Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Если никогда не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случится, и твоя жизнь так и не начнется.

Автор Тема: Предания, сказки, мифы, легенды и...  (Прочитано 7852 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #15 : 09 Декабрь 2008, 12:51:27 »

 сказка про мышонка (моя)
Мышонок каждую ночь выходил на крышу и смотрел на Луну. он смотрел и улыбался. забывая все на свете и то что голодный. и то что боится всех. и то что холодно. маленький мышонок выходил на крышу и любовался Луной. он здоровался с ней. и представлял как однажды полетит.
Тысячи ступенек преодолевал он на своем пути, сотни площадок, и множество переходов, прежде чем подняться на крышу.
он очень спешил.он боялся неуспеть, и потому забывал про усталость и страх, который был ему присущ с самого рождения.
по отвесной стене сквозь вентилляционный люк он взбирался на крышу и падал в изнеможении, не в силах пошевелить онемевшими лапками.

синие сумерки , бледние тени которые рождались от облаков, звезды сверкали и вскипали на небосводе,  и Мышоног на мгновение забывал где он и кто он и зачем.
но потом появлялась Луна. она плыла в Ночи, как форель в водоеме. она плыла и была прекрасна . Мышоног вздрагивал при виде ее. поднимался с бетонной крыши и говорил.
- лишьбы она не проплыла мимо, лишьбы не передамала.
он обратил внимание что каждую ночь Луна понемного приближается к крыше на которой он ее встречал. и его беспокоила мысль, а вдруг она передумает, повернется и уйдет?
Мышонгу надоел его грязный и холодный подвал.он хотел переселиться на Луну, и плыть с ней по этому необыновенному небу, от звезды к звезде.. Для этого нужно было совсем немног - прыгнуть как можно выше и дотянуться до луны. и он прыгал. Прыгал и почти касался ее.
 Звезды свидетели, он почти касался Луны.
мышоног не отчаивался.
он верил!
осталось совесем немного!
в другой раз допрыгну! точно! и тогда я уже не вернусь в этот грязный и холодный подвал
и однажды...
он невернулся...
больше никто и никогда не видел маленького мышонка. прошло время и многие даже стали сомневацо а был ли маленький мышонок вообще. который бредил глупостями про Луну.
 *THUMBSUP*
« Последнее редактирование: 22 Март 2013, 11:33:35 от Шаня »
Записан

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10224/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 26 217
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 44908
  • - Вас поблагодарили: 108424
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #16 : 10 Декабрь 2008, 20:33:17 »

    ПРИТЧА ПРО КУСТЕГ (Или ЧТО ТАКОЕ "ОСОЗНАНОСТЬ")

    Идет война. Боевые действия. Солдат Шанько сидит за кустегом и наблюдает за полем битвы.  Она  стратег. И должна принимать решения.  Всё што перед ней - она видит.  И делает свои выводы.
    Над полем  боя пролетает Самолетег.  Ему видно горааааздо больше!  И  пелот, видя больше  - делает свои выводы.
    Спутнег - шпиён видит ващще всю картинку.  И ему еще проще делать выводы...

     А на небе сидит бох и курит.  Он всю эту бодягу затеял, запустил и КОНТРОЛИТ.  Он в курсе что было, что будет, и чем сердце успокоиццо...  А выводы Шаньки, пелота, космонавта - шпиёна,  он рассказывает своим дружбанам и они  угарают от смеха.
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #17 : 11 Декабрь 2008, 15:49:16 »

Глупый волк


Дело было под вечер. Шёл как-то лесом голодный волк, и повстречался ему осёл.

– Осёл, – говорит волк, – я тебя съем!

– Да ты, братец, глуп, должно быть! – удивился осёл. – Мясо осла можно есть только натощак. Съеденное вечером, оно смертельный яд! Если не хочешь умереть, отведав моего мяса, подожди здесь немножко. Я принесу тебе постель, ты поспишь до утра, а рано утром – да буду я для тебя лекарством! – ты меня съешь.

– Молодец! – воскликнул волк. – Ты рассуждаешь разумно. Ступай же, тащи постель... да поскорее. Я подожду.

Побежал осёл вприпрыжку к своему дому и, конечно, не вернулся. А волк ждал его до тёмной ночи, пока наконец не понял, что его обманули.

С великой злобою в сердце, голодный-преголодный, поплёлся он дальше.

– Клянусь, – рычал волк, – кто бы не встретился мне на пути – я проглочу его живьём!

На рассвете повстречался ему козлёнок.

– Эге-ге, козлёнок! – крикнул волк. – Сейчас я тебя съем!

– Я в твоей власти, – покорно ответил козлёнок. – Но что за вкус в моём мясе, когда оно без чеснока, без кислой приправы?.. Одна преснота! Позволь, я сбегаю домой и принесу чеснока и кислой подливки!

– И то правда! – согласился волк. – Я и сам слышал, что козлятину едят с кислой подливкой и чесноком... Ты хорошо сделал, что напомнил мне об этом! Ступай и возвращайся поскорее!

Поджидал волк козлёнка, поджидал – и всё напрасно! Уж и скрежетал он зубами! Уж и бранился!.. И не так голод его мучил, как обида, что обманули его. И кто! Козлёнок.

"Осёл, конечно, тоже меня обманул, – размышлял волк. – Что было, то было! Но осёл – это всё-таки осёл! Животное серьёзное... А тут какой-то козлёнок! В следующий раз надо быть умнее!"Так, разговаривая сам с собой, брёл волк по лесу, пока не вышел на берег моря.

Здесь увидел он буйвола, который нежился в большой грязной луже.

– Буйвол, буйвол! Прощайся с жизнью! Я тебя съем! – прорычал волк, оскалил зубы и приготовился к прыжку.

– М-м-м, я-то думал, ты умный! – лениво промычал буйвол. – А глупей тебя, оказывается, зверя нет. Ну что ты кричишь и прыгаешь? От твоих зубов мне всё равно не уйти! Сказал бы лучше: «Поди, буйвол, в море, искупайся. Мне противно есть тебя грязного». Вот это была бы мудрая речь.

– Верно! – воскликнул волк. – Иди купайся! Только не сиди долго в воде: я голодный...

– Не беспокойся! – сказал буйвол и пошёл к морю. Долго сидел волк на берегу. А буйвол уплывал всё дальше и дальше.

– Эй, буйвол! – рассердился наконец волк. – Хватит полоскаться. Забыл, что я дожидаюсь тебя?

– Жди, милый, до конца своих дней! – откликнулся буйвол. – Где тебе, такому дураку, меня съесть.

Волк совсем обезумел от ярости: он увидел, что и на этот раз ушла от него добыча.

– Вернись! – метался он по берегу и подпрыгивал, когда набегала волна. – Ты что, и вправду решил не выходить?

– Нет, я шучу! – насмехался буйвол. – Я просто играю с тобой.

Надоело волку уговаривать буйвола, и пошёл он прочь. А сам уже еле ноги волочит... Добрался до родного леса и лёг на травку. Вдруг видит, пасётся на поляне лошадь.

– Ну, любезная, уж ты-то от меня не уйдёшь! – собрал последние силы и бросился к ней.

– Волк! – взмолилась лошадь. – Ты знаешь: я перед тобой ничто! Съешь меня, так и быть. Но есть у меня к тебе одна просьба. Не будь безжалостным, исполни завещание моего покойного отца.

– Какое ещё завещание! – взвыл волк. – Я голодный, не надоедай мне своей болтовнёй!

– Отец мой завещал, – сказала лошадь, – чтоб я не смела умирать, не узнав, сколько мне лет. На подковах моих задних ног выбиты день и год моего рождения. Прочти и делай со мной, что тебе будет угодно!

– Ладно! – согласился волк. – Показывай подковы! Лошадь вскинула задние ноги и ударила волка по глупойголове. И пришёл тут волку конец.

 :D
Записан

Siringa

  • Костровой
  • *****
  • Согласие +2006/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 114
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 47703
  • - Вас поблагодарили: 33797
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #18 : 14 Декабрь 2008, 13:00:24 »

   Песенка скоморохов

Я вставал поутру-ввечеру.
На босу ногу топор надевал.
Топорищем подпоясывался.
Не путем, не дорогой шел.
Возле лыка гору драл.
Увидал на утке озеро.
Топором в нее шиб-недошиб.
Другой раз шиб-перешиб.
В третий раз попал, да мимо!
Утка всколыбалась, озеро улетело.
Я пошел на поскотину.
Там корова хозяйку пасет.
Я говорю: "Тета, дай мне полтора молока парного стакана".
Она меня послала к сватье.
Живет сватья против неба на земле в непокрытой улице.
Я пришел. Сватью печка топит.
Я говорю: "Тета, пусти обогреться".
Она выхватила из полена печку да за мной.
Я на улицу, а там собаки.
Я выхватил из оглобель сани, тем и оборонился.
Сам с горя спать повалился!

Записал Борис Шергин.
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #19 : 25 Декабрь 2008, 16:37:04 »

Интересным элементом народного фольклора, сохранившимся и в наши дни, являются рассказы о так называемых блудных местах - лесных участках, где человек внезапно теряет пространственную ориентацию.

Местные жители хорошо знали родные места, чувствовали себя их хозяевами, но встречаются и такие лесные уголки, хозяевами которых был не человек, а леший и другая нечистая сила. Про такие местечки принято говорить, что там можно и "в трех соснах заблудиться".

Издавна люди побаивались туда наведываться, а тем более селиться вблизи них.

Подобным местом считается и участок леса вблизи деревень Слотино и Путятино.

Странным именем называют его местные жители - "Шутовы порты". Шутом на Руси прозывали... Да-да, именно черта. Произносить слово "черт" наши предки побаивались, глядишь, и впрямь беду накличешь, явится нечистый. Поэтому и старались, говоря о нечисти, называть ее всякими кличками: анчутка, колченогий, рогатый, куцик, окаяшка. Есть в этом списке и прозвание - "Шут". Подтверждение этому мы найдем в нашем лексиконе (часто откровенное проклятие "черт с ним" заменяют более мягкой формой "шут с ним"). Но вернемся к лесу. Блудят в нем люди. Теряют пространственную ориентацию. Видимо, сам леший водит странника по лесу, забавляется.

Старались местные жители обходить обитель хозяина леса стороной, а уж попав в лес да начав плутать, снимали с себя всю одежду, выворачивали на изнанку да снова надевали ее на себя, но уже задом наперед, пытаясь ввести лешего в заблуждение и отвести морок. Ну а как нормальный крестьянин мог назвать такое необычное одеяние, столь напоминающее одежду ряженого (при праздновании Коляды одеяние ряженых так же выворачивалось на изнанку)? Ну конечно - колдовским (чертовым) или... "шутовским" (шутовым).

Но в ближайших окрестностях подобной славой пользуются не только "Шутовы порты". Есть и другие лесные участки, в которых встречаются подобные явления.

Вот что рассказывает об этом одна из жительниц деревни Истомино.

- Много здесь всего. В лесу есть блудные места. Вот у нас здесь, если по Троицкой дороге идти, дойдешь до болота. Там все время плутают. То вдруг слышишь, петухи в лесу поют, а деревень рядом нет. В прошлом году с мужем ходили за грибами. Лес со стороны Слободки обходили. Возвращались уже домой. Идем, вроде по этим местам шли в ту сторону, а точно то место, где грибы собирали, никак не найдем. Все обошли. Слышим, петухи поют. Я говорю: "Деревня что ли рядом?"

Бабушка наша рассказывала, что это как проклятое место, что ли. Ходишь, ходишь по нему, никак дорогу домой не найдешь.

Потом, на Журавлином болоте, тоже блудные места. Бывает, ходишь там по одному месту, а выйти не можешь.

Много подобных "вотчин лешего" можно насчитать в нашем районе...

Такие места известны под Новым Сельцом, в районе Дьяковой горы, расположенной под Бужаниновым, окрестностях деревни Титовское, рядом с Мухановым, между Ясниковым и Александровкой, между Митиным и Леоновым (Петрунин враг), у деревни Слободка.

Наука пока однозначно объяснить причину подобных явлений не может.

Были попытки списать это на физиологические особенности человека. Дескать, левая нога у нас немного короче правой, и поэтому при ходьбе мы понемножку забираем влево...

Старались объяснить блуждания особенностями ландшафта... Похожи, мол, в лесу некоторые участки, вот человеку и кажется, что он уже в каком-то месте был, начинает он метаться из стороны в сторону и запутывается еще больше.

Но выглядят подобные объяснения как-то надуманно, недостоверно... Почему тогда в других местах человек хорошо ориентируется, не ходит по кругу, не начинает паниковать? Видно, не все пока загадки природы и человека мы еще поняли, изучили.

Так что, дорогие сергиевопосадцы, собираясь в лес по грибы или малину, не надейтесь на свое знание местности и уверенности, в способностях ориентирования , а лучше захватите с собой небольшую карту и верный антиблуждательный прибор - компас.

Алексей ЛИПКИН

 :)

Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #20 : 27 Декабрь 2008, 19:49:46 »

     Александр Николаевич Островский


                             СНЕГУРОЧКА
           И ты здоров ли, Дед-Мороз?


                           М о р о з

                                        Спасибо,
                   Живется мне не худо. Берендеи
                   О нынешней зиме не позабудут,
                   Веселая была; плясало солнце
                   От холоду на утренней заре,
                   А к вечеру вставал с ушами месяц.
                   Задумаю гулять, возьму дубинку,
                   Повыясню, повысеребрю ночку,
                   Уж то-то мне раздолье и простор.
                         По богатым посадским домам
                         Колотить по углам,
                         У ворот вереями скрипеть,
                         Под полозьями петь
                         Любо мне,
                         Любо, любо, любо.
                   Из леску по дорожке за возом воз,
                   На ночлег поспешает скрипучий обоз.
                         Я обоз стерегу,
                         Я вперед забегу,
                         По край-поля, вдали,
                         На морозной пыли
                         Лягу маревом,
                   Средь полночных небес встану заревом.
                         Разольюсь я, Мороз,
                         В девяносто полос,
                   Разбегуся столбами, лучами несметными,
                         Разноцветными.
                   И толкутся столбы и спираются,
                   А под ними снега загораются,
                   Море свету-огня, яркого,
                         Жаркого,
                         Пышного;
                   Там сине, там красно, а там вишнево.
                         Любо мне,
                         Любо, любо, любо.
                   Еще злей я о ранней поре,
                   На румяной заре.
                   Потянулся к жильям из оврагов полянами,
                   Подкрадусь, подползу я туманами.
                   Над деревней дымок завивается,
                   В одну сторону погибается;
                         Я туманом седым
                         Заморожу дым.
                         Как он тянется,
                         Так останется,
                   По-над полем, по-над лесом,
                         Перевесом,
                         Любо мне,
                         Любо, любо, любо.

 *ROSA*
Записан

Siringa

  • Костровой
  • *****
  • Согласие +2006/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 114
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 47703
  • - Вас поблагодарили: 33797
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #21 : 27 Декабрь 2008, 20:42:20 »

Спасибо, Шаня! :)
Только сегодня вспоминала фильм-сказку Роу "Снегурочка".
Самая волшебная сказка моего детства...
Ты, наверное, подслушала меня. :P
Сказка про дружбу берендеев с силами живой природы.
Вообще, заметила, что ВСЕ праздники, в том числе Новый Год сильны и привлекательны только сохранившимися языческими составляющими.
В празднование Нового Года есть крупицы, ядрышки древних Святок.
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #22 : 27 Декабрь 2008, 21:03:36 »

Сиринга ага подслушала  :P
 

какое удивительное строчко

 ...А к вечеру вставал с ушами месяц....

 а еще люблю Гоголя, "Вечера на хуторе близ Деканки", удивительное сказко и чудо.

.. Вообще, заметила, что ВСЕ праздники, в том числе Новый Год сильны и привлекательны только сохранившимися языческими составляющими.
ага, а еще, что все праздники оживают только от того, что в них есть живое, Природное, таинственное и необъяснимое :)



Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #23 : 08 Январь 2009, 12:51:19 »

Солнышко для Совенка

Жил-был Совенок, который любил солнечный свет. Вы наверняка слышали, что совы днем спят, а ночью отправляются по своим совиным делам. Наш Совенок был не такой. Когда наступало утро и родители Совенка засыпали, он уснуть не мог… Совенок наблюдал, как теплые золотистые лучи просачиваются в щелки и дырочки и освещают комнату волшебным светом. Затем тихо-тихо, стараясь не разбудить родителей, он вставал с постели и шептал старой деревянной двери: «Дверца-дверца, не скрипи!» Осторожно открывал ее и выходил в лес.
Как было хорошо в ароматном еловом лесу! Совенок тянул неокрепшие серые крылышки к солнцу и смеялся от счастья. Вокруг него собирались звери и птицы, встревоженные и удивленные – ведь за всю историю Леса ни одна сова не покидала днем свое жилище!
«Как-же-так?
Как-же-так?» – стучал дятел.
А Совенок не понимал, почему мама и папа не выходят посмотреть на чудесные солнечные лучи, взглянуть на колокольчики и ромашки, распускающие утром разноцветные бутончики?
Мама Совенка вскоре узнала, что ее сын выходит днем из дома и сказала: «Совам не принято гулять днем. Совы – они на то и совы, чтобы летать по ночам!»
Совенок знал, что мама мудра, и решил больше не вылетать из дома. Все-таки ему хотелось вырасти настоящей совой!
В последний раз Совенок ушел из дома при свете солнца и звонко-звонко крикнул в небеса:
– Прощай, Солнышко! Я буду скучать по тебе!
– Подожди, Совенок, – ответило Солнышко, – У меня есть дочка, и я хочу, чтобы она стала твоей подружкой!
Совенок увидел, как по еловым ветвям к нему прыгает маленькое золотое солнышко, очень красивое, лучистое… Он чуть не завизжал от восторга, когда Маленькое Солнышко прыгнуло к нему на крылья. Оно оказалось теплым и мягким, и Совенок принес его домой и спрятал под кроватью…

…И вот однажды, поздним звездным вечером в Лесу заблудился ребенок. Прелестный голубоглазый ребенок, дитя самого главного зверя, которого звали Человек. Животные и птицы уважали Человека и старались помочь ребенку, как могли. Соловьи пели, цикады стрекотали, пытаясь подбодрить его, но ребенок плакал громче и громче… Самая Мудрая сова меж тем разузнала, что мама ребенка, красивая длинноволосая женщина, ищет его совсем недалеко… Но как показать человеческому детенышу дорогу, не зная его языка?
Тогда прилетел Совенок. Он нес в клюве Маленькое Солнышко, лучами мгновенно растопившее ночную тьму… И – о чудо! – ребенок засмеялся и побежал вслед за Совенком, протягивая маленькие ручки к сияющим лучам…
Так Совенок и привел ребенка туда, где его искала мама. И она озиралась, не понимая, откуда поздним вечером исходит золотистый солнечный свет… А увидев сына забыла обо всем и кинулась к нему навстречу!
С тех пор все в Лесу полюбили Совенка. «Он спас Человека, виват ему!» – пели звонкие птицы. Долго, долго не смолкали их голоса, эхом повторяясь среди душистых еловых крон…
А мама-сова разрешила Совенку вылетать из дома и днем и ночью – когда он захочет.
:)

[вложение удалено Администратором]
« Последнее редактирование: 11 Февраль 2009, 17:03:29 от Шаня »
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #24 : 05 Февраль 2009, 16:55:14 »

Шаманская сказка:)


Понурым возвращался охотник Тынэн в свою ярангу. Слишком долго всемогущий Тенантумгин не посылал на острие его копья даже худую мышь. Тынэн гнал от себя мысли о еде, проговаривая про себя скороговоркой имена героических предков и родовых духов, но боль в желудке, казалось, становилась с каждым шагом все сильнее, а шум в голове можно было сравнить разве что с грохотом бубна, когда на него опускается костяная колотушка.
Охотник остановился, тяжело опираясь на древко копья, и опустился на корточки. Перед глазами заплясали какие-то яркие точки, как искры из потревоженной головни, преобразившиеся через минуту в кроваво-красную маску. Тынэн сгреб в ладонь снег и растер его по лицу. Видение исчезло. Он посмотрел по сторонам, дабы удостовериться, что никто не видел его слабость, и заметил слева от себя черное пятно, по размерам которого можно было сделать предположение о находящемся поблизости крупном животном. Стараясь двигаться как можно осторожнее, он лег на живот и пополз вперед. Сердце так и запрыгало от радости и волнения, когда глазам прдестал великолепный, огромный, как гора, олень. Тынэн не стал утруждать себя мыслями о том, откуда мог взяться этот олень, да и какое ему до этого было дело. Рассчитав расстояние, охотник отстегнул аркан и только хотел метнуть его на ветвистые оленьи рога, как животное повернуло голову в его сторону, потянуло воздух влажным носом и поднялось на задних ногах, вытанцовывая неслышимый уху ритм. Тынэн вжался в сугроб, а олень, стукнув в очередной раз копытами, провалился под землю, оставив после себя лишь легкую дымку, да душераздирающий вой, волнами прокатившийся по тундре, наверное до самого Омолона, и заставивший детей и женщин поежиться в своих пологах. Старики говорили, что так кричит шаман Катгыргын, когда созывает девять духов-помощников в девяти обликах: полярного волка, рогатого оленя, белой лисицы, быстрого зайца, черной кайры, юркой сайки, невидимой медузы, северной березы и подснежного мха-ягеля.

Все близлежащие народы, будь то коряки, юкагиры или даже отчаянные мореплаватели эскимосы, знали о Катгыргыне и боялись его неземной силы, которую когда-то давным-давно он получил, отказавшись по воле духов от своего мужского естества и став ирка-ляулем – шаманом-женщиной. Мало кому удавалось увидеть Катгыргына в человеческом обличии, будь то мужском или женском, а откуда он появился на чукотской земле, не ведал никто. Жил Катгыргын не в яранге, а в горном ущелье, к котрому могла привести любая дорога, но каждый раз разная. Дурная молва ходила о перевоплощенном шамане. То он уведет лучших оленей для своего несметного стада, то перепутает все дороги, то угонит льдину с рыбаками в открытое море. Бывало и такое: свалит охотник с нарты только что добытого моржа, станет его разделывать, потом смотрит, под ножом у него не морж, а родная жена.

Тынэн много раз слышал подобные истории и безоговорочно в них верил. Да и глупо было бы не верить в могущество шамана и подчиняющихся ему духов. С ирка-ляулями, перевоплощенными шаманами, Тынэн неоднократно встречался на торгах, проводимых на Священной Чангарской Земле, и собственными глазами видел, как они поднимают на ноги мертвых, разгоняют тучи и глотают острые обсидановые ножию В том же, что у ирка-ляулей обычно были мужья и они могли рожать детей, Тынэн не видел вообще ничего сверхъестественного. Когда-то даже он сам хотел стать шаманом, но его род не смог внести неоходимую плату, которую потребовал старый шаман за его ученичество. Сейчас, уткнувшись головой в снег, Тынэн молил Тенантумгина, чтобы он защитил его от Катгыргына и от всех кэле, всегда находящихся где-то поблизости. Когда рев замер вдали, охотник поднял голову и через минуту уже мчался к своей яранге, потеряв по дороге свой аркан и копье. Даже не стряхнув с обуви снег, он ввалился в ветхий, прожженый во многих местах шатер, служивший Тынэну и его жене Тыгрэне – убежищем, и рухнул на разостланные моржовые шкуры.

– Пришел?! – Тыгрэна смерила мужа взглядом и безучастно стала теребить бахрому на своем подоле.

– Ты не хочешь спросить меня, что случилось? – переведя дыхание, осведомился Тынэн.

– Нет, – не отрываясь от своего занятия отрезала Тыгрэна.

– На меня напал Катгыргын, – все еще надеясь на участие, выдавил из себя Тынэн и придвинулся ближе к огню, растопыривая окоченевшие пальцы.

– Катгыргын? – с усмешкой переспросила жена, поднимая на охотника большие глаза, что были чернее самой ночи. – А я думала, что это заяц отобрал у тебя копье и гонялся с ним за тобой по всей тундре.
Тынэн сжал кулаки, но сдержался. Тыгрэна была красивой девушкой, как сама Эндиу. Когда по стойбищам бушевали духи заразы, унося сотни жизней за один раз, Тынэн нашел ее умирающей в одной из нечистых яранг, в которую заглянул, услышав жалобные стоны. Сама девушка не помнила своего рода и племени, и охотник назвал ее Тыгрэной в честь своей матери, отправившейся в иной мир много лет назад. Старики сначала хотели убить Тыгэну, полагая ее носителем неизлечимой болезни, а местный шаман даже настаивал на жертвоприношении, но Тынэн откупил девушку, заколов во имя пожирателя людей Рэкке самых лучших беговых оленей.
Но люди так и не полюбили Тыгрэну, как любил ее Тынэн, и всячески старались обходиь их ярангу стороной. Охотник и сам замечал за своей женой некоторые странности, но старался не видеть в них ничего плохого, списывая все на счет неокрепшего после длительной болезни организма.

– Тыгрэна, – обратился он, желая перевести тему, к скучающей подле огня жене. – Хоть бы ты занялась чем-нибудь... Вон кухлянка который день лежит порвана.
Девушка погладила рукой свои косы и, как бы между прочим, заметила:

– У других в пологах уже медвежьи шкуры давно лежат, а у нас все моржовые...
Не нейдя нужных слов для ответа, Тынэн пододвинул к себе деревянную чашку, на дне которой зеленела вчерашняя каша-моняла из плохо переваренного мха, изъятого из оленьей утробы и приправленного кровью, и попытался поесть. Стихшая было боль с новой силой взорвалась в животе, не принимая больше подобной пищи. Но кроме монялы ничего больше не было, и Тынэн заставил себя есть, невзирая на солоновато-кислый вкус, вызывающий приступы тошноты. Все это время Тыгрэна молча наблюдала за мужем. Заметив её задумчивый взгляд, под которым улавливался скрытый упрек, Тынэн с силой стукнул чашкой о пол так, что она разломилась пополам. А остатки пищи забрызгали и без того грязные шкуры. Движимый моментом охотник резко поднялся на ноги, чуть не стукнувшись головой о столбы переплета, сорвал завес, заменяющий дверь и вышел из яранги.

Тынэн не знал куда он идет. Просто он шел вперед, прокручивая в голове последний разговор с женой, и все больше и больше убеждаясь, что так жить дальше нельзя. Правы были люди. Прав был шаман. Плохая жена Тыгрэна. солнце снаружи, холод внутри. Даже духи заразы не приняли ее черную душу.
Что-то торчащее из-под снега неожиданно прервало поток мрачных мыслей. Тынэн споткнулся и уже падая, подумал, что вероятно, неловко наступил на потерянное копье. От удара головой о древко – это действительно было копье – и общей слабость сознание помутилось, уступая место фантастическим образам, которые буквально взяли Тынэна «в оборот». Духи Нижнего Мира окружили его со всех сторон. Их было много: и дух помрачения рассудка Ивметун, и Кочатку с панцирным туловищем, и пожиратель Рекке с огромной огненной пастью. Но в то же время это был один дух – Кэле с несколькими обличиями. Как только Тынэн соединил всевозможные лики в единое целое, он увидел возвышающегося над ним Катгыргына в облики недавно встреченного им по дороге домой оленя. Олень подбросил его вверх своими рогами так, что Тынэн оказался на нем верхом. Холодный ветер врезался в лицо охотнику, как тысяча игл, и было непонятно, то ли олень летит над землей, то ли земля проносится мимо Тынэна. Внезапно все изменилось, как будто небесный рыбак бросил вниз свой сверкающий невод, в котором запутался олень, и сам Тынэн, и даже земля. Вокруг были только уходящие в бесконечность, светящиеся разными цветами тонкие нити. Тынэн вдруг почувствовал, что когда-то уже видел эти нити, причем озарение пришло не как обыкновенная мысль. А именно как непонятное ощущение во всем теле. Но когда это было? Быть может еще до появления на свет? Но тогда значение видения сводилось к одному – он умер и путешествует сейчас в мире теней.
Сияние прекратилось так же неожиданно, как и началось. Тынэн осознал, что лежит в снегу и открыл глаза. На голове было огромная шишка, щеки – поцарапаны. Рядом валялось его копье, которое он умудрился сломать при падении, а справа и слева стояли неприветливые скалы ущелья. Яркие звезды, то и дело вспыхивающие между двигающихся туч, красноречиво говорили о том, что прошло уже много времени. Тынэн попробовал сориентироваться, но у него ничего не получилось. Приглядевшись, он увидел стоящую у каменного валена ездовую нарту с упряжкой и отправился на поиски хозяина, не переставая удивляться своему необычному приключению и все еще не веря благополучному возвращению из обители предков. Сделав с десяток шагов, Тынэн набрел на черный провал пещеры, вокруг которой в беспорядке валялись всевозможные предметы обихода, кости и оленьи черепа вместе с рогами. Из глубины пробивался слабый свет.

– Я, Тынэн, сын беломорской жены, – назвался охотник, но не получил никакого ответа.
Немного помявшись он сбил с одежды снег обломком копылья и вошел в пещеру. То, что предстало его глазам, испугало не меньше, чем видение духов Нижнего Мира. На огромном помосте, сделанным из человеческих ребер в виде гнезда, скрестив ноги сидел шаман. Голову его украшал шлем с оленьими рогами и густой кожаной бахромой, закрывавшей практически все лицо. Абсолютно черные, без единой седины, волосы спутанными прядями лежали на плечах. Символы, богато вышитые на одежде, свидетельствовали о высшей магической власти.

– Я знал, что мы снова встретимся с тобой, Тынэн, – неопределенным, толи мужским, то ли женским голосом сказал шаман, прежде чем охотник успел опомниться. – Но ты голоден. Прежде чем принимать решения, необходимо поесть.
Не слезая с гнезда, он наколол на рогатину увесистый кусок холодного, поджаренного на углях мяса и протянул его госты. Живот Тынэна ответил на это громким урчанием и сильными режущими болями. Охотник, плохо скрывая дрожь в руках, снял мясо с наконечника и набросился на него с жадностью и остервенением волка, когда тот находит отбившегося от стада олененка. За мясом последовал горячий тундровый чай из молодых побегов шиповника и трубка крепчайшего табака.
Как и предсказывал шаман, первоначальный страх несколько утих, сменившись опасением и интересом.

– Теперь ты способен думать не только о еде и ужасе, – удовлетворенно сказал хозяин пещеры. – Итак, ты пришел. Спрашивай о чем хочешь.

– Кто ты? – борясь с внутренними противоречиями, выдавил из Тынен.

– Я – человек и не человек. Я – зверь, я – птица, я – рыба, я – трава. Я – мужчина и женщина. Я – Катгыргын – шаман ирка-ляуль, – с расстановкой выговорил хозяин и посмотрел на Тынэна сквозь бахрому.
От этих слов охотника бросило в жар.

– Коккой… – только и смог выдохнуть он.

– У меня есть кровный брат – Умка-медведь, – невозмутимо продолжал Катгыргын, загибая на удивление изящные пальцы. – Он – великий шаман своего народа. У меня есть девять духов помощников. У меня нет человека, – шаман развел руками. – Я слежу за тобой вот уже три года. Я был на нечистом стойбище тогда. Я смотрел на тебя... Ты будешь моим человеком. Я буду тебя учить.

– А если я откажусь?

– Тогда ты замерзнешь в пургу. – Катгыргын качнул головой в сторону входа в пещеру, и Тынэн, словно очнувшись от какого-то сна услышал, услышал завывания ветра, который, казалось, хотел в своем неистовстве сокрушить камни ущелья.

– Значит у меня нет выбора? – сокрушенно сказал охотник, обращаясь к самому себе.

– Почему? – на лице Катгыргына заиграла улыбка. – К примеру можно попытаться убить меня... Только будь осторожен, чтобы стрела, которую ты выпустишь не угодила в тебя самого. Поэтому я и предлагаю тебе учиться. Ведь ты узнаешь мою силу, сможешь противостоять мне. Иначе ничего не получится.

– Ты хочешь научить меня колдовству, чтобы я смог убить тебя? – удивленно спросил Тынэн.

– Понимай как знаешь – шаман явно стал терять интерес к разговору. – Подлей жира в лампаду, чтобы тебе не было страшно, если придут мои помощники и ложись спать. Меня не буди, что бы не случилось, до тех пор, пока я сам не проснусь.
Катгыргын по-птичьи втянул голову в плечи по самый рогатый шлем и больше не произносил не звука. Охотник сделал все так, как велел шаман, затем выгреб из трубки остатки табака, смешал из с опилками и закурил. Смотря на тусклый огонь лейки и то и дело раскуривая гаснущую от сырой древесины трубку, Тынэн переберал в памяти события последнего дня. Он решил не спать, но усталость брала свое. Глаза закрывались сами собой, а мысленные образы выходили из под контроля, кружась в безумном хороводе. Вскоре Тынэн привалился к холодным камням пещеры и вошел в страну духов сновидений. Ему снился огромный олень, державший рогами солнце. Он прыгал по облакам, поднимаясь все выше и выше. Тынэн, раскинув руки , как крылья летел за ним. Достигнув небес, они ступили на твердь и подошли к сверкающему радугой шатру Владычицы Верхнего мира. Войдя, Тынэн увидел на левой стороне яранги двух обнаженных беременных женщин, покрытых шерстью и с рогами на головах. Они пристально смотрели в большой котел, из которого выплескивалась вода и текла куда-то вниз. Приблизившись, Тынэн понял, что вода – это две реки окаймляющие все миры, а огонь – это само Солнце, принесенное оленем на своих рогах. Неожиданно, обе Владычицы родили двух оленят, которые тут же прыгнули в потоки воды и скрылись из виду. Тынэн спросил владычицу о том, куда делся олень, с которым он пришел сюда, но услышал в ответ лишь непонятно откуда взявшийся грохот. Через мгновение яранга Владычиц Верхнего Мира начала таять, и Тынэн открыл глаза.
Свод пещеры гулко повторял звуки, доносившиеся снаружи. Охотник взглянул на мирно спящего Катгыргына и вынув из ножен на поясе нож, отправился к выходу. Отдернув шкуру, он увидел стоящего на задних лапах медведя. В передних лапах медведь держал бубен-ярар и колотушку.

– Я кровный брат Каргыргына, – прохрипел он чеканя слова и сопровождая их ударами в бубен. – Убирайся с моей дороги, человек!

– Ты великий шаман, Умка-медведь, – набравшись смелости, ответил Тынэн, – но Каргыргын спит и велел мне никого не впускать в пещеру.
Умка-медведь с яростью замахал на охотника колотушкой из китового уса. Тынэн отступил на шаг и с силой, так что побелели костяшки пальцев, сжал нож.

– Я – Умка-медведь, великий шаман. Ты – человек, – заклинательным голосом выговорил выговорил пришелец, опустив колотушку и глядя Тынэну прямо в глаза. – Я – медведь. Ты – заяц.
В глазах у Тынэна потемнело, кости и мышцы пришли в движение, изменяя строение тела. Тынэну казалось, что он чудесным образом уменьшается в размерах.
Что-то тяжелое накрыло его сверху, придавив к земле уши. Высунув голову, он с ужасом осознал, что мир вокруг него сильно изменился. Валяющийся рядом нож был размером с него самого, а то, что упало сверху, оказалось его собственной кухлянкой. Медведь, как огромная белая гора спутавшейся шерсти, угрожающе возвышался над ним, готовясь ударить концом колотушки.
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #25 : 05 Февраль 2009, 16:55:58 »

Тынэн мгновенно оценил всю опасность положения и рванулся вперед. Колотушка с грохотом опустилась где-то позади. Лавируя между обломками припорошенных снегом камне, Тынэн бежал, не ощущая ничего, кроме бешенного стука своего сердца. Незнамо как, он выбрался из ущелья Катгыргына и после долгого блуждания по тундре остановился недалеко от бычачевидного шатра родного стойбища. Еще издали охотник увидел свою жену, красавицу Тыгрэну, которая выколачивала полог у стоящей особняком яранги, бездумно он бросился к ней.
Тыгрэна подняла глаза, неожиданно для Тынэна схватила первое, что попалось ей под руку, и запустила в него. Тынэн увернулся и, сделав круг, побежал обратно в тундру.
Тыгрэна не узнала его. Да и как можно было узнать, если охотник Тынэн, по желанию Умки-медведя, потерял свой человеческий облик и превратился в зайца?
Тынэн вспомнил о всемогущем шамане ирка-ляуле Катгыргыне, ведь только он мог помочь ему, и побрел в надежде найти знакомое ущелье. День уже клонился к вечеру, а Тынэн все шел и шел, неуклюже подтягивая задние лапы к передним. На одном из снежных склонов он заметил проталину с зеленеющим на ней ягелм и прыжками отправился к нему, так как желудок уже напоминал о себе, требуя наполнения. Не успел Тынэн прикоснуться к пище, как услышал слова, вихрем пронзившие его мозг:

– Я – ягель. Ты – тюлень!
Деревянной колодой Тынэн покатился вниз, цепляясь за снег руками-ластами. Вода ему была необходима для жизни. Взглянув на звезды, он медленно пополз в сторону моря, хотя и понимал, что силы могут оставить его на пол дороги. Море появилось на горизонте намного раньше, чем ему полагалось, но Тынэн оставил это факт без особого внимания. Слишком уж много всего приключилось за последнее время, так что существенное изменение расстояния, на фоне этого, выглядело просто пустяком. Тынэн только поблагодарил создателя Тенантумгина и удвоил усилия. Очутившись в воде, он какое-то время просто отдыхал, наслаждаясь спокойствием и ни о чем не думая. Вдруг под самым его носом мелькнула сайка и ушла на глубину. Тынэн, повинуясь какому-то неведомому устремлению, нырнул за ней и только хотел схватить, как рыбка выпалила заклинательную фразу:

– Я – сайка. Ты – волк!
Тынэн понял, что если он сейчас ничего не предпримет, то непременно утонет и стал неистово бить лапами по воде, пытаясь удержаться на поверхности. Доплыв таким образом до мелководья, он вылез на берег. Мороз тут же сковал волчью шкуру ледяным панцирем. Тынэн заскрежетал зубами от боли и, чтобы хоть как-то согреться, принялся бесцельно метаться по берегу. Натолкнувшись но лисьи следы, он бросился по ним скорее просто так, чем из желания кого-то догнать. Он все меньше и меньше чувствовал себя человеком, приобретая с каждым новым перевоплощением чисто звериные качества. Лисица появилась на его дороге совершенно внезапно и, преградив дорогу, ощерила пасть, показывая свои белые клыки. Тынэн последовал ее примеру. Слипшаяся в сосульки шерсть на его спине поднялась дыбом. Лисица зашипела и, недобро сверкнув глазами, выпалила уже известную формулировку:

– Я – лисица. Ты – кайра!
Вслед за этим она прыгнула на Тынэна, выставив вперед острые как ножи, когти, но он, взмахнув крыльями, успел подняться в воздух.
Совершенно измученный последними событиями Тынэн летел над гладью моря, высматривая хоть какую-нибудь живность, которой можно было бы утолить голод, мучающий его еще со времен превращения в зайца. В поле его зрения попала качающаяся на поверхности медуза. Тынэн камнем метнулся вниз и, услышав: «Я – медуза. Ты – олень!», упал в воду и пошел на дно.
Ломая копытами непрочный прибрежный лед и подминая его под себя грудной клеткой, Тынэн с трудом прокладывал себе путь. Когда его ноги наконец-то нащупали твердую почву, силы Тынэна были практически на исходе. Тяжело дыша и фыркая носом от попавшей влаги, Тынэн уныло брел по снегу, оставляя позади себя нечеткую вереницу следов, которая для всех хищников тундры могла означать только одно – животное вот-вот должно умереть. Но Тынэн не думал о волках. Он вообще ни о чем не думал. Ему было все равно. Даже чувство голода оставило его.
Когда Тынэн в очередной раз увидел источник пищи – одинокую березу, корой которой можно было бы насытиться, он лишь взглянул на нее и хотел было пройти мимо, но раздавшиеся слова действием отозвались в нем самом:

– Я – береза. Ты – человек!
Привычный ранее поток мыслей заполнил разум Тынэна. Охотник зажмурился и, обхватив голову руками, упал на колени. Словно какой-то вихрь закружил сознание, дробя его на маленькие кусочки и собирая вновь во что-то новое – мистическое и непознаваемое. На мгновение Тынэну показалось, что он познал сущность Тенантумгина и Владычиц Верхнего Мира. Но это озарение было столь мимолетно, что даже память а нем сохранялась с трудом. Затем наступила полная всепоглощающая темнота.
Неимоверным усилием воли Тынэн поднял тяжелые веки. Перед ним, все так же скрестив ноги, сидел Катгыргын в нарядном меховом кэркэре. Охотник посмотрел вокруг. Он, совершенно голый, сидел в своей собственной яранге. Подле него лежала разбитая чаша остатками монялы.

– Итак, ты вернулся, – выдержав паузу, изрек Катгыргын. – Очень хорошо. Ты многому научился для первого раза.
Тынэн провел вспотевшей ладонью по лбу, все еще плохо понимая происходящее.

– Ты многому научился, Тынэн, – утвердительно повторил перевоплощенный шаман. – Встретился со всеми моими духами-помощниками, победил последнего... Это была хорошая битва.

– Ко, не знаю, – неуверенно пробормотал Тынэн.

– Ты сбил его с толку, проследовав мимо, и он сгоряча превратил тебя обратно в человека, хотя человек для него не менее опасен, чем олень. К примеру, ты мог срубить березу и сделать из нее хорошую беговую нарту.
Катгыргын помедлил.

– Но главное, что ты сделал, – это приобрел своего духа-помощника.

– Своего? – тупо переспросил Тынэн.

– Да. Твой дух, который даст тебе в дальнейшем силу шамана, – тюлень. Это хорошее животное. Сильное животное. Почитай его, как родного брата и люби как собственную жену.
Тынэн закрутил головой в поисках Тыгрэны и, не найдя ее поблизости, нахмурил брови:

– Что ты сделал с моей женой, Катгыргын?!
Шаман рассмеялся звонким девичьим смехом и снял с себя рогатый шлем, бахрома которого до этого момента скрывала его лицо. Глаза Тынэна открылись настолько широко, что стали похожи на рачьи. Под маской шамана скывалось прекрасное лищо его жены, Тыгрэны.

– Да, это все я, – Тыгрэна-Катгыргын кокетливо потеребила привязанный к косе уйер.
А потом, напустив на себя озабоченное выражение, добавила:

– Ты, кажется, хотел есть?
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #26 : 05 Февраль 2009, 18:40:20 »

– У меня есть кровный брат – Умка-медведь, – невозмутимо продолжал Катгыргын, загибая на удивление изящные пальцы. – Он – великий шаман своего народа. У меня есть девять духов помощников. У меня нет человека, – шаман развел руками. – Я слежу за тобой вот уже три года. Я был на нечистом стойбище тогда. Я смотрел на тебя... Ты будешь моим человеком. Я буду тебя учить.
это кусочек из этой легенды, которая совершенно случайно ко мне попала :)
фраза, ты будешь моим человеком. Я буду тебя учить....
такое странное ощущение, что эта легенда и не случайно попалась мне, нам, сюда...
и вот :)
Записан

Шелтопорог

  • Путешественник
  • *****
  • Согласие +10224/-22
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 26 217
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 44908
  • - Вас поблагодарили: 108424
  • Живые ритмы Пространства...
    • Проза ру
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #27 : 05 Февраль 2009, 20:57:48 »

– Я – человек и не человек. Я – зверь, я – птица, я – рыба, я – трава. Я – мужчина и женщина. Я – Катгыргын – шаман ирка-ляуль, – с расстановкой выговорил хозяин и посмотрел на Тынэна сквозь бахрому.
От этих слов охотника бросило в жар.
  А меня в холод... И совсем не потому, что у Шамана мы встречаем "Я и медведь  я и ворон".
   Охотника бросило в жар потому, что ОН ЗНАЛ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ.
    И СЛОВА ПРОНИКЛИ ТУДА, ГДЕ БЫЛО ЗНАНИЕ ОБ ЭТОМ. 

  Мне оч хорошо понятно о чем речь.  С того времени, когда я был лесом, я знаю, што в  том лесу, которым я был, рассыпано знание обо всем. И о том, что мы и звери и птицы, и деревья...  но не грибы.  Качнуться,  прорваццо в этот лес которым я был, што бы возвратить  утраченое, ощущается  -жутко просто.  Нинадо ни какого бреда про точки сборки,  сталкинги, летунов и прочую ерунду...  Оно все рядом. Только какая-то
завислость  на глупых словах укутала паутиной  связала, спутала  и нет ни чего живого.  Одни мертвые этикетки.   
– тюлень. Это хорошее животное. Сильное животное. Почитай его, как родного брата и люби как собственную жену.
  Много всякой инфы ходило про тотемных животных. Многго всякой ерунды.  Не сакрально это. И не мистически. Просто, животные нам ближе чем стихии, и они ближе к стихиям. И они как медиатр-посредник. Связующее звено. Настройщик.   Если есть " Я – зверь, я – птица, я – рыба, я – трава. Я – мужчина и женщина. Я – Катгыргын – шаман ирка-ляуль", "я и ворон, я и медведь"...  то Вы не услышите "Я и ветер, я и вода, Земля и Огонь".  У животных  и особенно растений, связь с Землей неизмеримо силнее чем у людей.  А без этой связи - мы посмешище. Жалобное и ублюдочное.  "Воины". 
   Так может, не все так просто в этом окружающем нас живом Пространстве?
Записан
Если Вы услышали знакомые слова, то это вовсе не значит, что Вы  УЖЕ поняли о чем речь ))

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #28 : 11 Февраль 2009, 17:22:04 »

-Итак, ты вернулся, – выдержав паузу, изрек Катгыргын. – Очень хорошо. Ты многому научился для первого раза.
Тынэн провел вспотевшей ладонью по лбу, все еще плохо понимая происходящее.
– Ты многому научился, Тынэн, – утвердительно повторил перевоплощенный шаман. – Встретился со всеми моими духами-помощниками, победил последнего... Это была хорошая битва.
– Ко, не знаю, – неуверенно пробормотал Тынэн.
– Ты сбил его с толку, проследовав мимо, и он сгоряча превратил тебя обратно в человека, хотя человек для него не менее опасен, чем олень. К примеру, ты мог срубить березу и сделать из нее хорошую беговую нарту.
Катгыргын помедлил.
– Но главное, что ты сделал, – это приобрел своего духа-помощника.
– Своего? – тупо переспросил Тынэн.
– Да. Твой дух, который даст тебе в дальнейшем силу шамана, – тюлень. Это хорошее животное. Сильное животное. Почитай его, как родного брата и люби как собственную жену.

охотник совершал правильные действия, эффективно действовал,именно поэтому он и вернулся, мог и умереть!
обучение, в котором ты учишься, непостредственно, в живую, проживая жизнь, момент, а не говоря о нем :)
удивительная легенда!
перечитала, сам процесс обучения, представлен здесь немного не так, как привыкли - сначала слова, а потом действия. тут и слов никаких нету.
 
Записан

ШаняАвтор темы

  • Хранитель Леса
  • *****
  • Согласие +10222/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 31 273
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 94764
  • - Вас поблагодарили: 141528
Re: Предания, сказки, мифы, легенды и...
« Ответ #29 : 19 Февраль 2009, 14:07:36 »

ИСТОРИЯ С ДАЛЬНЕЙ ДОРОГОЙ,
СО ЗНАКОМЫМ ХОЛМОМ И
КУЗНЕЧИКОМ
Это история о Коте, вернее о КОТЕ-КОТОРЫЙ-НЕ-УМЕЛ-МУРЛЫКАТЬ.

У него был довольно приятный голос и неплохой слух, и мяукал он не хуже других. Он умел пускать голубые искры и никогда не забывал вовремя говорить “спасибо” и “пожалуйста” (по-кошачьи, конечно). А вот мурлыкать не умел.

Он ловко закатывал под шкаф карандаши, в свободное время прогуливался по крышам и, если было нужно, лазил по деревьям. У него были хорошие манеры, и, если его приглашали на обед в культурный дом, он всегда прилично вел себя под столом. Он умел почти все. Но не умел мурлыкать.

Когда он был котенком, мама и папа учили его ловить солнечных зайчиков, кушать то, что дают, и умываться без напоминаний. Они учили его показывать когти и прятать их обратно в мягкие подушечки на лапках, неслышно ступать, по-взрослому выгибать спину и молчать, когда говорят старшие. Они учили его всему, что нужно котенку, чтобы стать взрослым котом. Он даже научился читать и писать (по-кошачьи, конечно), когда был еще совсем маленьким, и мама с папой им очень гордились.

Но он был до того занят тем, что учился катать карандаши, ловить солнечных зайчиков, пускать искры, неслышно ступать, прогуливаться по крышам, лазить по деревьям, умываться, вовремя молчать, к месту приятно мяукать, выгибать спину, показывать когти и прятать их обратно, прилично вести себя под стулом и говорить “спасибо” и “пожалуйста” (по-кошачьи, конечно), — он был до того занят всем этим, что так и не научился мурлыкать.

Вот почему из него получился КОТ-КОТОРЫЙ-НЕ-УМЕЛ-МУРЛЫКАТЬ. Но сам он считал себя вполне образованным и был уверен, что у него все в порядке. Поэтому он очень удивлялся, когда время от времени ему начинало казаться, будто что-то с ним все-таки НЕ СОВСЕМ ТАК. Он очень удивлялся и огорчался, и даже сильно расстраивался, и ему делалось грустно.

— Нужно заняться серьезными делами, — подумал он однажды. —

Отправлюсь-ка я путешествовать.

Так он решил и вышел из дому. Мама с папой сказали ему “до свиданья” (по-кошачьи, конечно) и долго стояли на холме перед домом и смотрели вслед сыну. А он шагал один по длинной и теплой дороге и не оглядывался назад.

Он шел один через неведомые страны. Взбирался один на неизвестные горы. Плыл по незнакомым морям. Он даже открыл один необитаемый остров, назвал его своим именем и стал один на нем жить.

Может быть, за серьезными делами он так никогда больше и не вспомнил бы, что с ним что-то НЕ СОВСЕМ ТАК, если бы однажды не произошло вот что.

Он шел по острову, который сам открыл когда-то, и нечаянно — первый раз в жизни — остановился послушать, как поют птицы. Они пели: “Тюррр-тюррр”. И это было приятно.

Тогда он прислушался к шуршанию ветра в траве и пиликанью кузнечика. Ветер пел: “Шуррр-шуррр”. А кузнечик: “Тиррр-тиррр”. И эти песни ему тоже понравились.

Потом он услышал, как поскрипывает дерево и журчит ручей. “Скррр-скррр”, — пело дерево. “Журрр-журрр”, — пел ручей. И это звучало так приятно, что ему самому захотелось петь вместе с птицами, кузнечиком, деревом и ручьем.

“Муррр-муррр”, — подумал он. — Сейчас я спою: “Муррр-муррр”. Он стал поудобнее. Приподнял голову. Глубоко вздохнул. Широко открыл рот.

Но никакого “муррр-муррр” у него не получилось.

Он выдохнул. Стиснул зубы. Встопорщил усы. Выгнул спину дугой. Но — не спел ничего, похожего на “муррр-муррр”.

Тогда он расчесал усы. Чисто умылся. Пустил голубые искры. Показал и спрятал когти. Приятно мяукнул и сказал “спасибо” и “пожалуйста” (по-кошачьи, конечно).

Потом даже попытался зарычать — и у него получилось!

Но все это было НЕ СОВСЕМ ТО.

И тут он наконец понял, что же с ним все-таки НЕ СОВСЕМ ТАК!

Ни минуты не раздумывая, он закрыл остров, который сам открыл когда-то, и немедленно отправился в обратный путь.

Он снова плыл по чужим морям. Снова взбирался на чужие горы. Снова шел через чужие страны.

Он шел и думал о том, что скажет родителям (по-кошачьи, конечно):

— Мама! Папа! Все вокруг умеют петь. Почему вы не научили меня?

Но он забыл эти слова, когда через много дней узнал вдали знакомый холм. Он вообще забыл, что собирался что-то говорить, и побежал по мягкой теплой дороге к родному дому.

Мама и папа очень обрадовались. Целый вечер они сидели с сыном на крыше, слушали песню кузнечика и сами напевали что-то вроде “вернулся-верРнулся-веРРнулся”. И он так радовался их мурлыканью, которого никогда раньше не замечал, так радовался знакомому холму и кузнечику, который здесь пел гораздо приятнее, чем на необитаемом острове, — он так радовался всему этому, что сам не заметил, как тоже запел.

Сначала он пел про себя: “Мр-мр”.

Потом замурлыкал потихоньку вслух: “Мррр-мррр”.

А потом у него получилось громко и приятно:

— Муррр-муррр, муррр-муррр, муррр-муррр!

Так он и мурРРлычет с тех порРР — грРРомко и прРРиятно, — этот КОТ-КОТОРррЫЙ-ТЕПЕРррЬ-УМЕЕТ-ПРррЕКРррАСНО-МУРррЛЫКАТЬ. Только так!

М  У  Р  Р  Р  Р  Р  Р  Р   Р  Р,

что в данном случае означает (по-кошачьи, конечно)

конец:)
Записан
 

Страница сгенерирована за 1.076 секунд. Запросов: 58.