Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Торопясь с выводами - вы имитируете мышление. ))

Автор Тема: Лирими. Ритмы и тексты  (Прочитано 305937 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ЛиримиАвтор темы

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +13489/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 21 727
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 57163
  • - Вас поблагодарили: 101684
Re: Лирими. Ритмы и тексты
« Ответ #300 : 09 Май 2020, 09:44:46 »

Спасибо...
Наверное - это слово сегодня должно быть первым из тех, в которые просыпаются с утра наши смыслы
А вообще - быть в нас каждый миг проживаемой жизни... Потому что без этого "спасибо" - теряется что-то важное в нас. Что-то, без чего мы просто биосущества с заданной программкой действий от "вкл" жо "выкл"

Спасибо за Победу - это слова уровня "спасибо, что я есть"
Почему-то большинство из нас молятся по утрам Аллаху или Христу, Будде или НЛО - но никто не молится - молВится благодарностью Победе...

И мне безмерно повезло - что я РУССКАЯ. Потому что моя страна - это и есть лицо Победы, её Мама...
И мне повезло, что у меня был, есть Он - мой Деда...

Деда, прошагавший войну. Принёсший с фронта горький и сладкий вкус той первой Победы...



Он не любил говорить про войну. Мы с сестрой были маленькие, а потом глупыми – и многое настоящее о войне он не мог, не хотел говорить… Лишь много позже пришло понимание многих его недомолвок…
Деда рассказывал – как, уйдя в похоронную команду мальчишкой, а на фронт – почти-ещё-мальчишкой, он всё вспоминал свой первый поцелуй с соседкой девочкой… Та – позволила… Разрешила, доверилась…
А Деда был молодым, и думал, что от поцелуев могут быть дети. Лежал по ночам и мечтал – а вдруг там, в родной деревеньке, уже есть малыш, похожий на него. И если что – то и умереть не страшно. Будет бегать по земле его продолжение…

Как-то старый (за тридцать ему было) солдат спросил Деду:
- Миш, чего не спишь?
И Деда рассказал – и про один поцелуй украдкой, и про ребёночка, который, уже, может быть, есть, и как бы узнать…

А солдат промолчал. Не посмеялся – это Деда потом, рассказывая нам с сестрой – смеялся
И мы смеялись

А я теперь – не смеюсь. Потому что как же это, должно быть, страшно – когда в двадцать лет ты знаешь, что можешь вот сейчас умереть – и следа от тебя не останется. Ничего – кончится Род твой Земной…
Девочка не пережила войну. Её, пятнадцатилетнюю, вместе с младшей сестрой  до смерти занасиловали немецкие солдаты в сожжённом потом ими же вместе с телами девчонок сарае. Вернувшись домой, Деда выпросил у мачехи хлеба и отнёс на место пожарища. Вместе с привезённым в подарок с фронта чешским платочком…

Деда смеялся, когда показывал нам кортик – вот он, с ним на фотографии – на ней он, конечно, позирует, сапёры кортики никогда не носили. Этот кортик до сих пор в дедушкиных вещах, вместе с «парадным» пиджаком, где рядами медали…



А кортик появился у Деды очень смешно – сапёры менялись друг с другом по принципу «что есть в кармане, то и тебе». Один достаёт то, что у него, и меняет на то, что в кармане у друга. У Деды была самодельная простенькая зажигалка из сплющенной гильзы – а у товарища… трофейный кортик
Вот повезло – мы смеялись вместе с Дедой

И он смеялся.

Только я сейчас не смеюсь…. Жизнь сапёра, которая может оборваться уже завтра случайным неловким движением – диктовала эту лёгкость обмена ценной вещи на пустую самоделку. Потому что ничего не имеет ценности, если завтра ты разлетишься по земле кровавыми лохмотьями…

А на майские мы приезжали к Деде сажать картошку. Туда, под Харьков, в дом, который он построил с нуля, вернувшись после войны на родную землю. Оттуда мы забрали его в Россию в далёком уже 2002-м…

Деда брал землю на лопату и смеялся… Рассказывал, как при форсировании Днепра их батальон на понтонах переправлял на вражеский берег бойцов и боеприпасы, назад забирал раненых. А потом налетела вражеская авиация и бомбила прямо их участок. И земля вставала на дыбы, и билась под Дедой, как живое существо. Нет – билась живым существом, живым своим телом…

А когда всё закончилось, Деда остался в живых один. И лежал в вырытой им самим почти метровой в глубину яме. Он рыл её под бомбами собственными руками, разбитыми в кровь. А как вырыл – не помнил
Рассказывал – и смеялся, поднимая на лопате землю. А я теперь – не смеюсь. Я не знаю, не могу представить – как можно руками вырыть метровую яму в рост солдата

Невозможно вместить Войну и Победу – вместить в слова, в описания, в магистрали… Потому что она либо стержневой, хребтовый смысл, который в описаниях не нуждается – либо просто словесная шелуха, сдуваемая первым же сквозняком

А если вписывать её в слова – то слова можно подправить… чуть-чуть изменить смыслы… немного подменить предметы и темы. И выставить Победу совсем иначе, выхолостить и кастрировать её суть. Потому что Победа – это не информация. Это событие высшего ранга, главных вех Хода общих событий…   
Записан
Лето тихо обещает
много маленьких подарков...
 

Страница сгенерирована за 0.094 секунд. Запросов: 26.