить коэффициенты, да и принятый в  расчетах  модуль упругости древесины вызывал сомнения, но все это жалкие крохи, цена которым едва ли превысила бы десяток процентов. А полученный минимум, даже взятый со всеми возможными поправками и запасами,  почти вдвое превышал скорость полета стрелы!
Именно тогда и появилась эта картина - степь, башня, бревенчатые стены, возникая при одном лишь взгляде на ископаемые атрибуты тех древних времен. Появилась и отвоевала- таки себе место. Теперь вызывать ее и не требуется - она приходит  сама, помимо моей воли, словно требуя завершения. 
  Здесь все фальшивое, застывшее, напрочь лишенное  жизни и объема. Да и может ли быть по-другому, если это  лишь плод моего воображения: не крепость- воздушный замок без фундамента и несущих конструкций. Только вот незадача: этот замок стоит прочно и вовсе не собирается падать, а значит, помимо  фальши в нем есть и настоящее, какая то, пусть даже самая ничтожная, доля  истины, и нужно не избавляться от него, а  достраивать и укреплять. Только как это сделать, если я не могу понять даже самого простого: что именно я должен достроить! Та Русь, что погибла когда то под монгольскими саблями - выжженная, обесчещенная, распятая и угнанная в полон Русь была мало похожа на государство,  впоследствии возведшее на трон  первого государя из династии Романовых.  Такие раны не затягиваются никогда: они, нанесенные России  много веков назад,  кровоточат и по сей день. А вот затерянный в восьмисотлетней глубине мир, где стоит в стылом поле  обреченная крепость,  давно  мертв,  похоронен с честью в человеческой памяти. И не нам с Марком вытаскивать его оттуда.
  Почти физическим усилием отгоняю от себя так некстати  явившееся видение. И вот снова шелестят в темноте волны, взбегая одна за другой на песок, стелется туман по воде, а наверху, в кронах сосен колышутся, угасая, последние блики догорающего костра. Затерянная в лесах речушка с камышовыми островками, Валеркина байдарка на берегу, а рядом донельзя знакомый, похожий на  жюль-верновского  Паганеля человек, который упорно пытается в чем- то  убедить меня. И будто нет ни одной живой души за сотни километров вокруг, только мы двое, принципиально не желающие понять друг друга.

Насколько простым и ясным казалось все год назад! Мы славно посидели тогда после отбоя втроем за воспоминаниями о прошлых командировках - вплоть до возвращения «спасателей» и нашего окончательного знакомства. Потом была всеобщая радость за удачный исход и такое вот простое и правильное решение: засыпать бревна керамзитом. Были тосты за знакомство и даже надежды на дальнейшее сотрудничество…в общем, как все и полагается. Но Марк не был бы Марком, если бы  не предложил мне, будто невзначай, «только глянуть» и «кинуть пару инженерных мыслей» о предмете их научных поисков.
Тогда я и увидел этот странный рисунок, а точнее фотоснимок  гравюры, приписываемой одному из сподвижников Рашид-ад-Дина, персидского историка и государственного деятеля, оставившего нам едва ли не самый полный - из числа известных - труд по истории Золотой Орды.
На  снимке было изображено сооружение из бревен с площадкой наверху, слегка похожее на сторожевую вышку.  Сбоку навешен мощный L- образный рычаг с  укрепленным на вертикальном плече бревном - он просматривался наиболее отчетливо, старательно выведенный рукою мастера. Канаты, цепи, что- то наподобие ворота   с впряженными в него лошадьми или быками: почти непонятно, время успело основательно поработать над изображением, да и техника гравера весьма далека от совершенства. Люди на площадке. Смотрят вниз, на некий предмет, судя по размерам - массивный… он  либо висит, либо поднимается воротом… нет, скорее падает на горизонтальную площадку рычага: опять же- не разобрать!
 Впрочем, разбираться  я и не стал, ибо воображение быстро нарисовало более знакомую картину: подкидная доска в цирке, два акробата, летящие на нее сверху. А на доске, с другой стороны – еще один, тот, кому предстоит ринуться  сейчас в высоту. Остается согнуть доску в виде буквы L, положить на конец длинного плеча, как на гравюре, бревно и, заменив акробатов грузом в десяток - другой тонн, отправить его в полет.
В таком виде я, недолго думая, и выложил  свою идею археологам.

 Все новое, как известно, проходит три стадии: от категорического «невозможно» до недоумения: «…а как иначе?» Сколько раз приходилось мне убеждаться в этом! Но как часто все складывается  не так удачно, и непонимание встречают даже самые простые и наиболее правильные решения. Их иногда приходится «пробивать» неделями и месяцами. И как досадно бывает, если за это время     меняются обстоятельства, либо идея попросту устаревает! Парадокс в том, что в итоге побеждает, как правило, наиболее порочный вариант, о чем со временем начинают одинаково жалеть все: и новаторы, и их оппоненты. Тем не менее, «шишки» забываются быстро, и все повторяется снова и снова в полном соответствии с особенностями человеческой природы. Бывает, впрочем, и иначе. Самое неудачное решение видится наиболее привлекательным, проходит «на ура», и потом, даже при всей очевидности ошибки возвращение к истине стоит огромных усилий.
 Именно так и получилось в этот раз.   Наслушавшись в свой адрес  лестных эпитетов, я совершил тот, главный просчет, за который мы  все расплачиваемся до сих пор.   Как приятно было влет решить задачу, с которой  месяц не могли справиться как наши новые знакомые, так и привлеченные ими специалисты! Расставить все по местам, найти смысл в каждом штрихе гравюры и, ответив на сумбурные, а потому и несложные вопросы  оппонентов, окончательно развеять все сомнения относительно  вновь созданной гипотезы. И неважно мне было тогда, что половина «доводов» противоречат друг другу - вопрос о постройке машины даже близко не стоял, да и решаются, в конце концов, второстепенные  проблемы - если основная идея правильна. А уж в ее безгрешности я не сомневался ни капли! И все разом, включая моего извечного «технического зануду»- Валеру, согласились тогда со мной. А как нужно  было  усомниться   и сделать хотя бы пару прикидочных расчетов! Но я не сделал  ничего, уверенный в непогрешимости собственной инженерной интуиции, а теперь... Все-таки страшная это штука – тщеславие.
 
 На следующее утро мы  расстались, даже не обменявшись телефонами - не до того было в спешке сборов. Потом были и новые разъезды, и новая работа, занятия и студенты с их бесконечными «хвостами»: забылось все. Тем неожиданней оказался предутренний звонок, последовавший в один из выходных перед самым Новым Годом.   

Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #4 : 09 Октябрь 2017, 22:45:19 »


                                              Часть 4

Иду за бородатым человеком в странной одежде и не могу понять, где я раньше встречал его и куда мы направляемся. Впрочем последнее как раз и ясно. Вот знакомые бревенчатые стены  на высоком обрывистом берегу Жиздры,  мрачная громада надвратной башни и нитка заснеженного деревянного настила с извилистыми перилами и протоптанной по ней тропинкой. А вокруг-  степь с разбросанными хаотично редкими избенками, стогами сена и утонувшими в сугробах плетнями, холодная и равнодушная ко всему.

 Стоп!- а ведь избушки эти я вижу впервые. Была крепость, степь вокруг была, и даже луна в небе мне знакома, а вот их припомнить не могу. И еще: раньше я видел все это будто бы на экране, оно проходило мимо и не задевало, а теперь...вот оно,главное!-теперь я сам участвую в этом. Чувствую доносящиеся откуда то неясные запахи, морозный ветер обжигает щеки, снег хрустит под ногами и потрескивают на лютом морозе деревянные бревна частокола. А в довершение ко всему- вот он, рядом, протяни руку и тронь-живой обитатель этого утонувшего в восьмисотлетней глубине мира.

 Впрочем, о чем я: ведь хотел  же этого сам. Днями, сутками напролет пытался представить себе каждую складку его одежды, осанку, поворот головы, шевелящиеся на ветру длинные волосы, перехваченные налобным ремешком, испытывающий   взгляд из под сдвинутых бровей, оружие, наконец. И вот он, созданный моим же собственным воображением, явился... Пришел и повел за собой- прямо в крепость, уже донельзя знакомую и ставшую почти родной за время наших с Марком бесконечных споров и моих ночных  размышлениях о чудо- катапульте. И какая мне, в конце концов,  теперь разница: существует ли этот человек и этот мир на самом деле или только в моем сознании, если и зрение, и слух, и все остальные органы чувств в унисон выдают именно то, что я ощущаю - здесь и сейчас... Как теперь не вспомнить о неком философском направлении, утверждающем, что все окружающее-  лишь плод нашего воображения.

 И тут мне становится не по себе. Нет, я вовсе не хочу попасть в эту взявшуюся неизвестно откуда крепость. Одно дело пытаться что то представлять, восхищаться нашими героическими предками и совсем другое- оказаться здесь самому. Сейчас за нами закроются ворота и обратного пути у меня уже не будет. Мой провожатый даже не подозревает пока, какая судьба уготована и этим стенам, и тем, кто сейчас находится за ними. Скоро здесь будет и огонь, и море крови, и смерть. Кромешный ад осады растянется почти на два месяца, и те, кому не посчастливится окончить свой земной путь в бою, умрут под саблями басурманов и копытами монгольских лошадей -все до одного, от грудного младенца до древнего старика! И пусть это бред, дурной сон, но увидеть все собственными глазами, пережить и пройти той дорогой до конца...и до собственного конца, кстати,тоже! Нет, я не хочу этого. Мне посчастливилось родиться позже, да и собственный долг России я отдал сполна, а потому теперь имею право жить.
 
Вот куда завело освобожденное подсознание и будь они вообще неладны, эти ТРИЗовские психотехнологии! Еще совсем недавно вокруг жужжали комары, стояла жара, дул едва заметный и почти не приносящий облегчения ветерок, а теперь...Нет, все, хватит экспериментов! Нужно немедленно выходить из этого состояния, возвращаться в свой мир и в свое время, иначе, если и смогу попасть туда, то скорее всего- прямо в спецклинику. Кручу головой, растираю ладонями лицо,пытаясь отогнать навязчивое видение, но тщетно: вновь вижу спину своего спутника и мерзлую степь с домиками и оградами. Еще раз...и еще...нет, не получается!  Хочется скинуть с себя всё и растереться снегом. Или нырнуть в ледяную воду, чтобы вернуться в реальность, наконец. Только ведь и снег, и закованная льдом река- суть те же бредовые картины, в которые я собственноручно и загнал свое подсознание...

 Стоп, а что значит- загнал? Каким путем загнал? Пытаюсь уловить связь наития с реальностью, напряженно ищу эту связь, и тут внезапно возникает первая трезвая мысль: выход нужно искать там, где был вход, а значит- идти той же дорогой, которой попал сюда, только в обратном направлении!   Останавливаюсь, чтобы мой спутник ушел подальше вперед и смотрю ему в спину, будто пытаюсь гипнотизировать: не оборачивайся, прошу тебя,только не оборачивайся! Но он, будто услышав мои мысли или почувствовав взгляд, делает именно это. И тогда, чтобы не видеть его, я зажмуриваюсь покрепче, закрываю ладонью глаза и пытаюсь вызвать в сознании близкие и знакомые картины: Волгу с плывущим по ней теплоходом, сад и дом, байдарку, кабину самолета и приборы на щитке, исхоженную вдоль и поперек Самарскую площадь, наконец...

Только мало этого, ох, как мало! Мне сейчас нужно что то внушительное, осязаемое и напрочь связанное с моим временем, чтобы даже намека в нем не было на эту застывшую глухую степь со всем её содержимым. Вещи, мелочь какая нибудь, случайно завалявшаяся по карманам. Лихорадочно шарю в одежде и натыкаюсь на знакомую коробку или пенал.   Да это же сотовый! Наощупь снимаю блокировку и нажимаю первую попавшуюся клавишу. Слышу едва уловимый сигнал подтверждения- он явно из моего века, электронный звук не спутаешь ни с чем. Покрепче сжимаю мобильник в руке: он один сейчас для меня опора, хрупкий мостик над пропастью времени. Только мало этого мне, необходимо еще что то, и побольше, повесомее...Стоп!- а штормовка, а вообще все то, что на мне одето, разве они не есть та самая вещественная связь? Сминаю в руке грубую ткань, нащупываю пуговицы, провожу пальцем по ребристой строчке молнии. Наклоняюсь и глажу кроссовки, стараясь почувствовать все до последнего рубчика, представляю по памяти их форму и чувствую, как слабеет наваждение, а взамен со всех сторон наваливается головная боль. Ну и пусть, не это главное теперь, ибо я наконец ловлю себя на том, что перестаю ощущать холод, а вместо него чувствую на щеке теплое дуновение ветра. Делаю шаг и не слышу хруста снега...неужели!

 Открыть глаза страшно, приходится делать над собой усилие, но деваться некуда. Открываю и вижу то, что так хотел увидеть: обрывистый берег Жиздры, палатку с веслом у входа, да костер с висящим над нам, так и не вымытым после  завтрака котелком. Странно, но этот закопченный котелок почему то вызывает сейчас раздражение, пробивающееся даже сквозь головную боль. Все, я вернулся! Вернулся!!! Где то в страшно далекой многовековой глубине остался и угрюмый мужик с мечом у пояса, и застывшая от мороза степь с хрустящим под ногами снегом, и обреченная крепость. А я никогда больше не увижу их, я останусь здесь, в своем теплом и уютном веке, где о Мамае вспоминают разве что историки, да отдельные безалаберные энтузиасты наподобие меня, а татары живут себе спокойно по соседству, сажают редиску с огурцами и мирно пропалывают грядки с картошкой. Чувствую, как страшно устал. Ноги больше не держат меня и я опускаюсь прямо на траву.

 Просыпаюсь среди ночи и первое, что чувствую- знакомый холод. Неужели я опять там? Да нет же!-постепенно прихожу в себя и вижу в лунном свете палатку, слышу плеск волн и ощущаю под собой мягкую и пышную не по- осеннему траву. Но сентябрьская дневная жара непрочна, ночью действительно стало  холодно. Ветер шумит в вершинах деревьев, треплет пленку навеса, забирается под штормовку, и тут я пробуждаюсь уже окончательно. Голова ясная, боль прошла бесследно, зато чувствую волчий голод. Быстрее в палатку, накинуть что нибудь теплое, а потом разжечь костер, вымыть котелок, начистить картошки и достать из рюкзака банку пайковой тушенки. А еще где то оставалась парочка помидор и луковица- туда же их! Сейчас готов слопать и буйвола, причем немедленно.

 Как это здорово- лежать после ужина у костра, наслаждаться крепким, чуть сладким чаем, смотреть на огонь и не думать ни о чем на свете! Только память не отпускает, она вновь возвращает меня обратно, и я волей неволей начинаю прокручивать мысленно все происшедшее, будто перебираю звенья бесконечной цепочки.Первым делом- вопросы. С чего началось воображаемое, но почти реальное для меня перемещение во времени? Из какого небытия возник этот мужик, как мы познакомились, что пытались объяснить друг другу с самого начала? Помню только, что  взаимопонимания мы не достигли, но ведь должны же были хотя бы попробовать!
 
Итак, теперь нужно вспомнить все с самого начала вчерашнего дня. Подъем, купание, утренний туалет, привычная байдарочная прогулка до базового лагеря, обычный- ни о чем,- разговор с Марком, гречка с порошковым молоком на завтрак...нет, тут ничего интересного, в это время даже не вспоминал о цели своего тут пребывания. Возвращение, неудачная попытка «погружения»...тоже мимо, даже привычную уже крепость толком вообразить не сумел. Уборка территории, наведение порядка в палатке...было что то здесь? Нет, пожалуй, так себе, отдельные обрывки мыслей. Проехали...

 Дальше- заготовка дров. Ходил в лес, собирал там валежник и злился, что не взял с собой топор: столько толстых веток на сухих поваленных деревьях, да  только голыми руками их не возьмешь. Не вытерпел, вернулся, прихватив с собой охапку хвороста- на растопку сгодится,- и пошел обратно уже с топором...вернулся...срубил одну ветку, другую, оттащил чуть в сторону...и тут...что тут? Стоп, открутить чуть назад и вот с этого места подробнее...

 Поляна, старый толстенный ствол дерева поперек- поневоле вспомнишь о наших ископаемых «боеприпасах»!..чуть приметная тропа- моя тропа, ведущая к берегу. Да не на ней ли я впервые «увидел» этого придуманного мной человека...Ну, еще один шаг...и ещё...А вот уже проявляется, как на фотоотпечатке, и лёгкая тень, за ней обозначается едва заметно размытый силуэт, почти скрытый пышной зеленью. И это уже не плоская статичная картинка. Присутствует тут объем, заметно движение- длинные волосы шевелит ветер, играют тени на лице и одежде,- и четкость теперь какая то необычная, мало того- постепенно нарастающая. Словно бинокль на резкость навожу. И тут... Тут всё и заканчивается, дальше, как в театре- занавес...Всё, обрыв, тупик!

 Ну и пусть, не буду больше напрягаться, успеется. Главное сейчас в том, что мои попытки погружения в тот мир увенчались наконец успехом. А мужик тот появится еще, если я сам этого захочу. Вот только нужно ли мне повторение- не знаю. Не тянет  лицезреть средневековые ужасы,  мало того, что из школьных  учебников про них помню, так и Марк, спасибо ему, освежил и еще добавил. А рассказчик он отменный, не отнять!

Хотя ...да почему бы и не попробовать: один раз сумел вернуться, так отчего не сумею в следующий? Сотовый для этого штука самая действенная. Не забыть бы только, что он со мной, взять в руку и держать так, не выпуская. И вытвердить себе, что здесь он, рядом, что стоит только услышать его электронный сигнал, как наваждение моментально исчезнет. А если еще и позвонить? Нажать кнопку быстрого набора и вызвать того же Марка или Валеру: неужели  даже разговор с ними в чувство не приведет! Да и чего я так испугался, наконец? Это состояние не прочнее сна, оно и уйдет как дурной сон, в любой момент, стоит  лишь отыскать надежные средства пробуждения- в дополнение к телефону, разумеется. Ведро ледяной воды, например. Хоть на первый взгляд и смешно, а подумать об этом стоит. Более эффективного метода человечество еще не нашло.

 Хорошо, теперь самое худшее. Допустим, мне не удастся проснуться вовремя и придется досмотреть этот кошмарный сон до конца,- что тогда? Ну, страху натерпеться придется- это понятно, да только игра свеч стоит. Не мальчик уже, не потеряюсь там как- нибудь.  Настораживает другое: я уже рассуждаю о том мире, как о некой объективной- и притом материальной!- реальности. Появилось даже чувство вины перед моим спутником, которого я оставил в мерзлой степи, рядом с обреченной крепостью. И вот уже наперекор страху просыпается в душе прежнее любопытство: а что же там, за ее стенами? Чем живут, что чувствуют   обитатели этого затерянного во времени и пространстве островка, над которым собираются теперь неумолимые грозовые тучи? Теперь...Да, именно так,- теперь, потому что, хочу я этого или нет, а созданный мною воображаемый мир живет уже сам, он существует независимо от моего желания. Развивается, меняется по своим законам, которые неизвестны пока даже  мне самому, во времени, что течет параллельно с нашим реальным временем. И по тем же законам в самом ближайшем будущем обязан исчезнуть, оставив, возможно, лишь путь к разгадке тайны, который мы безуспешно ищем уже третий год. Тот мир обязательно призовет меня к себе силой, если только я подумаю уйти от него, раствориться  в пространстве, называемом объективной реальностью. Ибо он сейчас- это я сам, а потому, вызвав его к жизни, обязан быть вместе с ним до конца.  Иначе впустую  потраченное время, силы, ожидания и надежды. Но даже это не катастрофа, главное- зияющая впереди пустота разочарования. Глобального разочарования в себе, а это уже намного серьезнее, ибо заполнять ее придется долго. Да и удастся ли...


 
И снова этот человек уверенно ведет меня к перекидному мосту через застывшую во льду Другусну. Снова скрипит снег под каблуками его сапог, качается в такт шагам притороченный к поясу короткий меч с грубой деревянной рукоятью и небрежно откованным эфесом. Вижу даже зазубрины на тусклом, местами подернутом ржавчиной лезвии и вмятины на гарде.  Обернулся и что то говорит мне, показывая рукой куда то вперед, но то ли ледяной ветер путает и относит в сторону слова, то ли, как и в прошлый раз, не могу понять их я сам. И также не могу уже  с уверенностью сказать где это происходит и какой сейчас век, в конце концов! Правда где то на окраине сознания еще живет уверенность, что эта картина вымышлена, что по сути она- бред, но та реальность, из которой родом я сам, постепенно уходит куда то, растворяется в этом новом мире, где я чужой пока и в который так стремился попасть. Хотя есть у меня теперь более или менее надежная опора: телефон в руке и палец на кнопке вызова. Я помню и о Марке, и о Валере, а потому не чувствую себя напрочь оторванным, изолированным от них, а заодно и от всего их окружающего. Уж нажать то на вызов сумею, в случае чего...

 Тем временем мы идем вперед, минуем подъемный мост, и вот уже впереди ворота. Странно, я раньше не видел их вот так, в деталях, хотя и считал, что рассмотрел снаружи крепость до последнего сучка. Теперь же могу приблизиться вплотную к ним и даже потрогать шершавые толстенные плахи, окованные грубыми железными полосами. Но нет, не судьба- мой проводник подходит к воротам первый, отцепляет от пояса меч и трижды бьет плашмя по створке, на которой уже видны следы от ударов. Потом вешает свое оружие обратно,  поворачивается ко мне и говорит что то, показывая рукой на ворота. Снова я отчетливо слышу его речь, да и слова мне по отдельности знакомы, но  общий смысл не улавливаю совершенно. Всматриваюсь пристально в лицо, пытаюсь следить за выражением и вдруг замечаю, что за внешней суровостью скрывается если не дружелюбие, то уж по крайней мере не вражда. Скорее недоверие пополам с любопытством. Вот только что отвечать ему и на каком языке я не знаю все равно, а потому  лучше пока промолчать и попросту улыбнуться.

 С той стороны ворот слышны голоса, слышно, как отодвигают засовы и скидывают запорные крюки, звенит падающая цепь, и вот ворота начинают медленно распахиваться. Расщеливаются створки, и я вижу за ними троих дружинников, будто сошедших с полотен Васнецова: в шлемах, кольчугах и при оружии, с усилием толкающих одну из них наружу. Визжат на морозе,будто надрываясь от тяжести, железные кованые навесы. Немудрено: в каждой створке, похоже, с десяток тонн веса- дубовые полуметровой толщины плахи, да еще массивные железные полосы, которыми ворота окованы для прочности. Несокрушимо, грубо и надежно. Но, подумав так, осекаюсь- ведь именно ворота, согласно летописной истории, и поддавались натиску первыми.

 Вот и всё, дорога в крепость свободна. Дружинники расступились, пропуская меня внутрь, сзади нетерпеливо говорит  что то мой спутник или конвоир, а я все колеблюсь и никак не могу решиться зайти. Зато жадно разглядываю караульных, а они с таким же откровенным любопытством не сводят глаз  с  меня. Лиц почти не видно: шлемы скрывают лбы до самых бровей, нос у каждого прикрыт выгнутой железной пластиной, а ниже до самой груди- бороды. Грубо сработанная кожаная одежда: куртки, защитные наплечники, ремни крест накрест, что то наподобие современной портупеи, бесформенные холщовые домотканые штаны. И сапоги- тоже грубые, растоптанные, с голенищами в складках. А вот на кольчуги засмотреться можно: в каждой из них тысячи абсолютно правильных крохотных колечек, одно к одному, и ни одного заметного глазу места сварки!
 Сзади меня подталкивают легонько в спину. Пора решать- входить ли внутрь или нажать, пока не поздно, кнопку вызова на сотовом. Я не забывал о нем все это время, сжимал аппарат в ладони, и- странное дело!- две реальности прекрасно ужились друг с другом. Что то наподобие утреннего полусна, когда, просыпаясь, еще не успеваешь избавится от сновидений, но в то же время уже осознаешь, что они- не явь. Это неплохо, пожалуй: мобильник и все с ним связанное существуют в сознании постоянно, ни с чем не смешиваются и ни в чём иллюзорном не растворяются. И потому рано пользоваться моей «Нокией» по прямому назначению: набираюсь, наконец, решимости и шагаю мимо дружинников за крепостные ворота.

Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #5 : 09 Октябрь 2017, 22:46:59 »



                                            Часть 5

Если здоровая самоирония действительно необходима, мне остается только радоваться: поводов посмеяться над собой  хоть отбавляй. Это же нужно было!- настроиться, вытвердить про себя порядок действий на случай экстренного возвращения, собраться с духом, наконец, чтобы оказаться вновь в лагере, у потухшего костра и с кружкой остывшего чая в руке! Впрочем, есть и причина порадоваться, даже три: во-первых, «там» я помнил о сотовом постоянно, даже в момент «перемещения», а, во- вторых, голова на сей раз абсолютно ясная, а уж боли нет и в помине. Ну и третий, самый главный повод: память сохранила всё, до последнего штриха. Как жаль, что нельзя записать увиденное и просматривать потом раз за разом, изучать до микроскопических деталей, до бесконечности!

Это состояние похоже на сон, но только похоже, не более того. Я просто не знаю с чем сравнить его. Не отделю теперь реальность от картины, нарисованной воображением: она была предельно ясной и абсолютно неотличимой от действительности. Но и это не все, фантастическое смешение и мирное соседство атрибутики двух миров,- вот в чем настоящая загадка. Ни в одном сне не уживаются так органично сознательное и подсознательное, никогда не найти в них столь ажурного переплетения реальности и фантазии. Не было в том видении ни малейшего намека на абсурдность, в моем, разумеется, понимании.
 Даже сейчас, находясь уже в привычном, и, надеюсь, все- таки реально существующем мире, я не могу заметить ни малейшей шершавинки в развитии тех событий, поведении и эмоциях людей, их реакции на мои действия, и далее, и далее... А ясность моих собственных ощущений, а их согласованность, синхронность, наконец! Нет. Это может быть что угодно, но к сновидениям произошедшее со мной не клеится никак...
Почему я вновь попал туда? Ведь не хотел же вот так, немедленно. Помню прекрасно и костер, и пустой котелок на траве рядом, и тепло, разливающееся внутри от горячего чая. А потом...Потом накатила вдруг нереальная тоска о том мире, свидания с которым так добивался, в который окунулся на миг, но, струсив, вырвался быстрее в реальность. Следом пришло и чувство вины перед моим спутником. Странно: да за что, собственно? Не знаю и сам, но оно действительно было, в тот момент я воспринимал этого человека отнюдь не как фантом, а живым, теплым и реальным! Попытался представить его себе детальнее... И вдруг внезапно, совсем не желая того, «провалился» обратно.

 Степь, бревенчатые стены крепости со сторожевыми башнями, подъемный мост перед воротами- все было на месте. И дружинник мой, или уж кто он здесь, не знаю, тоже поджидал меня- там же, где мы и «расстались». Лишь увидев его, я почти интуитивным движением нащупал телефон, накрепко сжав его в ладони. И не было в этом винегрете ничего противоестественного, ни капли диссонанса в нем не прозвучало!

Осталось понять где граница «нормы» (ну, о какой норме тут можно вообще говорить!), за какую черту нельзя допускать свое воображение. Фантазия- неизменный спутник любого творчества, в какой бы области оно не реализовалось.   Без импровизации не обходятся даже в бухгалтерии- кроме, конечно, тех случаев, когда бухгалтеры принадлежат к категории закосневших ремесленников.

Туполев мог вообразить себя и крылом, и фюзеляжем самолета, и любым элементом его оперения, ощутить на себе весь комплекс нагрузок от скоростного воздушного потока и реакцию на них каждой детали. В роли последних, за неимением лучшего, неизменно оказывались его собственные части тела.. . При этом выводы, сделанные таким образом, нередко превосходили по точности результаты работы  расчетных групп!
Думается, фантазия конструктора и глубина перевоплощения простирались намного дальше простейших образов и основных элементов, добираясь до каждого лонжерона, траверсы, заклепки, наконец...

Курчатов мог представить себе объемную модель активной зоны атомного реактора, а небезызвестный Калашников без математических выкладок предсказывал баллистику пули, выпущенной из только еще задуманного образца его будущего оружия. Пределов фантазии для настоящих творцов попросту нет, в том смысле мои скромные изыскания даже ставить рядом смешно. Тем не менее, они возвращались благополучно в этот мир, и продолжали жить в нем, а при необходимости уходили обратно,- чтобы появиться назад с искомыми и столь нужными результатами. А сколько было других, безвестных выдумщиков, к которым отношусь, кстати, и я сам...

 Области разные, люди разные, но путь,- если проблему не удается решить на уровне разума и анализа, конечно!-в принципе, один: обращение к подсознанию. И чем глубже удается забраться в него, тем значимее результаты. Но вторгаться в подсознание следует незаметно и тихо, оно не прощает грубости и не терпит насилия. А без них не обойтись, к сожалению. И расплата за грубую работу будет обеспечена в любом случае. Какая именно, и в каких размерах- вопрос другой, это зависит от многих и многих причин, но будет она обязательно. Хотя…нет, не стоит особо бояться этого: ничего страшного, ибо существуют и гораздо более неприятные, но, тем не менее, привычные и вполне терпимые жизненные стрессы. Но ни в коем случае не спешить, не пытаться  форсировать процесс и не ломиться к цели напрямую. «Мягко, на кошачьих лапах...»,- не помню, откуда взялось это выражение, но оно, пожалуй, самое точное сейчас, а потому крутится на окраинах сознания и не дает покоя.

Кстати, подготовиться к столь нетрадиционному решению инженерной проблемы я мог бы и получше, не ограничиваясь методическими рекомендациями ТРИЗ. Стоило хотя бы поверхностно ознакомиться с азами психотренинга, практикой и приемами самовнушения- благо, материала на эту тему пруд пруди!- и далее, и далее...Впрочем, можно попробовать это и теперь, конечно если мне дадут время на это «оттуда». Хотя нет, не будет у меня времени, с этим я все- таки опоздал. Потому не буду нарушать уже сложившееся положение вещей: любые возмущения в системе теперь вовсе ни к чему, ибо - «коней на переправе не меняют...»

Я с самого начала не стремился к высотам психотехнологий, действуя более чем примитивно. Начинал с самого простого- мысленного представления бревенчатых стен, башен, ворот... Сперва «рассматривая» их издали, будто в тумане, не затрудняясь конкретными деталями и штрихами: в полном соответствии с алгоритмом укрупненного поиска инженерных решений. Доводилось использовать его и ранее, хоть и не в таких масштабах, поэтому особых затруднений на этом этапе не было.

Неделя была потрачена практически безрезультатно, но, как известно, вода и камень точит: общая, хоть и размытая, картинка наконец сложилась. Она была еще бесцветной, плоской и безликой, но с каждым разом все более редел «туман», все ярче выступали отдельные элементы, и вот однажды я поймал себя на том, что без всякого напряжения рассматриваю крепостные ворота- в цвете и деталях. Даже сучки и борозды на дубовых плахах от топора сумел разглядеть. И, что порадовало еще более, картина при каждом новом «погружении» повторялась во всех штрихах, уж их я запомнил накрепко!

Потом крепость возникала в сознании сама, все более укрупняясь и детализируясь. Я мог рассматривать ее и находясь в байдарке, и во время общения с кем- либо, не говоря уж о совмещении с простыми занятиями, типа чистки картошки или поиска дров. Это были странные, но приятные ощущения: успехи налицо, события развивались быстрее и быстрее, появился интерес, а потому подобные  тренинги стали моим любимым занятием.

Наконец, пришла пора «включать» и следующие органы чувств, первым из которых стал слух, а за ним и осязание. Процедура эта закончилась относительно быстро, а вот с запахами пришлось затормозиться надолго. Я попросту не мог представить себе, чем кроме дегтя могут пахнуть просмоленные дубовые бревна стен и башен. А запах этот буквально оглушал, изгоняя из сознания все остальные, чуждые ему оттенки. Не крепость, смолокурня какая то получалась! Деготь преследовал меня всюду. Я видел его во сне, чувствовал сногсшибательный аромат наяву и не мог отрешиться от навязчивого букета даже за едой.

Тем временем застывшая в безмолвии крепость начала сниться постоянно. Она возникала в сознании точно такой, какой виделась и днем, но почему то без въедливого дегтярного амбре. Он будто бы отдалился, ослаб, размытый прибавившимися ароматами полевых цветов, влажного запаха прибрежной растительности и лесной хвои. Теперь можно было двигаться дальше.

И вот появился высокий склон, окаймленный лентами Жиздры и Другусны, заняла на нем исконное ( по рассказам Марка) место крепость, встали деревья по берегам, и- совсем уж некстати и не ко времени!- возникла какая то посудина с парусным вооружением, подозрительно напоминающая известную всему плавучему человечеству ЯЛ-6. Она вызывающе болталась то ли на якоре, то ли у бона, не лезла ни в какие представления о древнем мире и мешала мне всяческими другими, до крайности разнообразными способами. Попытки бороться с настырной шлюпкой ни к чему не привели, она возникала раз за разом на одном и том же месте. Пришлось попросту оставить ее в покое до лучших времен,  в результате чего вредный ялик тихо исчез, видимо почувствовав утрату к нему интереса.

Так, по штрихам, и рождался этот мир, заполняя сознание до предела. Это настораживало, но одновременно и манило к себе; кроме того, выйти оттуда в любой момент проблемы не составляло- за исключением снов, конечно, а потому я особо и не сопротивлялся причудам собственной фантазии. Огорчало лишь то, что этот мир не стал еще миром в полном смысле этого слова. Были в нем крепостные стены, земляной вал и башни, цвела и благоухала нетронутая природа, но не замечалось вокруг не одного живого существа, даже трели кузнечиков не вплетались в шелест луговых трав.

За несколько дней я успел множество раз обойти крепость снаружи, вглядевшись в каждую деталь, изучить устройство ворот и подъемного моста, рассмотрел и даже потрогал массивные звенья его цепей: грубая работа, примитивные технологии и ничего, в целом, интересного. Побродил по окрестностям, искупался и наплавался вдоволь: на стрелке Жиздры и Другусны между камышовых зарослей неожиданно обнаружился уютный песчаный пляж, да и вода располагала к тому- чистейшая, теплая и чуть изумрудная в отражении береговой зелени. На песчаном дне, в многометровой глубине можно было рассмотреть и солнечные блики, и мельчайшие камушки, а если повезет, то и быструю стайку голавлей, спешащих по своим рыбьим делам.

Я не сразу обратил внимание на их появление, но именно с этого момента созданный мною воображаемый мир начал понемногу оживать. Устроили как- то вечером концерт лягушки, выстроили в небе клин журавли, мелькнул в кустах пушистый лисий хвост, а вскоре и сварливая выпь облюбовала место на ближайшем болоте. Ну а чуть позже посчастливилось встретиться на прибрежной тропинке с лосем. Песок отлично глушит шаги, а ветер относит запахи. В остальном помогла густая растительность, и мы столкнулись с ним буквально нос к носу. Несколько секунд в упор рассматривали друг друга, после чего разошлись с достоинством в противоположные стороны. Он к воде, а я- предельно быстро!- в свое время, ибо, принимая во внимание растущее многообразие местной фауны, объясняться тет-а-тет с невесть откуда взявшимся кабаном или медведем мне совсем не улыбалось...
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #6 : 09 Октябрь 2017, 22:48:47 »

                                        Часть 6

День проходил за днем, мой второй мир расцветал и наполнялся, но особого удовлетворения не было: пути решения задачи, ради которого я и явился сюда, не просматривалось даже в общих чертах. Какой толк в моих прогулках под стенами крепости, отдыхе и созерцании нетронутой цивилизацией природы, когда чудо- катапульта, если она вообще существовала, могла находиться только внутри, за крепостными воротами. Нужно было попадать туда, но как?

Все мои представления об устройстве и планировке внутренней территории исчерпывались рассказами Марка, изучением макета древнего Козельска в Оптиной Пустыни, да штудированием трудов Карамзина по истории древней Руси. Все вместе взятое, оно слилось в невообразимый сумбур, из которого с трудом извлекались узкие переулки с уткнувшимися друг в друга фасадами срубовых домов, крохотная площадь с церковью посередине, и, будто в противоположность этой убогости, просторными, хоть и грубыми, княжескими палатами напротив.

Здесь же были незатейливые деревянные помосты тротуаров, а ближе к центру- и булыжные мостовые. Встречались колодцы с воротами и щепными крышами на грубо отесанных стойках, здесь и там мерцали огоньками лампад крохотные часовенки. Первое впечатление- неописуемая теснота и обилие дерева при недостатке воды: с реки кадками не натаскаешься. Что будет здесь при пожаре- даже подумать страшно... море огня, как минимум! Впрочем, при первой же вести о приближении неприятеля все ближайшие к стенам крепости строения попросту разбирались, а материал использовался для оборонных нужд. Вот и найденные Марком и компанией останки «боеприпасов» были когда- то, вероятно, частями стен, стропилами или перекрытиями.

Тщательно распланировав свои действия и вооружившись этими знаниями, я попытался проникнуть в крепость первый раз. Попасть за ворота труда не составило: они, натужно проскрипев навесами, сами приоткрылись передо мной- ровно настолько, чтобы протиснуться в щель между толстенными дубовыми створками. Только лучше бы я этого не делал!
 

Гарь большого пожарища я уловил сразу, еще не пройдя за ворота. Её невозможно спутать ни с чем: обилие самых разнообразных материалов при сгорании создает поистине чудовищный конгломерат запахов. Я не верил себе: внешне абсолютно целая, нетронутая огнем крепость просто не могла содержать подобное разорение!
Но запах не исчезал: напротив, он все усиливался по мере моего приближения к воротам. Вдобавок, как из морозильной камеры, на меня внезапно хлынул поток ледяной стужи. Я невольно приостановился и посмотрел вокруг: да нет же, вокруг по-прежнему лето, на небе не облачка, а сверху, наперекор всем моим ощущениям, брызжет лучами жаркое полуденное солнце. Пожалуй, именно теперь я впервые ощутил нереальность происходящего. Впрочем, это было не так уж и плохо, ибо сомнения надежно вытеснили зарождающийся в глубине души страх перед неизвестностью. И я втиснулся , наконец, между створками ворот...

Словно тяжелый занавес рухнул с небес, вмиг скрыв и солнце, и безмятежную небесную голубизну. В студеной зимней выси нырял в облака ущербный месяц, тускло освещавший изнутри крепостные стены. Окружающее напоминало обгорелый сруб гигантского колодца, на дне которого находился теперь и я. А вокруг лежали обугленные руины города- вместе со всем его населением. «Батый изби и не пощаде никого, от старцев до сосущих млеко...»,- эта фраза из Ипатьевской летописи крутилась теперь в голове, мешая сосредоточиться.

Да и о чем можно было вести речь сейчас... Я опоздал. То, что должно было случиться, случилось задолго до моего появления- и невероятно долгая осада, и штурм, и заключительная кровавая вакханалия. Бродить по развалинам далее попросту бессмысленно, от них не добиться ничего. Впустую потрачены и силы, и время, а, главное, навсегда утеряна сама возможность решения задачи, придется признать это как факт . Машина, если она и существовала, не имела ни малейшего шанса уцелеть в бушевавшем здесь море огня, а свидетелей, если кто то из них и уцелел случайно, искать следовало где угодно, но только не на заброшенном теперь пепелище и, по-крайней мере, не в этом воображенном мною мире...

Старое пожарище было местами прикрыто снегом, а выпирающие наружу, словно обломки исполинского скелета, недогоревшие деревянные балки и перекрытия успели уже выветриться и даже потрескались от мороза. Посередине этой гигантской могилы возвышался, словно обелиск, опаленный остов единственного здесь каменного строения- часовни, либо крохотной церквушки с чудом сохранившимся крестом наверху. В полумраке угадывались и трещины в кладке, и полосы размазанной дождями по стенам сажи. Видно было, что огонь бушевал внутри крепости не месяц и даже не год назад. А теперь здесь нет ничего, кроме запустения, пепла и чугунной стужи.

Тем временем холод пробрал меня  насквозь, но я все стоял оцепенело, осматривался вокруг и просто не знал что дальше делать. Даже очевидное желание- выбираться отсюда немедленно- пришло с трудом, будто продравшись сквозь   пелену апатии. Меня почти не волновало теперь- иллюзии это или явь, а угроза замерзнуть тут же, не сходя с места, воспринималась скорее желанным избавлением от кошмарного наваждения. Поймав себя на этом, я попытался сделать несколько резких движений, чтобы согреться. Не тут- то было! Словно погруженное в густую липкую жидкость, тело наотрез отказывалось повиноваться. Даже обернуться в сторону ворот, через которые я только что попал сюда, стоило невероятных усилий. Это было совершенно нереальное ощущение скованности, но в то же время нечто невидимое поддерживало меня, не давая упасть. И, что было уже совсем плохо, никаких ворот я не заметил: вокруг меня намертво сомкнулось кольцо обгорелых стен.

Такое чувство всеобщей абсурдности, нелепости возникает иногда в кошмарных снах, но там, пусть даже исчезающе- незаметно, где- то на окраинах сознания обязательно теплится огонек реальности. Он будто напоминает, что все происходящее лишь мираж, бесследно исчезающий с пробуждением. Это дает и надежду, и возможность отделить себя от фантомов, и даже чувство юмора, помогающее не воспринимать вымышленные обстоятельства всерьез. Я упорно искал сейчас такой огонек, и не находил его. Будто в насмешку, кругом была только ночь, чугунная стужа, развалины, пепел и смерть, а над всем этим плыла среди облачных волн ядовитая, словно бы неживая луна.

Вера в иллюзорность этого мира таяла теперь с каждой секундой, а взамен со всех сторон наваливался ужас- дикий в своей безысходности, парализующий волю и напрочь обессиливающий тело. Он постепенно вливался в меня с запахами, возникал, материализуясь из обгорелых руин, рядом, тёрся шершаво о мертвеющую кожу, сдавливал грудь, мешая дышать и словно внушал свысока: «Сдайся, чего понапрасну мучиться...все равно умирать, так какая разница- сейчас… потом...сдайся, не дури...Сдайся!!!» И, уже начиная захлебываться в этом море страха, ощущая все более крепнущее желание быстрейшего- пусть даже самого  плохого исхода, я словно почувствовал сзади едва заметное тепло и обернулся...нет, не обернулся даже: сил едва хватило на то, чтобы приоткрыть свинцовые веки... И будто сквозь мутную толщу льда увидел вновь появившиеся на месте ворота! По глазам резанул солнечный свет, нестерпимо яркий и горячий. Он манил к себе, притягивал, обещая жизнь, избавление от кошмарного ледяного безумия, и, скорее уже инстинктивно, я из последних сил рванулся к нему...

                                                                       Продолжение следует...
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #7 : 14 Октябрь 2017, 13:43:39 »

   


                                         КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ


Сначала послышался шорох. Потом, через некоторое время ещё один. Звуки будто бы проходят через толщу чего то…и не проходят даже, а буквально продираются, теряя по пути объём.  В них нет и естественных  обертонов…только абсолютная, глухая, угольно- чёрная  тишина и на фоне её микроскопически далёкая, крохотная, но яркая вспышка тихого шуршания…потом ещё и ещё. Впрочем, воспринимаются они резко, контрастно, болезненно даже…Будто проходя сквозь меня, рождают какую то ответную реакцию…но какую?! Ничего похожего я до этого не знал и даже сравнить эти ощущения мне не с чем…до сих пор. В первую очередь потому, что рождаются они не внутри, а где то в окружающем пространстве…да, именно- в пространстве, ибо этого самого «нутра», точнее моего тела попросту не существует! По-крайней мере я не чувствую ни одной, даже самой микроскопической его частицы! Будто нет у меня не туловища, не рук, не головы- ничего… И нет никаких ощущений кроме «светозвуковых» шорохов, громкость и интенсивность которых постепенно нарастают. Впрочем, нет, ощущения всё же появляются… постепенно…вибрации, что ли…да, пожалуй…если это можно сравнить с чем то вообще, выбрал бы для такого сравнения вибрирующий где то в центре «моего» пространства мобильник…
Попытки осмыслить своё положение не дают ничего, ибо мыслей…просто нет! Я чётко понимаю для себя, что они должны, обязаны быть, но – понимаю будто бы инстинктивно…Сознание существует где то отдельно от меня, в другом пространстве, очень близкое, но…недоступное. Как ящик с закрытой крышкой, которую я обязан   открыть…кому или чему обязан- не знаю. Но желание это…вот оно- желание!.. проявляется всё-таки…И я всё тянусь и тянусь к нему…чем- не скажу, просто опять-таки не знаю с чем сравнить это…нечем мне вроде тянуться…ну, тем самым желанием, разве…Тянусь, пока не отключился опять…
 Не помню, как мне удалось «открыть ящик», но когда я прихожу в себя ещё раз, первая мысль что то близко к : «Плохо!..» Да, именно так, - мысль, и эта способность- мыслить, делать пусть самые примитивные, но- выводы, чтобы выстраивать их в пока ещё в мизерно короткие логические цепочки, «отвоёвывать» у пространства самого себя, и  есть второй, очень важный для меня шаг к возвращению.
 Вскоре где-то на задворках сознания приходит понимание того, что я всё-таки существую, неважно в каком виде, но существую!.. происходит переход  от «растительного» состояния…нет, не к разумному ещё, до этого было далеко…вернее- к животному…звучит, понятно, дико, но как я радуюсь этому сейчас!..именно- радуюсь…потому что следом приходят первые, самые ещё примитивные и грубые эмоции…на уровне «хорошо-плохо»…не что то приблизительно напоминающее эмоции, а именно они- настоящие, вытекающие из каких то обстоятельств эмоции. И эта радость вместе с первыми попытками размышлений требует столь значительных усилий, что приходится долго отдыхать, «спустившись» вновь к состоянию растения. Но отдых помогает реально, и следующий шаг несколько результативней- в самых общих чертах начинают выплывать откуда то из пространства пережитые недавно страхи, чувство безнадёжности, вспоминается ощущение холода. Правда с чем это было связано остаётся пока загадкой, но  воспоминание о холоде обозначает и слабые пока связи о когда то принадлежащей мне материальной оболочке. Впрочем, где искать её (да и нужно ли искать!) представляется пока слабо.
Чуть позже- бледно ещё, штрихами, обозначается и  главная на тот момент задача…а заодно и намёк на путь её решения- «лепить» себя обратно по частям…именно так- по самым мелким частям!- из того пространства, в которое я трансформировался. Речь, понятно, не идёт о пока о теле…тогда что есть я на данный момент…душа!? Или тело моё никуда не делось, просто я по каким то причинам на чувствую его…Вопросы, одни сплошные вопросы…Стоп! А ведь я понемногу начинаю рассуждать…неужели расту до хотя бы примитивного, но- человеческого!- уровня…И опять проваливаюсь куда то, подчиняясь необоримому чувству усталости…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #8 : 15 Октябрь 2017, 11:22:12 »

                                                        КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ


Воспоминания теперь льются потоком, они буквально переполняют…только что … объём? пространство? область?…не знаю и даже приблизительно не представляю себе что это за вместилище…место, в котором я…да нет же- лишь моё сознание!- находится теперь. Но мне сейчас наплевательски безразлично это, главное- я мыслю, вспоминаю что то, даже представить себе могу зрительные образы…самые простейшие, правда…ну,прямую, треугольник, окружность…увидеть воображаемый цвет, наконец… И,-вот оно!- вывёртывается, всплывает откуда то из глубин бесконечно далёкая от меня сегодняшнего, но ясная и до конца (!) осознаваемая фраза: «Я мыслю, значит я существую…» Она для меня сейчас будто твердь в бесконечной болотной топи...кружусь вокруг, пытаюсь тянуться к ней, слиться и быть вместе до конца, ибо только эта мудрость  сейчас для меня- есть база для понимания чего то важного и, в конце концов- спасение…точка опоры, от которой можно оттолкнуться, чтобы идти дальше к себе. И радости моей нет предела, я купаюсь в ней, как в солнечном море, где вокруг только свет и тепло…я вспомнил их!..вспомнил как чувствовал это когда то …но где?.. когда?
Понимаю, что разум мой постепенно восстанавливается, знания и способность анализировать окружающее появляются постепенно, всё более богатым становится мир звуков…они неясны пока, но можно различить будто идущий из бесконечной дали шелест, напоминающий неясное и едва различимое бормотание листвы…рождается откуда то едва уловимый плеск…нет, и не плеск даже, скорее- клёкот текущего по камням крохотного ручейка…а вот шуршание  скатывающеёся с сугроба струйки снега…и еще много и много того, чему я просто не могу подобрать название…А вот- неужели!..что то похожее на человеческий голос…проявился и- пропал сразу…Жду его опять, вслушиваюсь изо всех сил, но- нет, больше уловить ничего не могу.
Зато появляются откуда то, будто далёкие- почти на гороизонте!- отблески света…Они- как всполохи костра в ночи…или слабое мерцание гаснущих уже угольков…а вот и характерный трескучий костровый монолог…но как далёк он, как слаб…за тысячу лет не добраться! Но надо идти к нему, надо начинать двигаться…подумал и сразу же высмеял себя за это,- ну чем идти то!..Од
А всё таки неблагодарный я…только кто? Человеком вроде и не назвать пока… « душа?»…ага, сразу вспоминается что то наподобие «душа моя»- смешно! Недавно ещё пребывал в состоянии…ну, почти растения, а теперь недоволен снова…прогресс то налицо, и какой! Ладно, побуду пока некой эфирной полупрозрачной субстанцией неопределённого пола и возраста, без определённого места жительства к тому же. И попробую, за неимением физических конечностей,  сдвинуться в желаемом направлении…воображением, что ли…желанием, наконец…А ну-ка, поднапряжёмся, «душа моя…», желание, как известно из той, далёкой теперь от меня жизни- основа всякого дела…
Впиваюсь «взглядом»…нет же!-не взглядом- вниманием впиваюсь в далёкие отблески, будто мысленно отталкиваюсь от среды вокруг меня…тщетно! Не от чего мне оттолкнуться…Стоп!.. опять- таки: не спешить!..некуда пока….отдохнуть нужно…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #9 : 17 Октябрь 2017, 14:47:41 »

                                                             КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

И опять «пробуждение»…какое уже по счёту! Первым делом ищу на горизонте «мой» костёр…И нахожу его..никуда манящие отблески не делись, более того…ближе стали?.. или то лишь иллюзия, мираж, пустыня…Стоп!..мираж…пустыня..что есть они?..и откуда мне известны…а следом будто сыпятся сверху всё новые и новые, как то связанные с ними…слова!..вот, правильно, я вспомнил!..это- слова!..они говорят мне о чём то, навязчиво так говорят, стайкой крутятся где то рядом, залетают в «моё», уже обжитое и «родное» мне пространство…или это я кручусь вокруг них…нет, я сейчас сам подобен этим словам, и кружимся мы одинаково, подобно рою снежинок…а вот опять новое слово!- и новые смутные образы где то в пространстве- и рядом, и бесконечно далеко, там, где «мой» костёр…но так ли далеко он?..нет, теперь он определённо ближе! Так ошибаться я не могу… И тут- как молния!- ярчайшей, заполняющей всё пространство вспышкой пришло откуда то: берег, ночь, отблески пламени, просачивающиеся сквозь зелень у воды и я, с веслом в руках, на каком то нереально лёгком челноке(вот оно!- челнок, байдарка…всё оттуда!) причаливаю к тому берегу…мне не нужно даже грести, течение само несёт меня…и я начинаю чувствовать!!! Да, определённо- чувствую и тяжесть весла…(где?.. в руках!?)…и капли воды на лице(вот оно-лицо!), а главное- слышу негромкий, неразличимый почти разговор у костра…неужели…Да, это они, мои ребята, кто остался где то (но где!?) в разных временах того мира (а ведь был у меня этот мир, теперь знаю точно-был!), на разных его дорогах, и кого мне потом так не хватало!..тогда и появилось это- песчаный островок с горящим на берегу костром посредине ночной зеркальной глади, кружок моих ребят у костра… помню, что стремился туда, к ним, в грустные минуты…знал- ждут, примут всегда, простят и поймут…и я тоже пойму всё и всё расскажу им- то, что не успел сказать там, в жизни, и что не смогу доверить больше никому… Так что это…то самое возвращение? Выхожу (да, именно- выхожу!) на берег, чувствую песок под ногами и- вижу!..Да, вижу их…ну да, вот и Сашка мой, и Вадим…все они тут! Остановился, остолбенев буквально от неожиданности, а ребята молча повернулись в мою сторону…и от внезапно захлестнувшей радости всё медленно закружилось вокруг…
Ну, сколько можно!- будто кисейная барышня раз за разом ухожу в отключку…и поделом…не форсировать события!..
Я опять в прежнем положении- без тела, без острова, без ребят…и опять не успел ничего сказать им!..Откуда то наваливается обида…куча, нет- целая гора обиды! Был рядом, видел в упор, до исполнения мечты оставался шаг- и вот!..
Стоп!..вот ведь они- отблески пламени того костра- он сейчас приблизился ещё… и я, кажется, даже едва-едва, легчайшим прикосновением, начинаю чувствовать его тепло…да, чувствую… Определённо чувствую! И слышу- нет, даже и не слышу- догадываюсь лишь… разговор, прерванный совсем недавно моим появлением…а вот прилетел откуда то почти неуловимый аккорд речных запахов…
 Отсюда вывод…(да,и эта способность проявилась теперь- делать выводы!) мне нужно искать новой встречи, искать уже осознанно, зная что ждёт там и к чему нужно быть готовым…затем хотя бы, чтобы не терять сознание от напрочь заполняющих тебя эмоций…Короче- спокойно…Я знаю что делать теперь!..не спеша, без рывков и вообще любых резких движений «плыть», отыскав перед тем  зеркальную водную гладь, чутьём «вылавливая» едва заметные струйки течения, направляющиеся к «моему» острову и «моему» костру…ух ты, сколько у меня уже «моего» добра набралось- пространство, мысли, выводы,запахи и звуки, остров и костёр, наконец…и те, кто ждёт меня у костра- тоже мои. И я никому не отдам их теперь: как угодно доберусь, пока есть силы и пока я «…мыслю, а значит существую.» Но только плавно, согласен даже-
 быстро, но только без резких движений, «в ритме вальса». Там спасение, возвращение к себе…и не только к себе… там- телесная моя оболочка, там- жизнь!
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #10 : 20 Октябрь 2017, 11:50:56 »

                                                                    КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

 И опять новая волна воспоминаний. С теми, кто встречал меня у костра на «моём» острове связано в жизни многое, ставшее, по- сути, частицей и духа, и плоти. Потеря каждого из них: где то там, в другом мире была для меня и собственной маленькой смертью… отсюда и островок этот, и костёр, и зеркально спокойная водная гладь. Мне не хватило   сил просто вычеркнуть их из существования…не мог себе представить такого... Вот и собрал вместе, там, где встречался с каждым- на берегу у костра. Ибо насколько разными не были эти ребята, при каких бы обстоятельствах не сводил нас «тот» мир, их объединяло одно- походы, костры на далёких берегах и островки…их было много «там», откуда я и попал сюда…попал…ну да, к ним попал! Выходит, смерть и небытие действительно миф, а мои фантазии и не фантазии вовсе!?
Нет, не сходится что то…они ведь обычные нормальные люди, а я…Или они существуют в этом мире…нет, лучше- пространстве, области!.. только там, у костра?..у них своё пространство, у меня своё, и вот на миг они объединились…как пересекающиеся множества…и опять разошлись…Стоп!..множества…Этот донельзя знакомый термин вызывает вдруг новые картины. Я сижу… точно так же, как они, на берегу у костра и считаю что то…расчёты не сходятся с очевидным и уже известным результатом…как не сходятся множества…а я всё пытаюсь свести их…И, не добившись ничего, ухожу сюда, в это пространство, за решением…за каким решением?..что я так упорно рассчитывал…зачем!? Или- для кого?..Марк…вот ещё одно имя и оно, едва появившись, странным образом прилепилось к предыдущим обстоятельствам…Козельск!…и ещё Оптина Пустынь…дым, бесконечный, выедающий глаза и лёгкие дым!..пожар…да, но это не дома горят…и не в городе…тогда что же…всё, вспомнил- лес! И мои…опять же- «мои» машины, пробираясь между горящих деревьев, накрывают пламя разрывами водяной пыли…ну, да, это же наши «шайтан- бочки» работают… И- «наши» они, а не  «мои» лично…и роботы, кстати, тоже- «наши»- с кем наши?..и вот опять же- из пространства выплывает имя: Валера…нет, Валерка, по- иному я его и не называл никогда…у меня «там» одни Валерки в приятелях…ага, значит всё же Валерка…ну да, зам мой в группе и вечный оппонент… он тоже что то рассчитывал. Мы спорили с ним по ночам до остервенения, потом он уходил спать, а ему на смену неизменно являлся  Марк…и мы опять спорили- мягко, правда, «на кошачьих лапах», но от этого не менее остервенело…Мы с Марком всегда спорили- ещё с того телефонного звонка!..да, «там» были телефоны…и Новый Год тоже- был!..да, помню, ёлка ещё стояла в комнате!.. я толком не проснулся сначала и не сразу понял, что за охламон может звонить под утро и жизнерадостно сообщать о каком то выбитом из кого то или чего то финансировании…(что оно есть вообще- финансирование!?) и моём обязательном…именно так- обязательном!..(не больше, не меньше!!!) участии в каком то проекте, от успешного завершения которого зависит разве что не благополучие всего человечества. «…и этого твоего…заместителя, что ли…раскоп с которым засыпали…керамзитом засыпали- помнишь, ты предложил… тоже!» От услышанного я проснулся тогда окончательно, слушал Марка, считал, успокаиваясь, до двадцати двух и решал, что делать дальше: просто швырнуть трубку или высказать этому блаженному археологу все пришедшие в голову эпитеты…Досчитал и до двадцати двух, и до двухсот двадцати, готов был считать и дальше, но разговор неожиданно оборвался. Короткие гудки в трубке…
Понятно…Раз я столь подробно описал конструкцию и принцип действия древнего чудо- оружия, то кому, как не мне и повторить его теперь. Именно этого Марк и хочет, более того, «выбил»- сколько раз прозвучало сейчас это слово!- средства на постройку…нет, не полноразмерной копии, разумеется…всего лишь небольшой модели. Что ж, много времени это не займёт, вот только отвлекать ребят на эскизирование я не могу, пусть ищет техников сам. Исполнителей, разумеется, тоже- «…кузнецов и плотников, и других работников»- а штат тут не такой уж и маленький намечается. Время есть пока- эту штуку до лета соорудить бы…
Что дальше…увы, здесь всё и обрывается…нет, стоп! Вижу разлетающиеся обломки, разбегающихся в разные стороны людей и останки нашего грандиозного сооружения на снегу…а ещё разлохмаченные обрывки канатов, некогда скреплявшие её. Но откуда здесь взялся снег, ведь должно быть лето…неужели мы управились раньше…или наоборот- опоздали?
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #11 : 20 Октябрь 2017, 18:03:55 »


                                                           КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Но что было между этими событиями, что!?.Меня будто распирает теперь изнутри, грозя разнести в мелкие дребезги и уютное моё пространство, и «мои» сокровища, что собрал я за время моего здесь пребывания, и бесконечно далёкий пока остров… Немедленно вспомнить хоть что то, иначе будет плохо…думать…Думать…быстрее!..Ведь это уже действие. И оно, как любое действие, отстраняет на задний план и страх, и почти физическое ощущение обвального переполнения, давая возможность сосредоточиться…будто местная анестезия- не устраняет полностью, притупляет только, но чего стоит сейчас это «обезболивание!»…оно теперь- панацея…Всё, не до переживаний теперь…вперёд, работаем…О чём же я так упорно думал тогда, в период между предновогодним звонком и появлением груды обломков машины на снегу?..да о машине же и думал, недотёпа, и не мог больше думать ни о чём!..сравнивал…да, помнится и сравнивал действие её с действием более известного мне орудия- артиллерийского… Обычная трёхдюймовка калибром 76,2 миллиметра, фугасный снаряд…ну, что то в районе килограмма мощности в тротиловом эквиваленте…какой эффект произвёл бы его разрыв среди толпы…толпы…толпы кого?..дикарей? Нет, не клеится сюда это слово, более точное крутится где то рядом, но вытащить его в «моё» пространство я пока не могу…ну и пусть крутится, не до него сейчас…Итак, смог бы этот разрыв остановить…нет, и не остановить даже, а хоть ненадолго задержать дикую озверевшую толпу , начисто лишённую инстинкта самосохранения и готовую наизнанку вывернуться по команде своего божества… «Хана…»,- услужливо подсказывает память. «…Батыя»,- добавляю я, уже от себя…и тут же, прикинув, сам себе и отвечаю: «Нет, пожалуй…»…На крохотной площади несколько десятков тысяч человек, и не просто человек, а- верховых в боевой амуниции…вероятно они и не заметили бы ничего, за исключением самых ближайших- уцелевших, разумеется…
 Хорошо, а если применить бревно, пущенное с двойной скоростью стрелы…нет, тем более! Скользнуло бы посредине толпы и ушло, не замеченное никем…
Ну а если  спустить сверху на головы лезущих на стены дико вопящих и гремящих оружием…монголов!- то же бревно...результат, думается, будет ощутимее…ну да, именно…на их упрятанные в  малахаи головы со стены…стены чего, крепости!? Да, так оно и есть…со стены кремля города Козельска…
И тут словно наяву возникает картина: изученная вдоль и поперёк крепостная бревенчатая стена, а на ней странно знакомое мне бревно…лежит вдоль, аккуратно так…и торчащие почти вертикально концы брёвен- слег видны: по ним видно и закатывали бревно наверх. Теперь рассмотреть его повнимательнее…затёсы по бокам, «замки» по концам, какие бывают в срубовых конструкциях…ясно, одна из деталей разобранного деревянного строения. Стрелы, во множестве торчащие с внешней стороны…и лезущие по оледенелым склонам крепостного рва сонмища врагов…много…Но ещё больше их лежит внизу, ров заполнен уже больше, чем наполовину- и мёртвыми, и шевелящимися ещё телами. А между ними, на них и на свободных ещё склонах- будто вывалившиеся из гигантского шкафа обломки- бочки, доски, палки…что там нет только! А вот и такие же, как и лежащее сейчас наверху- брёвна…и кровь- везде…везде и везде! А визжащая толпа уже на стенах, ещё минута и…Ну чего же они ещё ждут там, внутри!!!
И вот появляются на стенах люди в боевой амуниции, с толстыми  палками в руках…много людей, но нет…двое падают сразу…монгольские стрелы легко достают до верха стен…не так уж и высоки они! И ещё один, и ещё…этот последний не удержался и, не успев ухватиться за что то, валится вниз, прямо на сабли, выставленные навстречу…ну ничего, так для него и лучше…А наверху люди навалились на палки, двинули…и вот сверху медленно валится огромный снаряд, врезается плашмя в кишащий внизу человеческий муравейник…и взмывает навстречу дикий звериный визг, рёв, металлический звяк сминаемого оружия  и  см хряск рвущейся материи и размазанной по льду человеческой плоти…но тут же всё опять размывается невообразимым, поистине чудовищным грохотом сражения. И вот через заполняемый телами ров лезут новые толпы и всё повторяется сначала…Да, мне говорил об этом Марк…говорил много, но я тогда лишь удивлялся такой жестокости, принимал к сведению, но не более того, а теперь… Да, это правда в последней степени…одно дело слышать, а вот так, почти лично,- совсем другое…Одно радует- я вспомнил события того периода и целости моего пространства больше ничего не угрожает. А где то вдалеке по- прежнему видны отблески пламени «моего» костра. Не могу больше думать ни о чём и вновь проваливаюсь в бархатную яму небытия…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #12 : 24 Октябрь 2017, 19:58:31 »

                                                          КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Я вспомнил! Вспомнил и строительство неудачной модели, в щепки разлетевшейся при первом же опытном пуске, и жгучий стыд за поданные ребятам и неоправдавшиеся надежды, и внезапно образовавшееся пустое пространство вокруг… А ещё- тишину. Оглушительную… такую, от которой  вылетают напрочь барабанные перепонки, от которой не уйти и не спастись ничем, ибо она- в тебе самом, и где бы ты ни был, она всегда рядом… И Марк, и его археологи будто замкнули вокруг себя плотное кольцо, пробиться через которое мне не позволяла теперь не рухнувшая репутация, не собственное «Я»- хоть и сильно потрёпанное провалом, но отнюдь не утраченное вовсе. Даже Валерка, никогда и ни при каких обстоятельствах ранее не отстранявшийся от меня, отводил глаза в сторону и старался побыстрее найти себе какое нибудь занятие, а если уж начистоту- благовидный предлог для прекращения наших и без того коротких тогда встреч… Да и сам он утратил всегдашнюю свою коммуникабельность и весёлость…Я понимал его. Быть центром внимания, извечным балагуром и в некотором смысле даже объектом поклонения…быть и в один момент утратить всё это по вине если и не друга, то уж близкого приятеля наверняка- это   в любом случае непросто. Он так ждал первые дни!…ждал того, к чему я сам и приучил его: появления внезапного, ниоткуда вроде бы возникшего решения…после чего можно и чуть поворчать, и чуть поспорить- ритуально почти, для видимости, но, в конце концов, милостиво согласиться. Это была давнишняя, вытверженная наизусть роль его в наших отношениях, прямая и надёжная,  как рельсовый путь. Потому и не верил в случившееся, надеялся и ждал до последнего, но- увы!..так и не дождался. Вот он- обрыв, пути впереди нет, и всё летит под откос… Спасибо,  хоть не донимает упрёками…с учётом его характера подарок для меня сейчас просто неоценимый…Да, прав был когда то Экзюпери: приручил…ну или приучил, какая разница!- отвечай…вот я и отвечаю теперь…
Одна только тётя Марина, наша повариха, а по совместительству завхоз, сторож и даже коллектор, не оставляла меня в покое…Постоянно просила помочь на кухне, принести что нибудь, наточить вечно тупые ножи…Да я и сам стремился хоть в чём то быть полезным, ибо востребованность, хотя бы в качестве разнорабочего в тесном изолированном мирке нашей экспедиции стала для меня тогда спасением. Нужно было сворачивать работы- писать бесконечные отчёты, акты технической экспертизы, дооформлять Марку сметы на потраченные впустую средства и ещё многое и многое. Меня никто не просил об этом, Валерка занимался вообще непонятно чем, а я никак не мог заставить себя даже подойти к ноутбуку…Чистка картошки стала несравнимо более приятным занятием. Можно было ни о чём не думать, и лишь временами поднимать глаза на тётю Марину, кивать ей, якобы слушая бесконечные её истории…да большего ей и не нужно было- чутьём, наверное, всё понимала…
Однако картошка картошкой, а оглушение моё проходило постепенно, на смену ему приходили обычные раздумья. И вот как то утром я взял лыжи и, не сказав никому не слова, отправился прямиком к берегу застывшей Жиздры. Звенящая от мороза лыжня и встречный студёный ветерок не просто освежают, а заставляют нешуточно напрягаться, остановишься- сразу пробирает до костей…зябко, бр-р! И тогда мозги тоже проветриваются, словно кто то открывает форточку  на макушке, а, проветрившись, дают возможность их владельцу использовать себя не только в качестве начинки черепной коробки, но и по прямому назначению…. Когда после получасовой гонки на пределе сил я присел на ствол поваленного дерева, явилась- наконец-то!- и способность рассуждать. А следом- и первые здравые выводы.
Прямой инженерный поиск, даже по АРИЗ, ничего не даст, это ясно…обманная простота сооружения на фото, что изучал я у Марка, вероятно ввела в заблуждение не одного меня, тут и прежде не одна светлая голова мозгами крутила… крутила, и, не добившись ничего, потихоньку уходила в тень. Потом еще голова. И ещё одна…Но не одна из них не продвинулась даже до эскизного проектирования, а я…нет, мы!- Валерка по моей милости тоже, почти на равных!..взлетели на бумажном змее фальшивых идей и шмякнулись... закономерно шмякнулись! А потому найти решение и построить действующий образец  для меня сейчас это даже не вопрос чести…нет, намного больше- значимости собственного «Я», а оно никак не вмещается в узкие рамки конструкторской документации… Но, подумав, внезапно ощутил едва ли не брезгливость…тоже мне, оратор пришибленный!..выраженьица красивенькие подобрал…да это же слова!…глупенькие, цветастенькие, фальшивенькие насквозь… хотелки мои, благие намерения, наконец!..всё кроме необходимого- ну хотя бы направления дальнейших поисков…
Стоп!.. направления…направления?..направления! Слово это всплыло откуда то и крутится в голове, застряло там  напрочь- не прогнать его…почему!? Что оно для меня- направление это?..какое оно вообще бывает?..ну, прямое, а ещё?- кривое что ли…нет. Да нет, не кривое- обратное, параллельное,.. одним словом- иное!
Забудь про себя- инженера…нет его теперь! Что никто в него сейчас не верит- это полбеды, главное- не верю в себя- конструктора я сам…Итак: что осталось?..Конструкторская фантазия- раз!..хотя почему только конструкторская, фантазия ведь одним технарством не исчерпывается…Голова при себе?- два!..к тому же и не самая глупая голова…ладно, и её- в ту же кучу…знание ТРИЗ тоже в плюс, она что в железках, что в кулинарии, что в… ну, всё, хватит, и так ясно…это не лишнее, пригодится, в общем- в любом направлении пригодится…
И тут приходит, наконец, первое рабочее, почти не оформившееся, прозрачное и зыбкое пока решение… «При абсолютно отрицательном результате поиска ищем вход в проблему с противоположной стороны…» Спасибо тебе, АРИЗ!
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #13 : 26 Октябрь 2017, 14:54:14 »


                                                                     КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

 Всё так, на бумаге оно гладко выходит, только прежде нужно найти её, эту «противоположную сторону». Она имеет место быть и в конструкции, и в методике поиска, да и много ещё в чем…а нужно выбрать одну дорогу…выбрать, поверить (ох уж мне это- «поверить»…один раз поверил уже!) и идти по ней…одному идти, до конца…Опять красивенько да витиеватенько, но хоть без фальши вроде…и то ладно, прогресс какой никакой! А может сам себе надумываю это разнообразие путей, на самом деле не так уж много их? Хорошо, начинаем отбрасывать лишнее- как учили… Итак, инженер из меня никакой, сие принимается как факт. Следствие: выкидываем любые решения сложнее палки…ну хорошо, не так строго, на механизм уровня колодезного ворота я ещё потяну…
И опять что то будто срывается внутри…колодезный ворот!..ворот…Ну и что- ворот? Ничего из этого колодца даже воротом не вытянуть сейчас, оставлю на потом. Может и пригодится… Уж тому древнему мастеру или артели…бригаде…вот не знаю как она там называлось!- короче, автору или авторам мифического этого бревномёта,- сия колодезная механика была однозначно известна…
А, вот оно, вспомнил наконец!..был ведь ворот в несчастной той конструкции, обломки которой разбросаны теперь по полю- если Марк и компания не прибрали на дрова ещё…Стоп, а вот о них- табу!..эмоции с переживаниями в мешок и в самый дальний угол пока…

Известно, значит…Всем козельчанам колодец с воротом известен…нет, козлянам, так Марк их называл! И воду из него пили, и крутили этот ворот, и скрип его слушали наверняка… и водой нечаянно обливались, когда деревянная кадка за край сруба на подъёме задевала… А ведь не факт,  может они там поголовно «журавлями» пользовались…да наверняка! «Журавель» и проще, и работать с ним приятнее…тяни себе легонько за верёвку, а противовес тебе поможет… Хотя…нет и нет! Птичка эта места требует, а места этого в деревянном кремле, крепости то есть, кот наплакал! И никто не стал бы в те времена драгоценной территорией под «журавлей» разбрасываться…вот мы ресурсы бездарно тратить спустя восемьсот лет хорошо обучились, а они…не- е, не катит!  Значит, ворот всё же, что ж ещё…
Ну никак не отпускает меня колодезная тема...и так с ней, и эдак…Скоро, глядишь и коромысла проектировать начну…А что, самое подходящее для меня теперь занятие- входить в проблему через… колодец. Смешно! Точно, смешно…И я улыбаюсь про себя - в первый раз за последние три дня…
Итак, пляшем от…колодца?.. Да почему бы и нет, чем не парадный вход "с противоположной стлороны!" Не в воздухе же он там висел, один- одинёшенек…Люди к нему подходили, бабы наверняка языки чесали…о чём? Ну, о своём, о бабьем, понятно…например, так:-«Вот  ведь мужья как мужья у всех, только мой- охламон, никак скалку нову не стешет… Ить стару то, что дружок сердешный подарил, ладну да ухватисту, об его же, ирода, и обломала!..» Продолжение, ясное дело, обычным порядком: «А нечего к Дуньке этой,  кривой, по сту раз на день шляться, пора и семье внимание уделить, и детям лапти новые, и меня, разнесчастную, приголубить…» Ну и классическое завершение сцены у колодца: « Чего только в этой дрынчепопище углядел, кобелино ненасытное! Ох, бабоньки, горемычная я, горемычная...»…Ну и так далее- по кругу…
 А тем временем мужики собирались в укромной корчме, на окраине где- нибудь, разливали по чарке медовухи, партейку в домино соображали и начиналось- кто о рыбалке, кто о любимой городошной команде: вот, мол, опять москвичам, заразы, продули!- болей после этого за них…играть не играют, а каждому и избу попросторней подай, и командировки заморские обеспечь, и коня наилучшего…а едят-пьют-то как!..не то что мы, рвань безлапотная, горюшко горькое всю жизнь мыкаем…Кто о чём, в общем. Ну, а со временем беседа неизменно перетекала в извечную тему… И тут удержу языкам вовсе не было… Что поделать, досужие разговоры во все времена одинаковы…
Но!- не для всех. Думается, что по- крайней мере один козлянин и медовухи не пил, и подобных компаний сторонился…Впрочем и его также не жаловали  треплющиеся о том- о сём козельские обыватели… Стоп! И ещё раз - стоять! Вот здесь стоять, на этом месте. Не двигаться и наблюдать, ибо вот он- самый важный для меня теперь человек…тот самый творец, что и создал в конце концов ту супермощную катапульту…создал практически из ничего, не имея ни фундаментальных знаний, ни прочных материалов, ни серьёзных технологий, ни сколь- нибудь достойного оборудования…Ничего из того, чем располагал недавно я сам, конструктор- неудачник родом из кружка «умелые руки…»
 Солнце уже на закате, мороз пробрал до костей, но мне не до того теперь, ибо появилась надежда- вот сейчас появилась, только что!..Я кажется отыскал «вход в проблему с противоположной стороны…» Провал мой, по- сути, начался ещё задолго до первых эскизных прикидок, ибо я, ничтоже сумняшеся и по- индюшачьи надувшись от важности, шёл в этих поисках «от себя»: от своего опыта, знаний и возможностей…ну да, разумеется, снисходительно ущемляя себя в выборе вариантов, но в стиле скорее лепилы- слесаря, а отнюдь не конструктора. Вот так, не увидел здесь достойной себя задачи… Что - ж, наказывать слепых глупцов необходимо, так что поделом мне!
Ну вот, опять эмоции…туда же, в мешок их, в угол подальше, чтобы на глаза не попадались. Итак, идём с противоположной стороны, от тех, кто создал (именно так- создал! Иных вариантов для меня нет сейчас!) это чудо- оружие. И одного из них, главного в этом деле, я и должен теперь просчитать, прочувствовать во всех его поступках, мотивах, эмоциях, наконец. Хоть немного проникнуться обстановкой, в которой он жил…в общем, всё- всё… А дальше, от него, видится едва заметная ниточка и к метательной машине- во всех её узлах и деталях. Понятно, модель моя будет ущербной, неполной, но ведь начинать с чего- то нужно. Иметь такую всё же лучше, чем не иметь никакой. А совершенствовать её- что ж, Марк, думаю, в этом мне поможет…доктор наук, как-никак, знает мал-мал...вот и пусть выкладывает о жизни крепостной во всех подробностях. Итак, теперь путь один - к Марку. Поднимаюсь с насиженного места, разминаюсь чуть ,и- опять получасовой марш- бросок, в обратную сторону…
Записан

Мих НАвтор темы

  • Друг леса
  • **
  • Согласие +226/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 359
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 356
  • - Вас поблагодарили: 1044
Re: Козельские приключения
« Ответ #14 : 27 Октябрь 2017, 22:17:16 »

                                                         КОЗЕЛЬСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

После разговора с Марком в голове сплошной гул и непроходимые завалы из кусков и обломков всевозможных фактов, гипотез и личных домыслов нашего энциклопедиста-профессора. А ещё густой туман всевозможнейших нестыковок – пеленой над всей этой мозговой разрухой. И только где то далеко тенью бродит мой гений древней механики, которому отвёл я ключевую роль в моей собственной козельской истории. Вот как бывает! Получил, называется, информацию…
Есть, впрочем, и польза - едва обозначившаяся снова ниточка понимания. Марк, видимо, и сам искал повод для такой встречи, но обстоятельства сложились иначе… Да и не дело - замыкаться друг от друга в порочном кругу эмоций, ибо все мы в одной лодке и позор этот - наше общее достояние. Собственно поводов для радости кот наплакал, и не сделано пока ни одного сколь-нибудь заметного шага. Но в любом случае- ситуация теперь не тупиковая: известно направление движения и существует пока возможность двигаться. А главное- впереди обозначился, пусть и едва заметный, но всё таки луч света в виде лично вымышленного мной древнего творца. Что ж, пора познакомиться и поближе…
Итак, обычный древний город- крепость, обычные люди в нём и мой…ладно, назову его пока- Механик…нет, лучше Кузнец…необычный…Себе на уме, ни с кем особо не сходится, но и не обижает никого…Пытались с ним было мужики поближе знакомство свести, ан нет!- неинтересно Кузнецу в досужих разговорах время убивать, сидит себе, молчит, только улыбается иногда- слушаю, мол, здесь я, с вами…Посидит так немного, выцедит для видимости малую чарку медовухи, шапку возьмёт, да и попрощается- пойду, мол, не любитель я зелья хмельного…вот и работы у меня - не пересчитать…так сделать нужно- обещал ведь людям-то! Раз пригласили, два…всё одно…а там и приглашать перестали.
Нет, зря я их так по- современному расписал … люди наверняка в корне другими были. Жизнь суровая, ратная, да и дел у всех по горло, не у одного моего Кузнеца…тут не до праздности! Но я не знаю той жизни, не могу ясно представить те характеры, потому оставлю их пока такими… А вот творцы во все времена были одинаковы, к тому же Кузнец мне уже по определению ближе и понятней…
 Деятелен, энергичен, профессионал высшего уровня…моментально улавливает в своём деле то, чего не замечают его коллеги- ремесленники (не по роду занятий ремесленники, по подходу!)…Раздражает его окружающая тупость, но внешне никогда не покажет того, наоборот, обратившимся за помощью и разъяснит всё, а если потребуется, так и инструмент нужный изготовит… Берут, конечно, и благодарят даже, но при этом поглядывают с опаской: блаженный никак…а может он меня так обмануть хочет?..доверие моё заполучить?..аль шпиён какой? Вроде и не водится за Кузнецом ничего, но злые языки страшнее… лука, вот и идёт о нём молва по кругу…Но посудачили себе, посудачили, да и бросили- надоело. К тому же и не приключается ничего страшного из за него…Однако странный он, не как все, вот и пусть сам по себе живёт, а к нам не лезет…ну и мы не будем- пока не понадобится чего…Вот уж тогда- хоть всей улицей…
Но Кузнец мой об этом не знает ничего … Не знает и не стремится знать- не интересно ему, ибо другие дела есть, поинтереснее. И работы приносят много, и сам себе её    находит. Изобретает, совершенствует что то постоянно, мастерская для него дом родной. В ней и работает, и ест, и спит. Пусть и дом рядом, да некогда ему туда-сюда мотаться…к тому же изделия свои перед глазами всегда иметь хочется…глянул раз- другой, вот глядишь и мысль дельная пришла…отложил ложку, кусок от краюхи отломал, взял аршин, померял доску, отрезал, приладил по месту. А там и снова за стол присесть не грех, на вещь только что сделанную глядючи. И не только на себя работает…вон сколько всего для общества переделал- просто так, даром- берите, пользуйтесь! И не потому совсем, что на блага какие- то от этого общества рассчитывал… просто у Кузнеца моего идей куча, в себе и держать столько невозможно- их бы в металл, да в дерево, а уж заработало- так вот оно, счастье, ничего ему и не нужно больше…
Стоп!..хватит пока, разрисовал я себе Кузнеца…во всех красках разрисовал…не человек, а памятник самому себе… Хорошо, попробуем другой вариант…замызганный весь Кузнец мой, неудачник, бедняк, с хлеба на квас перебивается, жена от него ушла……………..так, вот отсюда подробнее…а они вообще там от мужиков своих уходили?..или вынуждены были терпеть их, даже постылых, до конца?..опять вопрос… А впрочем чего это я к жене его привязался, ну не ушла, допустим, и даже щи пустые ему в кузню приносит, ну, ворчит, понятно…кто ж при таких обстоятельствах ворчать не будет…
Записан
 

Страница сгенерирована за 1.421 секунд. Запросов: 58.