Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Торопясь с выводами - вы имитируете мышление. ))

Автор Тема: Ни пуха, ни пера.  (Прочитано 3512 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Ни пуха, ни пера.
« : 08 Февраль 2010, 15:04:55 »

Ни пуха, ни пера, желаешь себе и  делаешь первый шаг в сторону леса.  Собаки рвутся с поводков, также желая быстрее погрузиться в особый мир, мир ОХОТЫ. Накануне с легким волнением проверяешь всю экипировку. делаешь последние приготовления, с особым трепетом расчехляешь свою "вертикалочку"... Ночью перед охотой плохо спится, в голове мысли о предстоящем дне. И вот с рассветом, шаг за шагом, входишь в мир дикой природы, теперь ты с ней один на один. Собаки, получив желанную свободу, скрываются в утеннем лесу. Уже на опушке слышен запах хвои,инстинктивно делаешь вдох полной грудью. Крикливые сойки шумно разлетаются, заметив непрошенного гостя... Вдруг в сонном лесу раздается задорный лай твоего "гончака", пожалуй каждый охотник знает голос своего питомца. Сначала лай удаляется, потом становится все ближе и ближе и ты понимаешь, что встреча с зверем близка. Азарт захлестывает, реагируешь на малейший шорох, на малейшее движение, хотя в душе понимаешь, что увидеть зверя в лесу и уж тем более сделать верный выстрел очень непросто. Так вышло и на этот раз, зайчишко, мелькнув между соснами, растворился в своей родной стихии. Через время появляются собаки, вопросительно смотрят на хозяина, мол, ну и ну? Ласково потрепав собак, как бы в оправдание,  идем дальше, не замечая как кончился лес и открылась широкая степь. После изнурительной ходьбы по степным просторам, в одной из лесополос спугнули крупного волка,но очень велико было расстояние для выстрела, а собаки почуяв серого ощетинились и явно беспокоились, наверное понимали, что в очной схватке волк им не по зубам. Дни зимой короткие и как то быстро солнце катится к горизонту, в рюкзаке пусто, а пора домой. Сил почти не осталось, идешь за счет силы воли, подкрепляясь мерзлыми ягодами терновника и шиповника. Четвероногие друзья, набегавшись в волю, понуро бредут следом. Вот и дом, в голове придумываешь отговорки на  добрые подколы родных. Так закончился один из охтничьих дней, почистив ружье и устраиваясь на отдых, в голове одни мысли,   о заврашней охоте. *THUMBSUP*
Записан

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10062/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 380
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 43354
  • - Вас поблагодарили: 105354
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #1 : 08 Февраль 2010, 20:07:16 »

  Пасиба  Руслан за  знакомое!!!

  За узнаваемое,  за то, чем когда-то болел...

  Я немножко удивлен, что   "гринписи"  из лесу нашего не набросились и не стали рвать/трепать само понятие "охота"...  Жаль конечно.  :D
 А то был бы мне повод  кому-нибуть носа прищемить...   :D   
делаешь первый шаг в сторону леса.
  Ну да.  Ни пуха, ни пера...  а не колбасы с салом и не икры с маслом. 
   
   Не так давно,  я  разделил  эти первые шаги к лесу на мужские и женские.  У мужчин чаще их древний охотник  ведет.  У женщин - больше собиратель.  И  тут уже  всё зависит от степени погружения.  От  умения и готовности проникнуть, принять, прочувствовать, раствориться.... 
   Не мы хищников придумали.  Эт слова шамана, а я их повторяю не потому что нравится цитировать чужое, а потому, что  это отрезвляет.  Приближает к реальности процессов  в этом Пространстве.  Я уже писал, что все кого-то едят. И так есть, потому что так должно быть.  Протестовать против Данности могут только наивные кухонные  пускатели сладких соплей...  пытаясь так презентовать  свое "прекраснодушие".   
    Помнится, шаман говорил, что охота - это отдельная практика.  А еще он говорил, что  если чел не имеет какой-то практики, то и говорить ему  на эту тему мало смысла.

   Охота - это не только  тропинка в лес (степь, поле, луга).  Не только  практика  на внимание,  проникновение,  реагирование...  эт в первую очередь  возможность зацепить то, чего на кухне не  зацепишь.  А что это?  У каждого это своё,  которое потом  можно развивать дальше...
Накануне с легким волнением проверяешь всю экипировку. делаешь последние приготовления, с особым трепетом расчехляешь свою "вертикалочку"..
  Ага.  Сам  вид  всего этого "инвентаря"  сдвигает  в особое состояние.  И  достаточно просто достать из корбки  гильзы,  пыжи.  барклай...  и всё.  Ты уже там. 
   Помню я твою  "вертикалочку". Помню  как неплохо она била по уткам, по куропаткам,  по голубям...  Передай ей привет от меня.  И скажи ей, что она замечательная.
Азарт захлестывает,
  Это  неправильное название.  Азарт - эт немножко не то.  Это скорее  про то, как наш Древний Охотник просыпается,  берет ситуацию в свои руки  и  всё   как-то  меняется...    и  как это необычно,  здОрово  и здорОво! 
в голове придумываешь отговорки на  добрые подколы родных.
   Забавно то, что поначалу мы сами так думаеи, что идем  на охоту только затем, что бы что-то добыть...  Да,  на то и охота, чтоб добыть... но со временем,  приходит  осознание того, что  ЖИВЫЕ ВСТРЕЧИ И ОТКРЫТИЯ   на охоте  были гораздо существеннее... 




в голове придумываешь отговорки на  добрые подколы родных.
    Шанько тоже отбрёхиватся...  показывает, какое рыбо у нее сорвалось...  :D

 
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #2 : 08 Февраль 2010, 22:38:35 »

Действительно, для меня охота, это не способ набить холодильник мясом и все такое, хотя многие думают, что охотники это варвары уничтожающие все вокруг, это далеко не так. Лично для меня это своеобразное общение с диким миром, здесь действительно каждому свое. Бывают ситуации, когда приходится спасать животных от более "мирных" людей, часто например приходилось выпутывать диких уток из брошенных рыбацких сетей, снимать проволочные петли на зайцев... ]:>  А сколько на охоте забавных случаев,вот один из них. Однажды поехал на вечернюю зорьку на утку, там охотники уже накачивали  лодки, вобщем собрался и я, заплываем, маскируемся в камышах. По соседству со мной сидит в лодке лысый мужичок, говорит чтобы утки не боялись надо голову прикрыть, да и комары небудут лысину грызть и одевает облезлую ондатровую шапку. Вечереет, вот вот начнет "подниматься" утка и вдруг откуда невозьмись на его шапку напала сова, напугался он крепко, короче отмахался он от нее. По озеру то тут, то там начал доноситься смех, но когда сова пришла на второй заход, всем уже было не до охоты. :D :D :D У совы полет бесшумный, поэтому ее "визиты" всегда были для мужичка "сюрпризом", а она посещала его в течение вечера не однократно. Вобщем нормальной охоты не вышло, все смотрели как сова охотится на охотника, зато в плане эмоций "добыча" была супер. :D :D :D   Вот такая штука эта ОХОТА, очень интесный способ познать природу и впервую очередь познать самого себя. :)           "Вертикалочке" привет передал, она все еще хороша и надежна, хотя ей 38 лет, не каждое новое ружье может с ней сравниться.  *OK*
Записан

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #3 : 12 Февраль 2010, 16:08:57 »

Случай произошел во время охоты на кабана. Среди охотников был мужичок, ему уже за 60, но крепкий и стрелок неплохой, любил он клички всем охотникам придумывать. Его же все называли Палычем, у охотников Палыч в авторитете, знал он где зверя искать и номера мог с умом поставить и поэтому на него никто не обижался, получив себе прозвище. Начался первый загон, Палыч выбрал место на номере и затаился. Вскоре загонщики подняли стадо кабанов, которые помчались в сторону Палыча. Дальше дело техники думали все, ведь Палыч спец, но выстрела небыло. Когда загонщики подошли к номерам, все обмерли, Палыч лежит на снегу без движения. Испуг был конкретный, мужик то немолодой всяко может быть. Подбежали стали тормошить:" Палыч, что с тобой?" "Заяц"- прохрипел тот. Все в недоумении. как?! o_o Оглядевшись нашли заячий след, но не уж то заяц так выпугал бывалого охотника? o_o Вскоре Палыч пришел в себя и поведал в чем дело. Когда стадо свиней приближалось, откуда то появился заяц, испуганный загонщиками и треском бегущих за ним кабанов, он буквально летел на Палыча. Примерно за пару метров до охотника, косой прыгнул вверх и нанес удар прямо Палычу в горло. Дальше Палыч не помнит. У охтников испуг за Палыча сменился хохотом, а сам Палыч чуть аклемавшись, дал зайцу кличку "Тайсон", за то что тот отправил его в нокаут. :D :D  :D
Записан

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #4 : 10 Апрель 2010, 23:12:37 »

В нашем Калитвенском охотхозяйстве для восполнения поголовья диких свиней, стали разводить их в вольерах на территории дома охотника. Завезли молодняк из Ставрополья и процесс пошел. Ухаживать за животными стал егерь Юрий. Соседство с людьми сделало поросят почти ручными, а Юрий стал другом стада и была в этом стаде у него любимица "Седая". Он то конфетку ей даст, то еще чего а она как собаченка бегала следом, так и дружили. Шло время  бывшие "полосатики"повзрослели и "Седая" стала частенько уходить в лес, опытный глаз егеря безошибочно определил, свинка готовится стать мамулей. Первое время она возвращалась на базу на кормежку, но потом исчезла окончательно.  Свершилось, понял егерь и захотел он проведать подругу, но вот беда несколько дней назад сломал он ногу, которую облачили в гипс. Всетаки надо сходить решил Юрий, взял трость, позвал с собой собачку дворянских кровей и похромал в ту сторону, куда уходила "Седая". Через некоторое время вышел он на полянку, где резвились несколько полосатеньких "пятачков", радость наполнила все тело даже поломанную ногу. Но радость быстро сменилась тревогой, куда то испарилась собачка, не к добру все это понял он.   Вдруг сбоку выскочила "Седая" и явно не конфетку просила, это была полна решимости и агрессии дикая свинья. Дальше со слов Юрия он ничего не помнит, помнит лишь как сосновые ветки мелькали, короче бежал он не по детски. Когда он прибежал на базу глаза у него были по руб тридцать
семь. "Юра, а где костыль и собачку куда дел?"- спросил его главный охотовед с издевкой.  :DТут и собачка пожаловала, не поспевала она за загипсованным егерем. Так и закончилась их  дружба, хотя "Седая"   позже приходила к вольеру. :)
Записан

Шаня

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 348
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94863
  • - Вас поблагодарили: 141513
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #5 : 27 Апрель 2010, 15:51:34 »

Руслан никак не могла найти тему, куда бы поместить этот рассказ,  ну уж очень интересная история, вот :)

ЛИСИЙ  ТАНЕЦ

Однако мы не ограничивались одними лишь наблюдениями в природе, так как они часто бывают недостаточными, а нередко даже ведут к неправильным выводам.

Петр Мантейфель

-----------------------------------

    Это случилось в конце зимы, хмурым февральским утром. Ещё до рассвета, выходя из дому, Дима загадал: если встретит сегодня свежий след Чернохвостого, значит расчёты верны и через несколько дней можно будет выйти на ночную охоту.

    В то утро, разнося приманку к местам будущей засидки, охотник внимательней, чем обычно, присматривался к следам. Проминув болото, он вышел к опушке восточной куртины, где под деревьями накатанная лыжня пролегала, — чтоб и поля были видны и самому не быть на виду; на тёмном фоне леса фигура человека не очень-то выделяется.

    Там и встретился охотнику след Чернохвостого — на залесенном склоне неподалёку от лагеря на деревьях. И след был свежий. Притом вдоль лыжни. И Диму слегка удивило, почему старый лис не воспользовался лыжней, как поступали другие лисицы при попутном движении. Может быть, не заметил, всё-таки ночью шел?

    Но не тут-то было. Чернохвостый не только заметил лыжный след, но когда надумал пересечь его, то перемахнул одним прыжком — как бы подчеркнул, что не желает иметь ничего общего с человеком.

    Дима даже остановился, раздумывая, что бы это могло значить? А значить это могло лишь одно: Чернохвостый попросту отмежевался от всего, что каким бы то ни было образом имело отношение к охотнику. В отличие от остальных обитателей Сорочьего Брода, воспринимавших лыжника без опаски, старый лис, похоже, понимал его истинные намерения. Видать этот зверюга был здорово опытен в лесной науке и сумел распознать в двуногом завсегдатае Сорочьего Брода своего главного врага — свою, денно и нощно следовавшую по пятам, погибель. Тут было над чем призадуматься.

    — Вот так-так,— в раздумии проговорил Дима, разглядывая этот демонстративный прыжок через лыжню. Нелестно было узнать, что Чернохвостый понимал больше, чем следовало ему понимать. Из-за этого могли возникнуть непредвиденные осложнения в охоте, любой необдуманный шаг мог погубить ночную засаду, к которой Дима так долго и старательно готовился. Вздумай он сегодня устроить скрадок* в скирде для будущей засидки, как, собственно, и планировал, то выдал бы себя с головой, — старый лис ни за что не подошел бы после этого к приманке. Вряд ли он и к скирде на взгорье подойдёт, ведь там он столкнулся с охотником нос к носу.

    Получалось так, что этот лис совсем не прост, и с каждым разом Дима всё больше убеждался в его смекалке и прозорливости. Может у него есть свой ангел-хранитель,— подумал Дима. Доводилось ему слышать всякие небылицы про этого зверя, и выходило так, что небезосновательны они. Во всяком случае, некоторые из них, касательно заговоренных.

    Так или иначе, а у охотника стало скверно на душе. С плохим настроением двинулся он дальше, раздумывая о том, что за всю зиму так и не представился случай выстрелить в этого ушлого зверя...

    У норы в ольховом клину следов было мало; выход под корнями ольхи полностью занесен снегом, но второй — хоженный. В снегу прорыта длинная траншея наклонно вниз, и весь снег в траншее бурый от нанесенной из норы земли. А вверх по откосу от этого выхода протоптана тропинка на поле, но наверху, на плотном надуве снега — на так называемом субое*, всякие следы терялись; только царапины от когтей и можно было разглядеть.

    По субою — ветровая доска*, она прочней любого наста и держит человека даже без лыж. Дима с удовольствием прошелся пешком по высокому, спрессованному ветром снегу и, словно по помосту вдоль опушки, вышел в конец леса, где ольховый клин, потянувшись в вершину лога, заканчивался кустами шиповника. Лыжи бежали за охотником в поводу — на бечёвке, продетой в отверстия, прожженные раскаленным гвоздем в загнутых передках, как во всех охотничьих лыжах. И чтобы они не впустую катились, Дима положил на лыжи рюкзак, а сам шел налегке, прислушиваясь к гулу своих шагов по прочному, как лёд, субою.

    За последним кустом, наполовину схоронившимся в снеговом карнизе, охотник остановился. В этот ранний час лисы должны быть в полях, и идти дальше открыто — значило выдать себя любому зверю, что мог крутиться поблизости. Поэтому, вооружившись биноклем, Дима стал осматриваться по сторонам.

    Нет ничего проще — узнать лисицу вблизи. Она весьма изящна, с тонкими, даже хрупкими на вид, ногами, а глазастая — будьте покойны. Чтобы заметить её раньше, чем она вас заметит, надо очень внимательным быть. Потому что в пятистах метрах, сидя на снегу, она выглядит чуток побольше ногтя на мизинце, словом, как ворон сидит. В бинокль, конечно, её получше можно разглядеть, но надо же сперва её обнаружить. А чаще всего удаётся обнаружить лисицу со стороны хвоста, то есть, когда она уже улепётывает во все лопатки.

    Между прочим, в бинокль смотреть — тоже надо уметь. Безусловно, это легче, чем в зрительную трубу, но не настолько, как мнится. В общем, если вы решили так запросто заметить лисицу на поле при помощи имеющейся у вас оптики, то приготовьтесь разочароваться, потому что никакого зверя вы не увидите, ибо не имеете понятия даже, куда надо смотреть. А первым делом надо осматривать снежные равнины по линии горизонта. Именно на такой предельной дистанции чаще всего и заметишь лисицу, пока она сама тебя не углядела.

    Эту школу Дима вроде бы прошел, но этим утром мог убедиться, что подучиться и ему не мешало бы.

    Лисица возникла перед ним, как гром среди ясного неба, в каких-нибудь двухстах шагах, правда по другую сторону закраины лога. Дима лишь диву дался, как он раньше её не разглядел на ровном поле. Должно быть там ложбина была, и по ней лиса мышковала. В таких случаях ещё говорят, что она сычует — ведет охоту на тот же объект, что и сыч — на полёвок подразумевается. Полевки зимой не в норах живут, они устраивают шарообразные тёплые гнёзда под снегом в ворохе травы, и сами они и их потомство составляют львиную долю рациона многих хищников, и в первую очередь лисиц.

    Эта лисица мышковала по-своему, не так, как Диме доводилось видеть. Без сомнения, каждая лиса обучается охоте в детстве, перенимая опыт старших. А эта переняла не только необычные манеры от своих родителей, но ещё и окраской в них удалась, разительно отличаясь ото всех лисиц в округе. Её шуба была белесо-серая, как серебро, а на обдуве, колыхаемая ветром, искрилась янтарным цветом.

    Но это чуть позже удалось разглядеть, а поначалу, едва возник на снегу лисий силуэт, охотник потихонечку-помаленечку попятился к кусту и присел, наблюдая сквозь ветки, когда зверь увлечется охотой настолько, чтобы незаметно перебежать за ближние деревья. А зверь этот был ни кто иной, как Серебристая лиса.

    Мышковала она по-особенному: заслышит полёвку, приблизится к ней на десяток шагов и сядет, поводя головой из стороны в сторону. Так она определяла на слух местонахождение будущей жертвы под снегом. Потом начинала скрадывать, но не пригибаясь подобно кошке, не припадая на лапах; Серебристая шла осанисто, во весь рост, на прямых ногах, мелкими шажками, и с расстояния верного прыжка, бросалась на добычу. Прыгала только один раз — коротко, низко, стремительно, и точно попадала передними лапами в намеченное место. Добычу поедала тут же, усевшись в снег, но ела не жадно, не давилась как с голодухи, а весьма деликатно, как воспитанные особы едят за столом, — выплевывала всё невкусное и несъедобное на белую скатерть снега.

    С четверть часа охотник наблюдал, как она без особого труда добывала свежатину из-под снега, и постепенно лиса подходила всё ближе. И нечего греха таить, загадывал Дима, чтоб она подошла на выстрел. Даже ружьё перезарядил. Тот патрон, что был в стволе ещё до рассвета, заменил вынутым из кармана — гарантированно не отсыревшим.

    И всё складывалось будто бы в его пользу: и ветер боковой, и нора рядом, и лиса направлялась к норе. И не просто лиса — Серебристая! Такой великолепной лисы вы никогда не видели.

    Продвигалась она по полю наискосок, подлавливая мышей по дороге, многих закапывала в снег — засыпала носом, ещё и утрамбовывала! Это чтобы птичья голота не крала — вороньё да сорочьё местное. Что касается ворон, то здесь их не очень, а насчёт сорок и говорить не приходится, этого добра тут хватает. Достаточно заглянуть зимним вечером в Большой овраг близ болота, где они собираются на ночлег чуть ли не тысячами, и станет ясно, почему местность зовётся Сорочий Брод.

    Так подошла лиса до самого лога, а перед тем как спуститься по склону, взглянула на дальнюю сторону и замерла с поднятой лапой. Как шла, так и застыла на манер легавой. И стойку держала крепко. Похоже, что-то очень интересное заприметила.

    Никак ещё одна лиса,— подумал Дима и оглянулся, обшаривая взглядом лежащее за ним поле.

    Мысль о другой лисе была до того правдоподобной, что он не сразу разглядел, что находилось под боком. В нескольких шагах от него возле куста шиповника стояли лыжи и водруженный на них рюкзак. Туда лисица и смотрела. Долго смотрела, пристально, стараясь разглядеть этого странного зверя, залёгшего под кустом. И вдруг всполошилась, сошла с места большими прыжками, но тут же остановилась и снова посмотрела на непонятное существо, — не движется ли? И так с оглядкой, прерывая бег, она удалялась к далёкой маслинковой лесополосе и скрылась за ней.

    Охотнику ничего не оставалось, как надеть эти злополучные лыжи и направиться за лисой. Он видел, она не сильно испугалась, не безоглядно подалась в бега, должно быть, недалече ушла.

    В поле поверхность снега сковывала смерзшаяся корка покрепче наста. Это был фирн*. Он покрывал снег льдистым слоем до дюйма толщиной и такой крепости, что лисица могла идти по нему как по обычному льду. Но под лыжами фирн хрупался с оглушительными тресками, обнажая сыпучую белизну снега под режущими краями изломов. Только у лесополосы идти стало легче, тут образовалась та же ветровая доска, что и под лесом. Но лыжи Дима пока не снимал, хватит с него досадных недоразумений.

    Серебристую он увидел не сразу. С полчаса осматривал в бинокль, казалось бы, ровное поле. А над ним, по снежной равнине тянул лёгкий, но пронизывающий холодом ветерок. Стоило поднести к глазам бинокль, как это студёное дуновение затекало в рукава ватника, гуляло по телу, словно вода из проруби текла под одеждой. Приходилось частенько опускать руки, чтоб не так леденило на встречном ветру.

    Когда налетал порывчик посильней, раздавался странный перезвон, будто колокольчики позванивали. Дима приподнял ушанку, послушал. Так и есть — что-то звенит на ветру.

    Он огляделся и обнаружил, что все деревья в лесополосе стоят закованные в ледяные панцири. И эти колыхаемые ветром обледенелые ветви издавали тонкие звенящие звуки. Веточки потоньше, с палец толщиной, промерзли насквозь и со звоном обламывались, как сосульки, падая в снег. Под каждым деревом их много нападало, и эта хрустальная россыпь звучно хрустели, крошась под лыжами.

    Так и я тут замерзну в сосульку,— рисовалась охотнику неприглядная перспектива дальнейшего ожидания. Но покидать маслинковую лесополосу он не спешил.

    Эти деревца, курчавые в летную пору, обряженные серыми узкими листочками с острыми колючками на ветвях, на самом деле не те маслины, что во Франции, в Провансе растут. Это здесь, на местном наречии их зовут маслинками, а правильное название — лох. И плоды лоха ни на какое прованское масло не годны, тем более на оливки. Самое большее, на что их можно употребить, так это на домашние наливки, варенья всякие. А маслинкой это деревце прозвали, наверное, потому, что все маслиновые деревца колючие...

    Лисица возникла в дальнем конце поля, куда Дима уже неоднократно поглядывал. Он знал, так и случится: вдруг она выйдет из невидимой вдалеке низинки. И когда она вышла, то выглядела серенькой точкой ненамного темнее снега, километрах в полутора к востоку. В бинокль охотник опознал её — та самая, что явилась, как гром среди ясного неба. Только теперь до неё — ой как далеко.

    Наблюдая за ней, охотник совсем замёрз, но так ничего и не придумал, в том смысле, чтобы подобраться на выстрел. А потом лисица сама побежала к нему. Понятное дело, что не к нему лично, а в его сторону, и быстро так пошла — прямо вскачь, только часто оглядывалась на бегу. Дима и себе посмотрел в ту часть поля, куда лисица поглядывала, и там на белой равнине узрел ещё одну тёмную точку. Убедившись, что она движется, направил на неё бинокль, и точка приобрела контуры лисицы.

    Должно быть, лис,— решил Дима.— Не исключено, что Чернохвостый.

    Конечно, на таком расстоянии нельзя было определить ни масть, ни пол зверя, но всё же Дима был уверен, что там лис, — уж очень целенаправленно мчал он по полю. Охотник удерживал его в окулярах бинокля, пока не замерзли руки, потом заметил третью движущуюся точку, и опять в той же отдаленной части поля.

    Это уж точно лис,— заключил Дима и начал гадать, зачем им бежать друг за дружкой.— Возможно, спасаются от кого-то?

    И что бы вы думали? — проследив направление, откуда бежали оба зверя, — он увидел там ещё одну бегущую точку... Всё встало на свои места — это была пресловутая лисья свадьба.

    Всё, что он слышал о лисьих свадьбах, носило противоречивый характер: одни охотники уверяли, что самцы ходят скопом за самкой, и, мол, на этом основана охота на лис во время гона, когда самку отгоняют от гурта, а на её следу устраивают засаду. Другие, не менее бывалые охотники, утверждали обратное — якобы самцы ожесточенно дерутся между собой, оттесняя соперника от самки, так что ни о каком скопище самцов не могло быть и речи. Короче говоря, когда Дима своими глазами всё увидел, то не тотчас во всём разобрался. Да и, честно говоря, не разбираться ему хотелось, а Серебристую лисицу добыть. Уж очень соблазнительно выглядела она в своём шикарном зимнем манто.

    Так вот, как только он сообразил, куда бежит вся эта лисья братия во главе с Серебристой, припустил туда же, наперерез. Но не встреч зверю по голу полю, — он двинулся скрытно, под прикрытием деревьев, скользя на лыжах к оврагу наперехват. Эта лесополоса выходила своим дальним краем на гриву Большого оврага; туда же двигался и весь этот лисий кортеж.

    Добираясь в конец лесополосы, Дима совсем не видел, что творится по другую сторону насаждений, и почти достиг последних деревьев, как вдруг, откуда ни возьмись, пулей вылетел из маслинок заполошный русак* и звучно, как барабанщик, с дробным стуком по насту понесся в Большой овраг. Минутой позже он вымахнул на дальний от охотника склон, унося ноги в поле.

    Спустя минут несколько туда же, на дальнюю сторону оврага, выскочил молодой лис. Он так стремительно убегал от кого-то, оглядываясь вниз, что Дима только и успел сообразить, что стоит в десятке шагов от деревьев на чистом поле весь на виду, как свечка на голом столе поверх белой скатёрки. Раздумывать было некогда: он плюхнулся в снег, но падая, уже видел, как молодой лис взглянул в его сторону и, надо понимать, заметил.

    Упасть плашмя на снег совсем не значит перехитрить дикого зверя. Уж если он тебя заметил — так заметил, и закрывать глаза на это не будет. И молодой лис перепрыгнул выше по склону, чтобы получше разглядеть, — кто это там барахтается в снегу? А Дима, ну как назло, никак не мог освободиться от этих предательских лыж. Вроде как они задались целью насолить своему владельцу покрепче.

    Но вот, наконец, он скинул юксы с резиновыми креплениями и распластался во весь рост. Разглядеть его полностью молодой лис не мог, Дима лежал в снегу основательно, и лис начал прыжками взбираться выше по склону. Прыгнет пару раз и остановится, поглядывая на поле. Только охотник не стал дожидаться, пока его разглядят, переменил тактику, и боком, по-крабьи, начал переползать к лесополосе, улучая мгновенья, когда зверь не глядел в его сторону. Так что, когда за четвертым или пятым разом молодой лис взглянул на поле, там уже никого не было. Не считая лыж, разумеется.

    Такая перемена не обескуражила зверя, всё-таки видел он, что был на поле кто-то большой и ползающий, и очень правильно рассудил: убраться от греха подальше. И припустил, что было мочи, прочь от оврага — только позёмок закурился вослед.

    Охотник принял вертикальное положение, стряхнул с одежды налипший снег, и по высокому субою между маслинками прокрался к последнему дереву в лесополосе. А там увидел другого лиса, того последнего, который всё ещё бежал по следу поперёк поля.

    И так азартно бежал, так рьяно, уткнувшись носом в снег, и на бегу вдруг замирал, подняв голову, бросая взгляд вперед, видать, слегка передыхал бедолага и с удвоенным рвением кидался дальше со всех ног. Такой он был гонимый жаждой действия — всё бежал и бежал, но вот добрался до оврага и неожиданно сел... заскучал.    
Записан

Шаня

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 348
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94863
  • - Вас поблагодарили: 141513
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #6 : 27 Апрель 2010, 15:54:05 »


    Вот те раз,— подумал Дима,— спешил, спешил, и на тебе — расселся.

    И, между прочим, сидел довольно долго, пока охотник сообразил, что молодой лис не просто так прохлаждается, он наблюдает за кем-то в овраге. Тут до охотника дошло, что в овраге — лисицы! Там Серебристая и тот..., который первый за ней бежал. Вот только как их там увидеть?

    Всё это он думал, а сам озирался в надежде найти правильное решение. Можно было надеть лыжи и со свистом съехать по склону в овраг, стреляя на ходу, как ковбой на скаку. Но этот план Диме не понравился, был затрапезный, рассчитанный на дешевый эффект кинопроката, и он его сразу отверг, как сомнительный. Стрельнуть, конечно, можно на ходу, но в цель попасть удастся лишь в кино. Поэтому Дима крепко задумался, ожидая, что его осенит более даровито.

    И выход нашелся: взобраться на дерево, что, в общем, для охотника было не внове.

    Встав на нижние ветви, он увидел закраину дальнего берега Стугны, в то время как события разворачивались на ближнем, невидимом берегу. Но чем выше взбирался Дима по дереву, малость карабкаясь и оскальзываясь на обледенелых ветвях, тем шире открывалась под ним панорама Большого оврага. Стали видны метёлки тростниковых зарослей и ивовые кусты. И, наконец, показались они.

    Оба зверя находились вне выстрела, метрах в полтораста, но бинокль позволил узнать обоих: Серебристую и её партнёра — Чернохвостого. Два ловких и на вид влюбленных существа проявляли несвойственную своему возрасту игривость. Ведь Чернохвостый, по нашим понятиям, уже прапрадедушка. Да и Серебристая, образно говоря, не в первой молодости. Но резвились они вовсю — играли в детские догонялки и что-то похожее на чехарду, совсем как лисята в младшем возрасте. Но с какой лёгкостью они совершали прыжки, с каким изяществом проделывали каждое движение. Это был танец торжества самой ловкости, самого совершенства.

    Охотник ожидал, что первую скрипку в этой игре должна играть лисица, но звери догоняли друг друга по очереди. Впрочем, Чернохвостый бегал за лисою чаще, чем она за ним, как, пожалуй, и свойственно сильному полу. Серебристая скорее потакала веселой резвости своего ухажёра, который, ну, просто распалился игривостью. Когда лисице не хотелось убегать, она оборачивалась и, вздыбившись на двух ногах, молотила передними лапами перед собой, словно отталкивала воображаемого противника; а старый лис был тут как тут — подлетал к ней и с наскока, опрокидывал Серебристую наземь. За это она не обижалась, мгновенно подхватившись, мчалась дальше, но только для блезиру, не имея и в мыслях побег от преследователя. Через два-три прыжка лиса останавливалась и снова вставала на дыбки, и случалось так, что оба зверя, вскинувшись лапами друг на друга, как танцующая пара, в обнимку кружились на месте, соприкасаясь мордами, пока один из них не терял равновесие и валился в снег.

    Это и был знаменитый лисий танец — фокстрот, когда два зверя переступали на задних лапах, сплетясь передними, и при этом их оскаленные пасти не выражали угрозы. Напротив, они вроде как улыбались друг другу.

Откровенно говоря, не деликатно подсматривать такие интимные отношения, но охотника оправдывало то, что он наблюдал за влюбленной парочкой не один. Правда, с той самой минуты как Дима увидел в овраге лисиц, он позабыл о молодом лисе, скучающем на краю ближнего склона. Просто упустил из виду, что тот ещё здесь и что его голову не одурманил любовный флёр.

А молодой лис сидел, как зритель на спектакле, развлекаясь страстями актеров, пока не приметил, что по-соседству кто-то заворошился — что-то несуразное влезло на дерево и уселось там среди ветвей. Тут молодому стало не до любовных сцен, тут надо было уносить ноги. И, видно, он перепугался не на шутку: вскочил, ударился в бег. Плюс ко всему ещё и панику устроил — пошел галопом вдоль овражного склона, да откровенно так оборачивался, поглядывая на страшилище, оседлавшее дерево.

    Влюбленные тогда прервали танцы, спустились лапами на земную твердь и, захваченные врасплох, растерянно заоглядывались по сторонам. И можно только вообразить, какая картина предстала их взорам, когда они озадаченно уставились на охотника из глубины оврага. Неизвестно кем, но, видать, здорово неприглядным представился он лисицам среди голых ветвей и, убегая по оврагу, они поминутно оглядывались, желая знать, когда эта страхолюдина помчится вдогонку.

    Дима не двинулся с места, что, впрочем, нисколько не помогло умалить панику в рядах четвероногих. Всё же смотрелся он на дереве не многим лучше пугала огородного, хотя всем своим видом давал понять, что он тут из лучших побуждений. Что он питает расположение ко всему лисьему роду вообще и к этим лисам в частности. Будто и не замышлял против них ничего такого, что могло бы оправдать их поспешное бегство.

Отчасти это и вправду так — относительно лучших побуждений. Хотя Дима и хотел подстрелить Чернохвостого или Серебристую, но с точки зрения общественной морали это вполне заслуживало всяческое одобрение посельчан. Оно, конечно, не по нутру лисьей чете, если принять во внимание их личное мнение на этот счёт, потому-то они и помахали хвостами охотнику, уходя вдаль по заснеженному оврагу...

    Дима записал этот день — 12 февраля, и отсчитал вперед девять недель, как ему было известно из охотничьей литературы. Дело в том, что лисица щенится приблизительно через 54 дня после свадьбы, но к этому сроку ещё надо прибавить как минимум две недели — в таком возрасте лисята впервые выходят из норы. Таким образом, получалось, что после 20 апреля можно будет лицезреть потомство Чернохвостого и Серебристой.

    Тот будущий день Дима пометил — обвёл карандашом число в календаре, но сделал это из чистой пунктуальности. Он вовсе не собирался ждать два месяца. Он мог подождать от силы дня два, не больше, чтобы выйти на большую охоту — в засаду на Чернохвостого на всю зимнюю ночь....[/color]
Записан

Охотник...

  • Турист
  • Согласие +5/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 28
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 57
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #7 : 14 Июнь 2010, 18:56:47 »

Холодный белый в свете полной луны лес. Апрель. Снег и проталины, в ночи кажущиеся черными тенями, окутавшими стволы разлапистых великанов елей и сосен. Тени оттаявшей земли сливаются с темными призраками двойников деревьев, горизонтально падающих в отражении  большой снежной луны. Безмолвлен весенний лес. Но не спят старцы ели и сосны..говорят они..тихо..с  царицей ночново царства..луной..
  Сосновая лапа оживает.. превращается в птицу..большую птицу..старую птицу..которая поднимает в верх к луне свою бородатую голову и поет..поет свою древнюю исполинскую зачаровывающую своей красотой песню..поет лесу..поет луне..поет вечности..поет ночи..поет другим лапам-птицам..которые пробудившись запрокидывают свои головы к луне..
 Каждую весну сливаюсь с этим темным ночным миром.. разговариваю с духом леса.. и принимаю его дар..большую старую птицу..
 
   

[вложение удалено Администратором]
Записан

Охотник...

  • Турист
  • Согласие +5/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 28
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 57
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #8 : 14 Июнь 2010, 19:08:43 »

...

[вложение удалено Администратором]
Записан

Шаня

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 348
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94863
  • - Вас поблагодарили: 141513
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #9 : 14 Июнь 2010, 20:36:02 »

Охотник *ROSA*
спасибо за Дух места, за костер и сосновую лапу которая оживает и превращается в большую птицу...
будто там побывала и увидела это!
здорово как!

запахи аж проснулись во мне :) и еще что то. знакомое и близкое.
Записан

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #10 : 15 Июнь 2010, 21:05:04 »

Да, Охотник, знатный трофей. Мне честно говоря не приходилось на глухаря охотиться, но вижу эта охота интересная. Скажи пожайлуста, сколько же весит такая добыча? Сравнивая с размером ружья, видно что птица большая.
Записан

Охотник...

  • Турист
  • Согласие +5/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 28
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 57
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #11 : 16 Июнь 2010, 20:50:08 »

Птица до 6 килограммов веса. Самая крупная в лесу.

[вложение удалено Администратором]
Записан

Охотник...

  • Турист
  • Согласие +5/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 28
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 0
  • - Вас поблагодарили: 57
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #12 : 16 Июнь 2010, 21:03:18 »

...луна...

[вложение удалено Администратором]
Записан

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #13 : 16 Июнь 2010, 22:15:54 »

Птица до 6 килограммов веса. Самая крупная в лесу.
Прям индюк целый.
Записан

РусланАвтор темы

  • Охотник
  • *
  • Согласие +12/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 138
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 36
  • - Вас поблагодарили: 189
Re: Ни пуха, ни пера.
« Ответ #14 : 17 Июнь 2010, 22:05:09 »

Забавный и загадочный случай произошел со мной на охоте. Хотя сначала для меня было не очень весело и долго я не кому не хвалился своим "подвигом",боялся засмеют. Прошло уж много времени и Шаня просит рассказать, не могу ей отказать.
   Охотиться я начал рано, в 14 лет уже имел свое ружьишко, правда сначала ходил с отцом для подстраховки, потом начал самостоятельно похаживать.
  Поднатаскавшись маленько, стал подумывать о ночной охоте на лис,это было для меня что-то новое и таинственное. Сначала родители не отпускали, мол рановато еще самому ночью, тем не менее уговорил и начал собираться, получив несколько полезных советов от отца.
  Одел валенки, ватники, тулупчик, короче утеплился конкретно, ведь сидеть зимней ночью свежо. Вечером выдвинулся. Шел медленно, что бы не вспотеть,следуя совету отца, внутри распирало от радости и гордости за себя. Пришел к скирде соломы,( примерно 6 километров от села) залез на самый самый верх, выкопал в соломе яму себе по грудь, залез в нее засыпал все пустоты и затаился. Зимняя ночь выдалась морозной,но в соломе было тепло, как только затаился сразу мои валенки принялись грызть мыши, их там тьма-тьмущая, соответственно и сов вокруг скирды летает немало, ну и лис мыши привлекают, то что нужно. Через некоторое время недалеко раздалось тявканье лисицы, думаю началось. Сделав несколько пробных вскидок ружья, стал ждать. Вдруг на ночном небе появилась крупная звезда, подумал,что спутник стал наблдюдать за ней, но она внезапно потухла и появилась в противоположном краю неба и так несколько раз. Какое то волнение охватило меня, нифига себе скорость перемещения. Уже не до охоты и не до лис все внимание на звезду, и вдруг эта звезда начала увеличиваться в размерах, при это меняя цвет, то фиолетовый, то оранжевый. На верное НЛО летит ко мне, стукнуло в голову, пора валить домой. Сиганул с 4-ех метровой высоты скирды(благо снега было много) и полетел на всех парах домой, поднимая за собой снежную морозную пыль. Уже не думал вспотею или нет, приближался к сосновому лесу и вдруг из просеки на меня свет, все подумал,догнали, ноги стали ватными, присел на снег. Оказалось это молоковоз выехал, у меня открылось второе дыхание и помчал дальше.
   Явившись домой, родители спрашивают, чо так быстро вернулся, не уж воротник добыл? Да не говорю, замерз просто очень, а самого хоть выжимай. :D :D :D
  Долго не признавался, стыдно было, а теперь интесно самому что это было? :[ :[ :[
Записан
 

Страница сгенерирована за 1.059 секунд. Запросов: 58.